ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы готовим и обучаем специальные подразделения и хотели бы повысить нашу обороноспособность за счет огненного масла. Как вам, должно быть, известно, мы знаем, как его делать; это больше не тайна. Но у нас нет возможности производить его в достаточном объеме.
— Сколько вам нужно?
— Десять тысяч баррелей.
В глазах Вазариуса вновь промелькнула искра: сначала удивления, потом — алчности. Ру внимательно наблюдал за ним и вновь подумал, смог бы он победить этого человека за игорным столом.
ГЛАВА 4. ОТНОШЕНИЯ
Дэш смеялся.
Джимми сказал:
— И тогда я спросил: «Правда ли, что красные луковицы вырастить труднее, чем желтые?»
Оуэн Грейлок, рыцарь-капитан Западной армии принца, сказал:
— Ты едва не дошел до оскорбления, Джеймс.
Джимми улыбнулся:
— В тех странных краях то, что я сказал, было гораздо важнее того, что я имел в виду. — Он отпил из кружки. — При любых других обстоятельствах я мог бы увлечься этой девушкой, но ее презрение ко мне как иноземцу… сделало невозможной хотя бы мысль о романе.
Ру сказал:
— Ну, во всяком случае, ночью у тебя, похоже, не было никаких хлопот с молоденькой прислужницей.
Джимми улыбнулся:
— Я думал, что вы уже спали.
Ру покачал головой:
— И спал бы, если бы меня не разбудило ваше сопение. Я решил, что лучше и дальше притворяться спящим. Кроме того, когда я еще был солдатом, один из моих друзей не стеснялся заниматься любовью в палатке в двух шагах от меня.
— Он поглядел на Эрика.
Китти, которая стояла за спиной Ру, наполняя пивные кружки, многозначительно протянула: «О?» — и, отвернувшись, вышла.
Ру засмеялся, вслед за ним — остальные, а Эрик покраснел.
— Чего это она? — спросил Дункан Эйвери. — Что у вас с ней?
Эрик сказал:
— Насколько я знаю, ничего. — Он поглядел вслед удаляющейся Китти. — Во всяком случае, я думаю, что ничего.
— Думаешь? Ты еще и думаешь? — удивился Джедоу Шати. — Дружище, в таких делах не надо думать. Либо да, либо нет. Это настолько просто, что даже такому дремучему болвану, как ты, тут должно быть все ясно.
Эрик встал:
— Понимаю. Извините меня.
Джедоу засмеялся, увидев, как Эрик пытается догнать Китти. Сержант из Долины Грез сказал:
— Да, ребята, если этот мальчишка всегда такой тупой, когда дело касается баб, придется нам его убить — ради его же блага, чтоб не мучился.
Джимми поглядел на брата, и Дэш сказал:
— Я не знаю. Китти странная девушка. Я думаю, что она просто… хочет, чтобы было на кого опереться.
Ру сказал:
— Эрик ей подойдет.
Эрик подошел к стойке бара.
— Китти?
— Да, сержант-майор? — Голос Китти звучал неласково.
— Э… — Он снова покраснел. Она смотрела на него не мигая. — Я… мм…
— Да выплюнь ты это наконец, а то еще подавишься.
— Что ты хотела сказать тогда, за столом?
— За столом? — спросила она, и лицо ее приняло скептическое выражение. — Когда?
— Когда сказала «О».
— Ничего. Только то, что сказала, — «О».
Эрик внезапно понял, что из него делают дурака, и почувствовал, как кровь приливает к щекам.
— Ты играешь со мной.
Она облокотилась на стойку и легонько погладила его по щеке.
— Это так несложно.
— Что все это значит? — спросил Эрик, окончательно теряя всякое чувство юмора. — Ты что, с ума по мне сходишь?
Она вздохнула.
— Я просто схожу с ума по всем мужикам.
Эрик сказал:
— В таком случае займись кем-нибудь другим.
Глаза Китти превратились в две узенькие щелочки.
— Слишком уж ты чувствительный для человека, который перебил кучу народу и не стеснялся утюжить шлюх в присутствии своего дружка.
Эрик вдруг разволновался. Слова этой девушки почему-то его задели.
— Чего тебе от меня нужно? — раздраженно спросил он.
Китти некоторое время молча изучала его лицо, затем тихо сказала:
— Я не знаю.
Эрик смотрел на нее. Факел отразил слабый блеск влаги на верхней губе у девушки. Несмотря на вечернюю прохладу, ей было жарко.
Помолчав, Китти спросила:
— Чего ты хочешь?
Эрик покачал головой.
— Я даже не знаю, но я… но мне не понравилось то, что я почувствовал, когда ты…
— Сказала «О»? — закончила за него Китти.
Это прозвучало так глупо, что Эрик не удержался от. смеха.
— Да, признаться, именно это я и хотел сказать.
— Пойдем со мной, — сказала Китти. Она жестом дала понять одной из девушек, что уходит, и провела Эрика через кухню, мимо повара и его помощников, сквозь заднюю дверь во внутренний дворик трактира.
На мгновение Эрик испытал странное чувство, словно бывал здесь раньше. Но дело было в том, что он сам вырос на таком же дворе позади трактира, с конюшней, сараем, колодцем и сеновалом. У колодца стояла деревянная скамья для тех, кому трудно было дотянуться до ковша, и Китти, присев на краешек, поманила Эрика сесть рядышком.
— На задворках так тихо, — сказал Эрик.
Китти пожала плечами.
— Никогда не замечала. Я обычно слишком занята.
Эрик сел, и Китти притянула его к себе и поцеловала. Сначала он замер, но через миг опомнился и вернул ей поцелуй. Потом Китти выпрямилась и долго молчала, глядя на него. Наконец она сказала:
— Я никогда раньше этого не делала.
— Не целовалась? — удивленно спросил Эрик.
— Я воровка, но не шлюха, — сказала она. — Меня насиловали, а некоторые пытались обслюнявить мои губы, но я никогда до этой минуты никого не целовала.
Эрик открыл было рот, да так и застыл, не зная, что сказать.
— А как же Бобби? — спросил он наконец.
Она пожала плечами.
— А что Бобби?
— Да нет, просто я думал… — Он замялся. — Ну, мы просто считали, что у вас с ним…
Она опустила глаза:
— Я бы не стала возражать, если бы он захотел. Он всегда хорошо ко мне относился. Пожалуй, даже лучше, чем я того заслуживаю. То есть он, конечно, обращался со мной грубо той ночью, когда вы меня поймали, грозился меня повесить и все такое, но потом все время старался меня рассмешить. И следил, чтобы никто меня не обижал. — Она указала на заднюю половину трактира. — Я должна была следить, чтобы сюда не заявились Мошенники или еще кто-нибудь из этой братии, но вообще теперь я просто буфетчица. Это не так уж плохо, по крайней мере я не окажусь на панели.
Она потупилась.
— Я легла бы в постель с Бобби, потому что он был добр ко мне, но он не любил меня, а я не любила его. Этого не было. — Она посмотрела на Эрика. — Я не думаю, что он вообще кого-нибудь любил, разве что капитана Кэлиса.
— Бобби был ему предан.
— Я сначала подумала, что он один из тех мужчин, которые любят других мужчин. — Она выставила перед собой ладонь, словно предупреждая его вопрос.
— Нет, мне-то было совершенно все равно. Я не последовательница Сунг Чистой, но ты ведь сам спросил про Бобби. Но потом я услышала, что он регулярно заходил в «Белое Крыло», и поняла, что он сам для себя решил забавляться только с теми, кто… — Она не могла подобрать слово.
— Ничего для него не значит? — подсказал Эрик.
— Ага, — согласилась она. — Вот именно. Как будто если бы он занялся любовью со мной или кем-то еще, но не со шлюхой, это могло… ну ты понимаешь, как-то повлиять…
Эрик кивнул, чтобы показать, что он понял.
Она вздохнула:
— Бобби постоянно шутил, и мне всегда было с ним весело. Сначала я его боялась, потому что он сказал, что убьет меня, если я предам принца или герцога, и по его глазам я поняла, что это не пустые угрозы. Но через некоторое время, когда все здесь стали хорошо ко мне относиться, ну, в общем, я перестала его бояться.
Мне больше некуда пойти, так что, нравится мне или нет, но это — мой дом.
— Она некоторое время молча смотрела на «Разбитый щит». — Здесь не так уж плохо. Я знаю, что надвигается что-то страшное. Невозможно, работая здесь, не замечать таких вещей. Раз солдаты не хвастаются своими подвигами, значит, они что-то скрывают. Значит, приближается что-то страшное. Я не знаю что, да и знать, честно говоря, не жажду. — Она замолчала и посмотрела на бледную луну.
Внезапно она повернулась и заглянула в глаза Эрику.
— После того как Бобби умер, ты стал тем человеком, который лучше всех ко мне относится. Мужчины иногда говорят обо мне с другими девочками, но я не придаю этому значения. Ну, в общем, ты всегда был очень добр ко мне.
Эрик пожал плечами.
— Я просто знаю, каково тебе пришлось.
— Ты не можешь знать, что значит жить на улице.
Он ничего не сказал, просто наблюдал за ней в мерцающем свете факела.
Она продолжала:
— Маленькие девочки думают только о том, как бы стать проститутками. В некоторых местах маленьким девочкам платят неплохие деньги. — Она обхватила себя за плечи. — Моя мать была шлюхой, это правда. Никто не знает, кто мой отец. Моя мама выгнала меня, когда мне было шесть лет. Я думаю, что она пыталась меня спасти. Ее сутенер как-то странно на меня поглядывал.
Я стала жить в канализационных трубах у человека, которого звали Дэниалс. Там меня накормили и сказали, что будут обо мне заботиться, если я буду делать то, что мне прикажут. Там были и другие дети. Казалось, что им не так уж плохо живется. Они были грязные, как черти, зато все были сыты. Я просила милостыню и научилась самым лучшим трюкам. Я могла расплакаться, как будто я потерялась, и если какой-нибудь прохожий останавливался, чтобы выяснить, что случилось, кто-нибудь из наших незаметно срезал с него кошелек. А через некоторое время я стала держателем.
— Держателем? — спросил Эрик.
— Кошелечник — он на виду, он становится под городскими часами, на нем должно быть как можно меньше лишнего, а главное, ничего чужого. Поэтому большинство Мошенников работает командами. Кошелечник при первой же возможности передает добычу держателю, тот вручает ее хранителю, который относит все это добро к Мамане.
— К Мамане?
— Так у Мошенников называется место, где мы живем… жили.
— А…
Она продолжала:
— В общем, через некоторое время меня разыскала мать. Она сказала мне, что у меня есть сестра, шлюха. Это была Бетси.
— И ты ее нашла?
— Да, и мы славно зажили вместе. Ей не нравилось, что я промышляю воровством, я тоже не была в восторге от ее ремесла, но мы с ней ладили.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики