науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А вдруг они заблудятся? А вдруг им встретится нечто, с чем они не
смогут справиться? Вдруг золотые люди узнают, что двое землян ушли и,
воспользовавшись удобным случаем, атакуют Лагерь Два?
Но Авери оставался невозмутимым. Они не заблудятся, потому что будут
идти вдоль берега. Они не встретятся ни с чем таким, с чем не смогут
справиться, потому что будут все время начеку. А если бы золотые люди
очень хотели напасть на лагерь, то давно бы это сделали: за прошедшие пару
месяцев у них было несколько весьма удобных моментов. Кроме того, нельзя
же все время жить в ожидании нападения, которое, вполне возможно, никогда
и не произойдет. Подобная позиция вызывает замкнутость, косность, застой.
- Мне кажется, ты просто-напросто свихнулся, - горячился Том. - Если
тебе так уж хочется рискнуть, дело твое. Но какого рожна ты тащишь с собой
Барбару?.. Это уму непостижимо!
- Да я не очень-то ее и тащу, - сухо ответил Авери. - Но правде
сказать, я буду рад, если она останется в лагере.
- Я иду с тобой, и все, - отрезала Барбара.
Том глядел на них круглыми от изумления глазами.
- Когда вы собираетесь вернуться?
- Точно не знаю. Дня через три-четыре.
- Так не пойдет, - нахмурился Том. - Ты должен сказать точно. Если к
назначенному сроку вы не вернетесь, мы будем знать, что случилось самое
худшее, и соответственно начнем строить планы.
- И что же вы собираетесь делать, если мы не вернемся? - с сарказмом
поинтересовался Авери.
- А это уже не ваше дело, - ответил Том. - Можешь, однако, не
сомневаться, что мы собираемся остаться в живых.
- Да у меня и в мыслях не было, что вы можете покончить жизнь
самоубийством!
- К счастью, это не заразно, - мрачно объявил Том.
- Ну, если ты настаиваешь, - Авери задумался. - Мы вернемся к исходу
четвертого дня.
Как ни странно, но тихая и робкая Мэри ничего не имела против
запланированного Авери путешествия. Кое в чем она была куда умнее Тома: он
чувствовала, что за стремлением Авери увидеть новые края кроется нечто
большее, нежели обычная непоседливость.
- Будьте осторожны, - напутствовала она их. - Может, Ричард и прав.
Может, мы и вправду начинаем замыкаться в себе... Во всяком случае, вам
предстоит очень увлекательное путешествие. А когда вернетесь, устроим
вечеринку. Лучше повода и не придумаешь. - Она поцеловала Барбару в щеку.
- А ты, - она повернулась к Авери, - присматривай за ней хорошенько, а не
то я очень рассержусь.
- Сделаю все, что смогу, - пообещал Авери.
- Если найдешь золотую жилу, пришли мне телеграмму, - сказал Том,
пожимая Авери руку.
- А если вдруг объявятся Они с пачкой обратных билетов, - улыбнулся
Авери, - объясните, что мы полетим на Землю следующим рейсом.
Было очень жарко. Вот уже несколько недель дни становились все
длиннее и длиннее, все жарче и жарче. Авери даже высказал предположение,
что впервые они оказались на этой планете в один из зимних месяцев, а
теперь, мол, наступает лето. Они еще не вышли из лагеря, а он уже вспотел.
Пожалуй, надо будет немного отдохнуть после обеда и продолжить путь, когда
станет несколько прохладней.
Авери планировал (если его замыслы можно назвать столь громким именем
- "план") двигаться вдоль берега моря. В прошлый раз он ходил в одну
сторону, теперь собирался отправиться и противоположную. Возможно, по пути
он сделает несколько экскурсий в глубь леса. В целом, путешествие по
берегу обещало быть быстрее и легче, чем по лесу. К тому же, так меньше
опасность быть застигнутыми врасплох золотыми людьми.
По понятным причинам они с Барбарой путешествовали налегке. Они взяли
с собой один из спальных мешков, пару пустых бутылок из-под виски (теперь
их использовали для воды), карманную газовую зажигалку, принадлежавшую
Авери (Они даже позаботились о запасных баллончиках с газом), пачку
сигарет, хотя Авери и Барбара курили теперь очень редко, аптечку и
привычное снаряжение охотника - ножи и томагавки.
Том предлагал им прихватить с собой револьвер, но Авери отказался.
Ему казалось, что прежде всего надо позаботиться о безопасности лагеря,
особенно сейчас, когда в нем оставалось всего два человека.
Там, где они шли этим утром, Авери бывал уже не раз. И не два. Все
казалось хорошо знакомым. Может, именно поэтому Авери, со спальным мешком
за плечами, задал такой быстрый темп, что Барбара едва за ним поспевала.
Ему, похоже, не терпелось поскорее покинуть пределы известного и с головой
окунуться в невиданное и непознанное. Шли они большей частью молча.
Через пару часов Авери и Барбара уже буквально обливались потом. Жара
стала совершенно невыносимой, и даже Авери был вынужден признать, что в
это время суток лучше всего отдыхать.
Они отошли от берега и нашли маленькую тенистую полянку в лесу.
Барбара тут же блаженно растянулась на траве, а Авери отправился собирать
фрукты.
Поев, они проспав почти до самого вечера. Они лежали каждый сам по
себе: слишком жарко, чтобы обниматься. Кроме того, они слишком хорошо
помнили, что случилось прошлой ночью.
За ужином, гляди на заходящее солнце, они доели остатки фруктов. Они
ели, а огромное кроваво-красное солнце медленно пряталось за горизонт.
Воздух все еще был жарок и недвижим, но море уже дышало прохладой. Они
спустились к берегу, помыли ноги и двинулись дальше.
Пляж извивался, словно змея. Порой он вообще исчезал, и им
приходилось карабкаться по прибрежным скалам. Дважды они вброд переходили
ручьи. Но идти все равно было совсем не трудно, а две луны, висящие в
небе, словно два китайских фонарика, окутывали и море, и землю волшебным
серебристым светом.
Подумав немного, небо усеялось бесчисленными звездами. Напрочь
позабыв о своей депрессии, Авери чувствовал какую-то неземную радость,
почти экстаз. Он никогда не видел так много звезд сразу. Словно огненные
кристаллы усыпали черный бархат вселенной, призрачные светлячки вечного
космического леса.
Экстаз сделался невыносимым. Авери больше не чувствовал усталости. Он
не чувствовал, что идет. Барбара перестала существовать.
Перестала существовать, во всяком случае, до того момента, пока,
несколько часов спустя, не сказала:
- Извини, Ричард, я больше не могу.
Он глядел на нее в изумлении. Нет, не потому, что она устала. Он
удивлялся тому, что она и в самом деле здесь, с ним. Они находились на
абсолютно ровном, словно стрела, отрезке пляжа, концы которого исчезали в
темноте.
Звук ее голоса привел Авери в чувство. Словно разбуженный лунатик, он
вдруг перенесся из заоблачного мира сна в странную и непостижимую
реальность. Он стоял и смотрел на нее, не узнавая. Прошло, наверно,
несколько секунд, прежде чем он понял, о чем, собственно, она говорит.
- Почему бы нам тогда не расположиться на ночлег прямо здесь? -
наконец сказал он.
Он скинул с плеч спальный мешок.
- Я хотела бы искупаться, - заявила Барбара, раздеваясь. - Авось вода
смоет мою усталость.
Авери промолчал. Он сел на спальный мешок и закурил. Дым сигареты
обжигал горло. Курево, похоже, перележало. Скоро эти сигареты вообще
нельзя будет курить. Впрочем, какая разница. Он отбросил сигарету в
сторону.
Барбара разделась догола и, блаженно потягиваясь, нежилась в ночной
прохладе дующего с моря ветерка.
Авери смотрел на нее. Она казалась сделанной из серебра. Серебряные
волосы, серебряные плечи, руки, грудь, тело, стройные серебряные ноги.
Только лицо, обращенное к морю, находилось в тени.
Он подумал, что видит ее - видит по-настоящему - впервые. Видит не
Барбару из Лагеря Два, не бывшую актрису телевидения, ежедневно
накачивающуюся виски, и даже не терпеливое существо, с которым он так
неуверенно пытался заниматься сексом. Нет, перед ним стоял некто совсем
другой. Незнакомая колдунья... или обычная женщина... обычная женщина...
Этот миг казался бесконечным. Он длился целую вечность. Авери тонул в
чем-то, ему не понятном, тонул в водовороте жизни... его собственной
жизни. Сумасшедшие видения, как в калейдоскопе, закружились вокруг. Вокруг
него, вокруг Барбары. Фрагменты жизни, когда он еще мог писать - фрагменты
жизни с Кристиной, сама Кристина... и все это хороводом вокруг, как
обрывки старых фотографий. Или как музейные экспонаты, извлеченные на свет
безумным ураганом.
И только Барбара стояла неподвижно. Живая серебряная статуя...
неподвижный центр вращающегося мира.
Ему снова не терпелось взять в руки кисть. Он хотел написать
незнакомку, колдунью, женщину. Он хотел писать красками, которых и быть-то
не могло. Ему хотелось нанести на холст никогда не виданные узоры. Ему
хотелось изобразить невообразимые формы всех измерений сразу.
Но этот миг прошел. Она повернулась и побежала в море.
- Барбара! - позвал он.
Но она не услышала. Или не захотела услышать. Этот момент прошел.
Он сидел, тяжело дыша, ошеломленный и напуганный. А Барбара уже
плескалась в воде. Серебряная женщина в серебряном океане.
Ничто из этого, разумеется (и как только такая мысль пришла ему в
голову?), не могло быть явью. Или могло?
Но это все-таки реальность. Все реально. Даже слишком реально.
Болезненно реально...
Слишком реально. Эту реальность ему хотелось изгнать.
Он хотел думать о Кристине - и не мог. Он хотел увидеть ее,
почувствовать ее близость, услышать слова, навсегда повисшие в
остановившемся времени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики