науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Авери внес его в палатку и осторожно положил на один из спальников
лицом вниз.
Мэри была бледной, как полотно. Руки у нее дрожали. Сделав над собой
отчаянное усилие, она сказала почти спокойным голосом:
- Ты... ты можешь вынуть копье?..
- Да, - ответил Авери с уверенностью, которой вовсе не чувствовал. -
Я вытащу его... Принеси-ка ты лучше воды... И, Мэри, знаешь, не торопись.
Понимаешь?
Молча кивнув, она вышла из палатки.
- Том, - позвал Авери, становясь на колени, - старина, ты меня
слышишь?
Но кроме сочувствия и жалости к Тому, Авери испытывал и гораздо более
личное и отчасти даже эгоистическое чувство. Барбара, Барбара, - эхом
отдавалось у него в ушах. Только бы с тобой было все в порядке. Любовь
моя, только бы с тобой было все в порядке...
- Том, ты меня слышишь? - еще раз спросил Авери и сам поразился
внезапной грубости своего голоса.
Он хотел знать. Он обязан был знать. Он с трудом удерживался от того,
чтобы схватить Тома и вытрясти из него всю правду.
- Том, ради всего святого, очнись!
Никакого ответа. Том каким-то чудом не потерял сознания но дороге в
лагерь, но это и все.
"Святой Боже, - взмолился Авери, - не дай ему умереть. Я должен
знать, должен..."
И вдруг его панику как рукой сняло. Ее заменило ледяное, какое-то
даже немного неестественное спокойствие. Холодный пот градом катился по
его лицу. Он посмотрел на Тома - на восемнадцать дюймов копья, торчащие у
него из спины, на кровь, медленно растекающуюся по рубашке, покрытой уже
засохшими кровавыми пятнами. Он посмотрел на Тома, и ему стало стыдно.
- Извини, старина, - тихо пробормотал он. - Я не должен
расклеиваться, так ведь?
Он наклонился к копью, бормоча себе под нос:
- Во-первых, его надо вытащить. Во-вторых, есть только один способ
это сделать... Не держи на меня зла, приятель. Что бы ни случилось, не
держи на меня зла. Я просто несчастный дурень, который хочет сделать как
лучше.
Он осторожно потянул за древко копья. Ничего не произошло. Вероятно,
он застряло в кости или в мускулах. Возможно, и в том и в другом сразу.
Тогда он попробовал резко дернуть. Единственное, чего он добился, так
это того, что приподнял Тома на пару дюймов от постели.
"Боже мой, - думал Авери. - Что же мне, черт возьми, делать?"
Но какое бы решение он ни принял, делать это следовало быстро. Не
стоило рассчитывать на долгое отсутствие Мэри.
Ответ был очевиден. И Авери он нисколько не нравился: этот ответ
низводил Тома до уровня неодушевленного куска мяса. Но раз ничего другого
Авери в голову не приходило - значит, выбора не оставалось.
Наступив Тому ногой на поясницу, Авери взялся обеими руками за древко
и рванул что есть силы.
Он вытащил копье. Том вскрикнул. Короткий, звериный вопль нестерпимой
боли, к счастью, тут же прервавшийся - Том вновь потерял сознание. Авери
очень боялся, что сейчас из раны ручьем хлынет кровь - как результат его
неумелых действий. Он ведь запросто мог задеть какую-нибудь артерию или
вену. Но его опасения были напрасными. Кровь по-прежнему текла жалким
тонким ручейком. Копье выпало из дрожащих рук Авери...
В палатку вошла Мэри с водой и бинтами из аптечки. Увидев ее, Авери
вновь обрел способность соображать и действовать. Разорвав на спине Тома
рубашку, он обнажил рану. Отверстие оказалось куда меньше, чем он думал.
Авери осторожно начал смывать кровь. Она уже текла медленнее.
- Ричард, как он? - спросила Мэри мертвенным, непривычно бесцветным
голосом.
Словно ребенок, изо всех сил старающийся не разреветься.
- По-моему, ему повезло, - рискнул ответить Авери. - Кажется, ничего
не задето. Во всяком случае, ничего важного. Он крепкий парень, твой Том.
Но, боюсь, в ближайшие несколько дней отжимания он делать не сможет.
- Жаль, что я не могла помочь, - с некоторым облегчением сказала она.
- Я чувствую себя...
- Надо остановить это чертово кровотечение, - заметил Авери. - Я
наложу на рану тампон с деттолом. А сверху прижмем тугой повязкой... Если
только ты не можешь предложить чего-нибудь получше.
Она покачала головой.
Они тщательно промыли рану и наложили на нее огромный тампон из ваты.
Затем, пока Мэри осторожно придерживала тампон, Авери перевернул Тома.
Потом посадил его.
К тому времени, когда Мэри стянула с Тома остатки рубашки, тампон
насквозь пропитался кровью. Тогда они взяли еще ваты - все, что у них
оставалось - положили на рану, а сверху туго забинтовали. Первый пакет с
бинтом кончился после нескольких оборотов вокруг грудной клетки Тома -
всего у них ушло четыре пакета.
Авери как раз закреплял кончик последнего бинта, когда Том, как это
ни удивительно (чем-то даже смахивало на чудо), пришел в себя.
- У меня вся спина горит, - пробормотал он. - Что случилось с моей
спиной? Кто, черт возьми... - Широко раскрыв глаза, он схватил Авери за
рукав. - Ричард, ты...
- Да, я его вынул. Не волнуйся... Операция вряд ли войдет в учебники,
но пациент остался жив.
- Дорогой, - проворковала Мэри, - как ты себя чувствуешь?
Новое чудо. Тому удалось издать звук, который при большом желании
вполне можно было принять за смех.
- Как я себя чувствую? Отличный вопрос! Дайте мне глотнуть виски...
Боже мой! Они сцапали Барбару!
Мысль об этом, похоже, причиняла ему чисто физическую боль.
- Это ты уже говорил, - сказал Авери, стараясь говорить спокойно. -
Давай, не тяни...
Мэри достала бутылку с виски и поднесла ее к губам Тома. Она
наклонила ее слишком сильно. Том захлебнулся, виски потекло по его груди.
Он закашлялся и тут же перекосился от боли.
- Мы слишком близко подошли к их чертову лагерю, - прошептал он,
справившись с кашлем. - Наверно... Нет, честно говоря, мне очень хотелось
исследовать их территорию... Даже не знаю, добрались мы до нее или нет. Мы
шли вдоль ручья. Барбара считала, что это тот самый, у которого стоит их
лагерь... Мы шли, и вдруг нос к носу столкнулись с одним из тех золотых
парней. У него были копья. У нас - томагавки... Несколько секунд мы просто
стояли и глазели друг на друга - взаимное оцепенение. Затем он поднял
копье, и я крикнул Барбаре, чтобы она убегала. Первое копье прошло мимо. Я
на миг остановился, метнул томагавк и бросился вслед за Барбарой. Тут-то я
и получил этот подарок в спину. Видимо, я здорово заорал, потому что
Барбара повернулась и побежала назад ко мне. Потом я потерял сознание.
Он с тоской поглядел на виски, и Мэри дала ему еще пару глотков.
- Когда я пришел в себя, - продолжал Том, - вокруг уже никого не
было. Только рядом со мной на траве валялись томагавки Барбары. - Том
замялся, избегая глядеть Авери в глаза. - Похоже... похоже, они боролись,
- он снова замялся. - Но кровь я видел только свою... Так мне, во всяком
случае, показалось... Черт, мне было очень больно. Дьявольски больно... Я
подумал... Я подумал, что если уж я не умер... - он остановился и вдруг
заплакал. - Понятия не имею, как я добрался до лагеря, - всхлипывал он. -
Я должен был... Ричард, ну скажи хоть что-нибудь... хоть слово... Ради
Бога... Да ты должен вогнать это чертово копье мне в глотку!
Рассказ, нестерпимый стыд, горечь поражения окончательно подкосили
Тома. Он все еще оставался в сознании, но голова его бессильно упала на
грудь. Слезы катились по его щекам, собирались на подбородке, капали на
грудь, смешиваясь с кровью и виски. Рыдания причиняли ему боль, но
остановиться он не мог. Авери осторожно положил его обратно на постель.
- Ты не виноват, Том, - с трудом выговорил он. - Рано или поздно, но
что-то подобное должно было произойти... Они, похоже, просто думают
несколько иначе, чем мы... Что бы теперь ни случилось, в конце концов мы
придем, по-моему, к схватке. И не на жизнь, а на смерть.
Но Том его уже не слушал. Избыток боли, вынесенные страдания и
отсутствие сил милосердно погрузили его в черный омут беспамятства.
Мэри взяла Авери за руку.
- Что же нам теперь делать, - беспомощно спросила она. - Ах, Ричард,
что же нам теперь делать?
И тут все для него стало предельно ясно.
- Я должен выяснить, как Барбара. Они ее... - но договорить он не
смог.

23
Авери расположился на толстом суку довольно высокого дерева. Он сидел
совершенно неподвижно и наблюдал. Он проторчал на этом дереве уже около
получаса. Сквозь удобный просвет в густой кроне он наблюдал за лагерем
золотых людей, от которого его отделяло всего каких-то пятьдесят ярдов.
Скоро сядет солнце. Скоро он должен будет что-то делать.
Насилие никогда не привлекало Авери. Обычно ему становилось плохо от
одной мысли о нем. Но жгучая ненависть к золотым людям, так внезапно
разрушившим его крохотный мирок личного счастья, не оставляла места для
страха. Вместо страха он испытывал жажду мести.
День, начавшийся так хорошо, превратился в сплошной нескончаемый
кошмар. Он все еще не мог прийти в себя от шока. Потом, наверно, у него
будет истерика или он впадет в депрессию, но сейчас Авери превратился в
живой компьютер с мускулами и целью. В машину, работающую на взятой взаймы
энергии.
Он не чувствовал ни голода, ни усталости, хотя ничего не ел с самого
завтрака. Ненависть и тревога - другой пищи ему сейчас не требовалось.
И однако, стремление поскорее найти Барбару ничуть не мешало сухой
машинной логике, управлявшей всеми его действиями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики