науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Господа, обезьяна заработала свой банан. Тест завершен. КИ -
ничтожен. Теперь я требую бесценную награду.
И тут же прочитал в ответ:
- Пожалуйста, верните бумаги и поднос в нишу.
- А если нет?
- Вас усыпят и заберут их, пока вы будете без сознания. В этом случае
советуем принять удобную позу.
- Бандюги! - напечатал Авери.
Он поставил чашку обратно на поднос, из мальчишеской шалости скомкал
бумаги и засунул и то, и другое в нишу. Панель закрылась.
Затем он уселся на кровать и стал ждать, когда что-нибудь произойдет.
Десять минут - и ничего.
И вдруг почти мгновенно одна из стен камеры исчезла. За ней оказалась
другая камера - точь-в-точь такая же, как и эта. С одним-единственным
отличием.
В ней находилась женщина.

4
Она была блондинкой лет двадцати пяти. Во всяком случае, подумал
Авери, она выглядит так, что ей можно дать лет двадцать пять. Ее открытое
лицо могло с равным успехом принадлежать и рано повзрослевшей
девочке-подростку, и моложавой женщине лет сорока.
На ней была красная шелковая рубашка и черные слаксы... и вдоволь
косметики. Авери печально отметил, что две верхние пуговицы у него на
рубашке расстегнуты (галстук он надевал только в случае крайней
необходимости), а его брюки яснее ясного говорят, что в них спали.
Все это вихрем пронеслось у него в голове - все эти глупые,
несущественные детали... за какие-то несколько секунд, пока не рухнула
стена удивленного молчания и неподвижности.
Она пришла в себя раньше, чем он, и заговорила первой.
Она бросилась к нему, словно репетировала это движение целый месяц.
- Слава Богу! Слава Богу! Я не знаю, кто вы и почему вы здесь... Но
во всяком случае, вы - человек. Мне начинало казаться, будто я больше
никогда в жизни не увижу человеческого лица!..
И она разрыдалась. Авери сам не понял, как это произошло. Но уже
через секунду он нежно обнимал женщину за плечи, а она крепко прижималась
к его груди.
Все было настолько невероятно, что очень походило на сон.
- Все в порядке, - услышал он свой собственный голос. - Все в
порядке... - а затем, как последний идиот: - Мы же еще живы...
- Черт! - женщина, наконец, оторвалась от его груди, - я испорчу мой
грим. Кстати, как тебя зовут?
- Ричард Авери. А тебя?
- Ты что, никогда не смотришь телевизор? - и она криво усмехнулась. -
Какая глупость. Здесь, разумеется, нет телевизора.
И туг Авери осенило.
- Порой, - сказал он, - я просиживал перед телевизором все свободное
время. Единственная передача, которую я упорно избегал - тот бесконечный
сериал о больнице. Ты, разумеется, Барбара Майлз.
- Собственной персоной, - кивнула она.
- Совсем не обязательно, - улыбнулся Авери. - У меня есть теория,
согласно которой все это мне только снится.
- Значит, кошмар взаимен, - отвечала она. - Но ради всего святого,
что все это значит?
- Понятия не имею. Ты, случайно, не знаешь, как мы сюда попался?
Она покачала головой.
- Последнее, что я помню - проклятый алмаз. Я еще подумала, что он
мог выпасть из чьего-то кольца... хотя, Бог свидетель, для алмаза он был
слишком велик. Я помню, как наклонилась и протянула к нему руку. Дальше -
только темнота.
Услышав ее слова, Авери так и подскочил. Он тут же вспомнил о
кристалле. Тот так и стоял у него перед глазами: холодный, блестящий,
ослепительно яркий.
- Ты только не молчи, - нервно сказала Барбара. - Я ничего не
выдумала.
Она глядела на него с волнением и тревогой. Да, кошмар действительно
был взаимным.
- Этот алмаз, - сказал Авери, - ты видела его, случайно, не в парке
Кенсингтона?
- Скорее, в Гайд Парке, - изумленно воскликнула она. - Но как ты
догадался?
- Граница между Гайд-Парком и Парком Кенсингтона достаточно условна,
- пожал плечами Авери. - Мой кристалл... не алмаз, как мне кажется, а
просто кристалл, находился в Парке Кенсингтона.
Молча они обдумывали последствия своего открытия... но так ни к чему
и не пришли.
- У тебя не найдется закурить? - наконец спросила она.
Авери предложил ей сигарету. Взял одну и себе.
- Как ты сказал, тебя зовутся - женщина глубоко затянулась. - Видишь,
в каком я состоянии. Даже имя не могу запомнить.
- Ричард Авери.
- Рада познакомиться, - и она истерично рассмеялась. - Добро
пожаловать в наш клуб.
- Я очень рад с тобой познакомиться, - серьезно ответил Авери. - А то
я уже начал опасаться, что в этом клубе всего один член.
- Скажи мое имя, - попросила она. - Пожалуйста.
- Барбара.
- Еще раз.
- Барбара.
- Звучит не так уж плохо... - она тяжело вздохнула. - Извини. Ты,
наверно, думаешь, я совсем свихнулась. Может, оно и так. Поначалу... в
общем, до того, как эта стена исчезла, мне казалось, будто это вовсе не
я... Еще раз извини. Я говорю глупости, правда?
- Я прекрасно тебя понимаю.
- Честно говоря, - призналась Барбара, - до встречи с тобой я и
впрямь сомневалась, что все это на самом деле. А потом я почему-то
сомневаться перестала...
И тут Авери в голову пришла новая мысль.
- Прежде, чем мы начнем утешать друг друга, - сказал он, - нет, я
ничего такого в виду не имею, - поспешил добавить он, - нам следовало бы
обменяться информацией... ну, какой есть. Бог знает, когда эти бандюги
решат вернуть стену на место... или устроят еще какую-нибудь пакость.
Может, нам осталось всего десять минут, а может, весь день... во всяком
случае, несколько часов. Не будем терять времени.
- Мне нечего рассказать вам, сержант, - усмехнулась Барбара. - Разве
только, что теперь я чувствую себя значительно лучше.
- Ты видела кого-нибудь из них?
- Из кого из них? Из спятивших ученых?
- Это твоя теория?
- Ничем не хуже любой другой... Нет, ни черта я не видела... По
правде сказать, - неуверенно добавила она, - мне казалось, будто за мной
наблюдают. В общем, окончательно одурев от тоски и неизвестности, я
разделась и улеглась в кровать в классической позе жертвы насилия, - она
хихикнула. - И ничего не произошло. То ли на самом деле за мной не
наблюдали, то ли их это не интересует. Или и то, и другое... Мне кажется,
я все-таки схожу с ума.
Усилием воли Авери отогнал возникшую перед его мысленным взором
весьма соблазнительную картину.
- Ты случайно не знаешь, сколько времени мы здесь провели? - просил
он.
- Ну, на этот-то вопрос ответить легко. - Барбара посмотрела на часы.
- Почти сорок восемь часов. За временем-то я слежу... на случай, если мне
придет в голову, что я тут уже несколько лет.
- Когда ты проснулась, у тебя было что-нибудь с собой? Какие-нибудь
личные вещи?
- Нет. Но в сундуке под кроватью я обнаружила целую кучу всякого
барахла. Не знаю уж, как они ухитрились его раздобыть: я снимаю... точнее,
снимала квартиру еще с тремя девушками.
- Ты, как я полагаю, разговаривала с нашими тюремщиками, используя
пишущую машинку?
- Сейчас я только ругаюсь, - Барбара усмехнулась. - Я пытаюсь
выяснить, что случится, если я буду вести себя не так, как подобает
даме... Между прочим, они заставили меня отвечать на чертову пропасть
всяких вопросов. Обещали вознаграждение. Ты, похоже, - она снова
усмехнулась, - оно и есть.
- Пока что, - констатировал Авери, - все, как у меня. За исключением
того, что я все-таки потерял счет времени.
- Ну и что же мы в итоге узнали?
Он пожал плечами.
- Пока ничего нового. Кроме того, что нас двое.
- Если подумать, - серьезно сказала Барбара, - то это уже не мало.
В этот момент машинка, стоявшая около кровати Авери, пробудилась к
жизни. Ричард и Барбара склонились над появившимся сообщением.
- Через десять минут вам придется разойтись по своим комнатам.
- Черт побери! - взорвалась Барбара.
- Мы бы хотели остаться вместе, - набрал Авери.
Ответ не заставил себя ждать.
- Вы разлучаетесь ненадолго. Если, конечно, со всевозможной
аккуратностью ответите на следующую серию вопросов.
- Но мы вовсе не хотим разлучаться. И не желаем отвечать ни на какие
вопросы.
- Без комментариев. У вас осталось девять минут.
- Дай-ка я, - сказала Барбара, - сейчас я им...
- Пошли вы в задницу, - набрала она.
Это Авери понравилось. Ему вообще все больше и больше нравилась эта
женщина. "Интересно, - подумал он, - что-то ответит эта глупая машинка?"
Но машинка хранила гордое молчание.
- Ну вот, - разозлилась Барбара, - свихнувшимся ученым снова хочется
нами поиграть.
Авери улыбнулся.
- Вопрос в том, как себя вести. Стоим на задних лапках, как
дрессированные собачки, или посылаем их к черту?
- Пожалуйста, не называй меня собакой. Скорее уж я обычная, или
телевизионная сука... Черт побери, ты же мужчина. Тебе и решать. Мужчины
для этого и нужны... ну и, конечно, еще кое для чего.
- Ты, похоже, не сторонница эмансипации в этом вопросе?
- Я не сторонница эмансипации в любом вопросе, - твердо ответила
Барбара. - Обычно мне удается добиться своего без всякого шума о равных
правах.
Авери задумался.
- Тогда мы не станем искать легких путей, - решил он. - Посмотрим,
что получится. А пока давай помозгуем... может, до чего и додумаемся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики