ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По бокам ворот стояли островерхие башенки с узкими бойницами и парапетом. На любого, кто подошел бы к воротом, сразу же хлынул бы дождь стрел, кипящее масло или камни, выпущенные из катапульт.
Заходящее солнце отбрасывало багровые отсветы на стены замка. Взглянув на запад, Эрик увидел, что оно исчезает в дыму пожаров над Равенсбургом и Волвертоном.
У ворот города вся дорога была запружена беженцами. Эрик провел коня мимо усталых солдат, пытающихся сладить с толпой, и прокричал:
— Как добраться до крепости?
Один из солдат обернулся через плечо и, увидев на мундире Эрика малинового орла и знаки различия, сказал:
— До центра города, а потом по Главной улице, капитан! Эрик вел коня сквозь толпу, распихивая горожан и злых, усталых солдат. Наконец он достиг древнего разводного моста, который пересекал ров, отделяющий цитадель от остальной части города. Солдаты перекрыли все ближайшие улицы на протяжении ста ярдов, чтобы путь к штабу принца был всегда свободен.
Эрик подошел к ближайшему стражнику:
— Скажите, это и есть прямой путь к западным воротам?
— Да, — ответил стражник. — Вдоль стены, а потом за угол.
Эрик вздохнул:
— Жаль, что у ворот мне никто не сказал об этом. — Он шагнул вперед, но стражник преградил ему путь копьем.
— Постой-ка. Куда это ты собрался?
— Мне нужно увидеть принца и генерала Грейлока, — устало сказал Эрик.
— И у вас, разумеется, есть соответствующий пропуск?
— Пропуск? — изумился Эрик. — Какой еще пропуск?
— Ваш офицер должен был выписать пропуск, если вы, конечно, не очередной дезертир, который хочет рассказать генералу захватывающую историю о том, как он, героически сражаясь, отстал от своих.
Эрик медленно поднял руку, взялся за копье и без особого усилия поднял его вверх, несмотря на все попытки стражника удержать пику. Стражник выпучил глаза от удивления, а Эрик сказал:
— Я сам офицер. Я понимаю, что выгляжу не лучшим образом, но я должен увидеть принца.
Заметив, что назревает стычка, к ним подошли другие солдата». Один из них крикнул:
— Эй, сержант!
Сержант в рыцарском плаще поверх лат, на котором был вышит герб Даркмура
— черный щит с красным вороном на ветке, — подъехав, спросил:
— Что тут у вас?
Солдат сказал:
— Этот малый желает видеть принца.
Сержант, суровый старый вояка, привыкший, что все его слушаются, рявкнул на Эрика:
— Кто ты такой, что вообразил, будто принц захочет тебя видеть?
Эрик оттолкнул копье и, сделав шаг вперед, встретился взглядом с сержантом:
— Эрик фон Даркмур, капитан особых войск принца!
Услышав это имя, несколько солдат отступили в сторону, а другие вопросительно посмотрели на сержанта. Старый вояка усмехнулся и сказал:
— Похоже, вы угодили в передрягу, капитан.
— Вы не ошиблись. А теперь — с дороги!
Сержант не мешкая шагнул в сторону. Проходя мимо него, Эрик бросил ему поводья со словами:
— Дайте моей лошади немного воды и накормите. Потом известите меня, куда вы ее поставили. Это хорошая лошадь, и я не хотел бы ее потерять.
Сержант взял поводья. Эрик пошел дальше и, не оглядываясь, добавил:
— Да, и когда появится мой сержант, пошлите его прямо мне. Узнать его нетрудно. Он высокий, похож на кешийца, темнокожий, и он оторвет вам голову, если вы доставите ему хотя бы половину тех хлопот, что доставили мне.
Эрик пересек мост и посмотрел на огни, горящие в окнах старинного замка. Замок Даркмур, основанный одним из его предков, был для Эрика неизвестной страной. Мальчиком он мечтал о том, что когда-нибудь отец пригласит его сюда, признает своим сыном и разрешит жить в замке. Потом мечты эти умерли, осталось лишь любопытство. В конце концов исчезло и оно. Теперь замок выглядел зловеще, и Эрик подумал, что ему не хотелось бы умереть в таком месте. Пройдя за ворота, он понял, что это ощущение возникает не столько из-за того, что сюда направляется могучая армия, сколько потому, что внутри его ждет женщина, которая жаждет увидеть его мертвым: Матильда фон Даркмур, вдова его отца и мать сводного брата Эрика.
С глубоким вздохом Эрик обернулся к капитану гвардейцев и сказал:
— Проведите меня к Грейлоку. Я — капитан фон Даркмур.
Не говоря ни слова, капитан отдал честь и ввел Эрика в дом его предков.
ГЛАВА 24. ДАРКМУР
Кэлис изучал камень.
Он был настолько поглощен этим, что едва заметил, как в большом зале появились четыре фигуры. Он взглянул на прислужников оракула и, поскольку они не выразили никакого беспокойства, решил, что опасности нет.
Потом Кэлис перевел взгляд на вошедших и увидел своего отца в белых с золотом доспехах, а рядом с ним — Накора, Шо Пи и человека, одетого в ризу ишапианских монахов. Кэлис с усилием оторвался от своего занятия и встал им навстречу.
— Отец, — сказал он, обнимая Томаса, а потом пожал руку Накору. Накор сказал:
— Это Доминик. Аббат из Сарта. Я подумал, что он может нам пригодиться.
Кэлис кивнул, а Томас спросил его:
— Ты, кажется, разглядывал камень, когда мы вошли?
— Я вижу в нем кое-что, отец, — ответил Кэлис.
— Нам надо поговорить, — сказал Томас и поглядел на остальных. — Но сначала я должен засвидетельствовать свое почтение.
Он подошел к громадной драконихе и нежно коснулся большой головы.
— Рад снова видеть тебя, старая подруга, — тихо сказал он и повернулся к старшему прислужнику:
— Как она?
Старик слегка поклонился и сказал:
— Она грезит и в своих мечтах вновь переживает тысячу жизней, деля их с душой, которая займет это огромное тело после нее. — Он сделал знак, и к ним подошел стройный юноша. — Как и я делюсь знаниями с тем, кто заменит меня.
Томас кивнул.
— Самая древняя из рас, мы вели вас от гибели к гибели.
— Есть риск, — сказал старик, — но есть и цель. Мы многое знаем.
Томас снова кивнул и вернулся к Кэлису.
Доминик смотрел мимо Томаса круглыми глазами.
— Никогда бы не поверил.
Накор засмеялся.
— Сколько бы я ни увидел, я никогда не считаю, что видел все. Вселенная то и дело подбрасывает нам сюрпризы.
— Как это вам удалось прибыть всем вместе? — спросил Кэлис.
— Долгая история, — сказал Накор и, достав цуранский шар для перемещения, добавил:
— Их осталось немного. Надо бы где-то раздобыть еще.
Кэлис улыбнулся.
— К сожалению, проход в Келеван находится в Стардоке, а Стардок теперь крепко держат кешийцы.
— Не так уж и крепко, — заметил Накор с усмешкой.
— Что ты имеешь в виду? — спросил Кэлис.
Накор пожал плечами.
— Пуг попросил меня что-нибудь придумать, вот я и придумал.
— Что? — спросил Томас.
— Расскажу, если мы выживем, и судьба Стардока будет иметь какое-то значение.
— Кэлис, — сказал Томас, — что ты подразумевал, говоря, что видишь в этом камне «кое-что»?
Кэлис с удивлением посмотрел на отца:
— А ты разве ничего не видишь?
Томас посмотрел на Камень Жизни; этот предмет был знаком ему больше, чем кому бы то ни было на Мидкемии. Отринув все посторонние мысли, он стал вглядываться в прохладную изумрудную поверхность и через мгновение уловил слабое мерцание внутри. Но это было все, что он почувствовал.
— Я не вижу никаких образов, — наконец сказал он.
— Они очень нечетки, — сказал Кэлис. — Но я видел их с самого начала.
— Что именно? — спросил Накор.
— Это трудно описать словами, — ответил Кэлис, — но, по-моему, я видел истинную историю этого мира.
Накор сел на пол.
— Ух ты, как интересно! Пожалуйста, расскажи мне, что ты увидел.
Кэлис сел и задумался, словно пытаясь собраться с мыслями, и тут откуда ни возьмись появились Миранда и Пуг.
Томас приветствовал старого друга и Миранду, а потом предложил им сесть.
— Что тут у вас? — поинтересовался Пуг.
— Кэлис собирается рассказать нам о том, что он видит в Камне Жизни, — ответил Томас.
Кэлис поглядел на Миранду и Пуга и, выдержав его пристальный взгляд, улыбнулся.
— Рад снова видеть вас обоих.
Миранда улыбнулась в ответ.
— Мы тебя тоже.
— Я должен рассказать вам о Камне Жизни.
Накор повернулся к Шо Пи:
— Если все еще хочешь носить мантию ученика, запоминай каждое слово.
— Да, учитель.
— Камень Жизни, — начал Кэлис, — это Мидкемия как она есть, отражение всей жизни, которая была до этого, есть сейчас или еще будет, с начала и до конца времени. — Все затихли, а Кэлис продолжал:
— Сначала не было ничего. Потом возникла вселенная. Пуг с моим отцом видели, как это происходило, я слышал эту историю. — Он улыбнулся отцу. — И не один раз. Когда вселенная возникла, она была разумна, но совсем не в том смысле, какой мы вкладываем в это слово, и мы не в состоянии представить себе эту разумность.
Накор усмехнулся:
— Это все равно что муравьи тащат добычу в муравейник, а над ними на вершине горы сидит дракон. Муравьи не в состоянии представить себе существование дракона.
— Да, но это не полная аналогия, — заметил Кэлис. — Этот разум больше, чем кто-то из нас или все мы вместе можем постичь. Он настолько обширен и так бесконечен… — Он помолчал. — Просто не знаю, что тут еще можно сказать. Мидкемия создавалась как средоточие основных сил природы, неразумных сил созидания и разрушения.
— Ратар и Митар, — кивнул Томас. — Два слепых бога Создания.
— Название не хуже, чем любое другое, — согласился Накор.
— Потом порядок вещей изменился, — продолжал Кэлис. — Возникло самосознание, и существа, которые прежде не осознавали собственных действий, получили цель. Именно мы называем богов, руководствуясь тем, что имеет смысл для нас, но на самом деле они — гораздо больше, чем наши определения. Устройство подобно драгоценному камню с многими гранями, и мы видим только одну, ту, которая отражает существование нашего мира.
— Но он же связан с другими мирами? — спросил Пуг.
— Безусловно, — мягко сказал Кэлис. — Со всеми мирами. Это одна из основных причин, почему все, что мы делаем здесь, сказывается на остальных мирах. Это извечная борьба между тем, что мы называем добром, и тем, что мы называем злом. Она существует в каждом уголке мироздания. — Он обвел взглядом всех, кто был в этой огромной пещере, и сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики