науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На
вершине скалы замерла Барбара с колом от палатки в руках. У подножия
скалы, словно куча старого тряпья, лежал Том. Второй золотой мужчина
отступил на несколько шагов. На его лице застыло удивленное выражение. Он
явно не верил своим глазам.
И вдруг все вновь пришло в движение. Мужчина настороженно начал
отступать в сторону женщины, чьи стоны внезапно заглушил пронзительный
визг Мэри и вдохновенная ругань Тома. Барбара с мрачным видом все так же
держала свой кол, и лишь мужчина у ног Авери не шевелился.
Авери подошел к Тому. Но тот, несмотря на падение с десятифутовой
высоты и незажившую рану в плече, уже поднимался на ноги.
- Ты видел этот бросок? - прохрипел он.
- Том, ради Бога! Ты цел?
- Ко всем чертям! Разумеется, нет. У меня все еще есть дырка в плече,
в которую можно засунуть сигару. Об этом мы поплачем чуть позже... Ты
видел мой бросок, Ричард? Я врезал этому типу прямо в самую серединку! И
сам свалился за борт, но это того стоило.
Он попытался встать на левую ногу и с внезапным криком снова сел на
землю.
- Теперь, похоже, я себе еще что-то повредил, - сказал он. - Посмотри
на них, Ричард. Посмотри на эту расу господ.
Мэри и Барбара что-то кричали, но Том явно их не слышал.
Золотые люди, те двое, что еще остались в живых, обратились в
бегство. Мужчина почти тащил на себе женщину. Они хромали по берегу,
каждую секунду ожидая погони, надеясь, что успеют добраться до
сомнительного убежища лесной чащи.
Авери вздохнул.
- Ты полагаешь, я должен...
- Нет, - покачал головой Том, великодушный в своей победе. - Пусть
себе идут. У них, бедняг, теперь свои проблемы... Мне почему-то кажется,
что они не вернутся. Их гордость и так преизрядно пострадала... Знаешь,
Ричард, - он пошевелил ногой и поморщился от боли, - все это и в самом
деле начинает походить на игру - конец света, и конец партии.

26
Во всем мире была только тьма..
Тьма, и ничего кроме тьмы, и страшное, бесконечное великолепие звезд.
Он подплыл к солнцу, и солнце родило планеты. Одна из них была белой
от облаков, голубой и зеленой от океанов, красной, и коричневой, и желтой
от островов.
- Это дом, - прозвучал голос. - Это сад. Это мир, в котором вы будете
жить, и вырастете, и узнаете, и поймете. Здесь вы откроете для себя
многое, но, конечно, не все. Это место, где есть жизнь. Оно принадлежит
вам.
Голос казался ласковым, но он эхом отдавался в продуваемых всеми
ветрами коридорах столетий. Его шепот, был как гром... И этот гром до
основания потряс его спящий разум.
Сквозь звезды ему навстречу плыла Кристина. И звезды вокруг
превратились в осенние листья - красные, желтые, коричневые.
- Где бы ты ни был, - прошептала Кристина, - что бы ты ни делал,
милый мой, я часть тебя. Из нашей любви ты сумел создать нечто новое. Ты
заставил ее сиять. Ты дал ей свободу... Теперь она - твоя любовь. Обними
ее покрепче, обними нас обеих...
Он хотел что-то сказать, но не было слов. Кристина, далекая и
прекрасная, растаяла в темноте, словно снежинка на ладони, словно
умирающий светлячок....
Авери пошевелился, открыл глаза, посмотрел на безмятежно дремлющую
рядом с ним Барбару.
"Милая Барбара, - подумал он, - теплая, чудесная Барбара. Не
Кристина. Не больше, чем Кристина, и не меньше. И, как это ни странно,
даже не другая, чем Кристина. Просто некто, кого хочется сжать в
объятиях..."
Он коснулся ее лица. Он глядел на нее и знал, что всегда будет видеть
ее такой, словно в первый раз.
Затем он вспомнил золотых людей и Злитри. Он вспомнил битву и
мертвого мужчину, которого он в конце концов унес прочь и похоронил...
Память о перенесенных опасностях еще больше сближала их с Барбарой...
память об опасностях и печаль, которой невозможно поделиться.
Осторожно, чтобы не разбудить Барбару, Авери сел. "Ей нужен отдых, -
подумал он, - она так много всего перенесла... и сколько ей еще придется
перенести... а внутри нее пряталось крошечное, но растущее, словно
фруктовое зернышко, живое чудо.
Он сел, полной грудью вдохнув ароматный воздух; откинув полог
палатки, посмотрел на загадочный предрассветный мир. Ничто не напоминало о
вчерашнем сражении. Сгоревшую палатку (один из сундуков тоже здорово
обгорел) заменили на новую. Казалось, вчера и не было никакого
столкновения... Авери потянулся. Потом быстро оделся и вылез наружу.
Лагерь был таким же, как и всегда - маленькое, до боли родное и
знакомое место, его дом. Дом и убежище. Магический круг, полный жизни и
любви.
Кроме него, еще никто не встал, и Авери старался не шуметь. Тому и
Мэри несладко вчера пришлось. Авери от души надеялся, что им удастся как
следует отдохнуть.
Стоя на краю скалы, Авери глядел на свое крохотное королевство со
странным названием Лагерь Два, на остров, на море... Над горизонтом
показалось большое красное солнце. Чистое, безоблачное небо... Хороший
будет день... Еще один день непостижимого счастья жить на свете...
Гладкое, недвижимое море едва серебрилось в лучах восходящего солнца.
Авери посмотрел на берег. Он протер глаза и посмотрел еще раз.
Ничего не изменилось.
Она стояла там.
Она все еще стояла там.
На берегу рядом с водой, неподалеку от скалы стоял невысокий
пьедестал. А на нем - устройство, напоминающее компактную и удивительно
искусно сделанную пишущую машинку. В нее была заправлена бумага от
большого рулона.
Авери уже видел однажды такую машинку. Совсем в другом месте, в
другое время. Во сне. В ситуации, являвшей собой нечто большее, нежели
просто сон, и, однако, подчинявшейся той же непостижимой логике, что и
сновидения, с теми же невидимыми правилами игры.
Возбуждение пылало в нем подобно лесному пожару. Возбуждение и
напряженность одновременно. Он соскользнул вниз по лестнице. И тут пишущая
машинка, которая вовсе и не являлась пишущей машинкой, пробудилась к
жизни.
- Не волнуйтесь, - печатала она. - Эксперимент успешно завершен. Было
бы полезно, тем не менее, получить наблюдения его участников.
Авери почувствовал некоторое облегчение. За долгие месяцы эта машинка
так и не научилась выражаться понятно. К своему глубочайшему изумлению
Авери почувствовал, что не испытывает сейчас ни возмущения, ни обиды, ни
страха. Ему даже было весело.
Он наклонился над клавишами.
- Данный участник, - набрал он, - несколько удивлен.
- Пожалуйста, объясните поподробнее, - ответила печатная машинка.
- Удивлен, - пояснил Авери, - значит сбит с толку, растерян,
поставлен в затруднительное положение, озадачен, поражен... Данный
участник испытывает все это сразу и еще черт знает что.
- Пожалуйста, уточните, что именно.
- С какой стати? Нельзя сказать, что вы подаете хороший пример!
- Пожалуйста, уточните. Это важно.
Авери начал получать удовольствие от этой беседы.
- Важна только жизнь, - напечатал он. - Такое заключение испытуемый
сделал в результате эксперимента.
Долгая пауза. Затем машинка выдала новый вопрос.
- Ты счастлив?
- Да.
- Ты здоров?
- Да.
- Ты жалеешь об участии в эксперименте?
Настала очередь Авери надолго задуматься.
- Нет, - наконец ответил он.
- Хотел бы ты вернуться в свою исконную среду обитания?
И тут Авери подумал о Барбаре, Томе и Мэри. Он повернулся к скале.
Барбара у-же встала. Она как раз вылезла из палатки и, не веря своим
глазам, глядела на Авери.
- Дорогая, - крикнул Авери. - Разбуди остальных. Как видишь, вновь
объявился наш любимый дядюшка. Он спрашивает, как у нас дела... И между
прочим, интересуется, не хотим ли мы отправиться домой.
Барбара удивительно быстро пришла в себя.
- Сейчас я подниму Тома и Мэри, - крикнула она. - Скажи дяде, чтобы
никуда не исчезал. Я хотела бы сказать пару теплых слов этим шутникам.
- Придержите лошадей, - напечатал Авери. - Все хотят воспользоваться
своими демократическими свободами.
- Уточните: Каких именно лошадей? Какие именно демократические
свободы?
Авери с радостью глядел на сбитого с толку "дядю".
- Тех самых, - ответил он, - на которых ты можешь опять умчаться
вдаль, и свобода слова.
Барбара спустилась по лестнице раньше остальных. Она придержала ее
внизу, пока Мэри помогала Тому перевалить через край. Несмотря на падение
и на то, что рана в плече вчера вечером опять кровоточила, Том поправлялся
быстрее, чем кто-либо смел рассчитывать. И Мэри тоже. Она выглядела
усталой и бледной, но это и все.
Том осторожно переступал со ступеньки на ступеньку и без приключений
добрался до земли. Мэри последовала за ним.
Вместе с Барбарой они подошли к Авери. Они стояли и дивились на
печатную машинку, словно видели ее впервые в жизни.
- Мы всегда можем украсить ее большим камнем, - предложил Том после
долгого молчания.
- Прекрасная идея, - улыбнулся Авери, - особенно если ты не
собираешься возвращаться на Землю.
- Что?!
- Меня только что спросили, не хотел бы я вернуться в мою исконную
среду обитания.
- Исконная среда обитания! - фыркнул Том. - Хотел бы я оказаться в
исконной среде обитания типа, управляющего этой штуковиной!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики