науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Что случилось?
- Извини, Ричард... Я не могу больше идти.
- Тогда я тебя понесу.
- Не надо. Пожалуйста... Я... мне как-то не по себе.
- Ну и времечко ты, однако, выбрала, - с неожиданным раздражением
воскликнул Авери. - Двигай ногами, черт тебя подери! Или, по крайней мере,
дай мне тебя нести. Завтра я стану весь из себя культурный и
цивилизованный, но сегодня извини! Сегодня вопрос только в том, мы их, или
они нас.
Тогда она согласилась, чтобы он ее нес. Но плакать она не перестала.
Наконец, он опустил ее на землю.
- Ну, в чем дело? - грубовато спросил он. - Черт возьми, у тебя
что-то болит?
- Милый, - простонала она. - Со мной все в порядке. Я не ранена. У
меня ничего не болит. Мне так хотелось тебе рассказать... но не так... как
странно, и... - она разрыдалась.
- Любимая, в чем дело, - голое Авери дышал нежностью. - Мы почти в
безопасности. Если хочешь, мы даже можем здесь и остаться на ночь. Мне
почему-то кажется, что они не станут нас преследовать этой ночью, у них и
так полон рот забот...
- Милый, - сказала Барбара. - Дело в том, что я беременна. И очень
боюсь за ребенка... - она содрогнулась. - Я чувствую себя как-то не так...
Словно что-то произошло.
Он крепко обнял ее за плечи. Он обнимал ее и шептал на ухо нежные,
бессмысленные слова.
- Не бойся, любовь моя, - прошептал он наконец, хотя ему самому тоже
было страшно. - Мы отдохнем здесь, а как только рассветет, я отнесу тебя
домой.
Слово "дом" уже не резало им слух. Дом - это место любви и
безопасности, уголок комфорта, знакомых запахов и повседневных забот,
превратившихся в традиции. Дом - это Лагерь Два. Это Том и Мэри. Дом - это
понятие, смысл которого он постиг только на далекой-далекой планете, во
многих световых годах от Земли.
Этой ночью они не спали. Авери рассказал Барбаре, как Том вернулся в
лагерь, и как он вытащил у Тома из плеча копье. Затем, чтобы хоть немного
отрешиться от земных проблем, они разглядывали звезды - теперь уже родные
и близкие. Они делили их на созвездия, а потом играли, придумывая им
названия... А еще они думали об их ребенке, и молились, чтобы им не
пришлось его потерять...
О чем только они не говорили в ту ночь, обо всем, кроме золотых
людей. С первыми лучами солнца они побрели в сторону Лагеря Два.
Ощущение беспокойства в животе у Барбары мало-помалу прошло, она
сразу стала значительно веселее. Но когда она вдруг заметила нарисованные
на ее теле странные символы, ей стало плохо до рвоты.

24
До Лагеря Два они добрались только к полудню. Авери отдал Барбаре
свою испачканную грязью рубашку. В путь они вышли еще до рассвета, но
усталые, закоченевшие и эмоционально измотанные, они не могли идти быстро.
Вместо того, чтобы двигаться прямо в лагерь, они направились к, морю.
Барбаре до смерти хотелось умыться. И суть была даже не в том, чтобы смыть
с себя голубые символы, "украшавшие" ее тело. Во всяком случае, не только
в этом. Купание представлялось ей своего рода очищением после всего
перенесенного ею в лагере золотых людей. Авери же испытывал чисто
физическую потребность окунуться в море. Он весь (лицо, руки, ноги, тело,
даже волосы) был покрыт коркой засохшей грязи. И все это неимоверно
чесалось. У него слюнки текли при одной мысли о прохладной морской ванне.
Понемногу их настроение улучшилось Они даже начали подсмеиваться друг
над другом. Теплый солнечный свет рассеял их усталость, словно тень.
Вскоре они совсем пришли в себя и вновь могли радоваться полной
приключений жизни.
Наконец они вытри к морю - золотому в лучах восходящего солнца. Не
помня себя от радости, они ринулись в его воды, смывая с себя весь ужас
прошедшей ночи.
Прошло довольно много времени, прежде чем Барбаре удалось смыть со
своего тела синие символы - и то не до конца. Через несколько минут ее
груди и живот стали красными, но все равно на натертой коже проступали
голубые очертания.
Потом они пошли вдоль берега, предоставив солнцу и ветру высушить их.
Затем Барбара вновь надела рубашку Авери, и они наконец-то направились в
Лагерь.
А там их ожидал приятный сюрприз. Том из лежачего превратился (как он
сам себя назвал) в ходячего и говорящего больного. Его организм, окрепший
от физической нагрузки и здорового образа жизни, быстро оправился от
полученного ранения. Год назад подобное свалило бы его с ног надолго. Но
пока Том все равно оставался домоседом - у него все еще не было ни сил, ни
решимости спуститься по лестнице.
Увидев Авери и Барбару, идущих по берегу, он радостно закричал, махая
руками - что стоило ему нескольких неприятных минут. Мэри выбежала им
навстречу. Двигалась она с некоторым трудом - сразу было видно, что она в
положении. Они с Барбарой крепко обнялись, плача и смеясь одновременно,
как это принято у женщин в подобных случаях. Авери с улыбкой наблюдал за
ними. Том бессильно и нетерпеливо кипятился на вершине скалы.
Авери и Барбара, как оказалось, ужасно проголодались. Так как мясо в
лагере кончилось, они до отвала наелись фруктами. Затем, пока Барбара
рассказывала о том, что с ними произошло, Авери отправился собирать крабов
на обед (быстрее и проще всего). Ну, а потом, приготовив и с наслаждением
умяв сочное крабовое мясо, они позволили себе по стаканчику виски. Его
оставалось не так уж и много, а тут еще Том в их отсутствие расправился с
парой бутылок - как он объяснил, в "чисто медицинских целях".
Но Барбара больше не нуждалась в виски для опоры. Теперь у нее
появилось нечто получше.
Мэри на удивление точно выразила обуревавшие их всех чувства, когда
(не только под влиянием второго стаканчика) провозгласила тост:
- За нас четверых и за любовь, у которой четыре корня.
Авери этот тост показался необыкновенно глубоким. Действительно, он
не мог любить, Мэри или Тома так же, как любил Барбару, и тем не менее, он
их любил. В этом не было ни малейшего сомнения. Они стали его друзьями,
его семьей. Они принадлежали ему. Без них, он это чувствовал всеми порами
своего тела, он не был бы человеком в полном смысле этого слова. И он с
радостью признавал эту свою зависимость от них, высоко поднимая бокал.
Вечером Авери отправился на охоту, чтобы пополнить запасы мяса. Хотя
он никому ничего не говорил и хотя он все еще не мог окончательно придти в
себя от радостного изумления, что ему и впрямь удалось благополучно
доставить Барбару в лагерь, он не сомневался, что история с золотыми
людьми на этом не закончится. Да, им здорово досталось, и один, точнее
одна из них погибла, или, во всяком случае, была тяжело ранена. Однако,
как Авери казалось, золотые люди вряд ли смирятся с существующим
положением дел. Заносчивые и самонадеянные, они упивались своей физической
силой и свысока смотрели на тех, кого считали низшими существами. От того,
что произошло этой ночью, они пострадали не только физически, но и
морально. Теперь они наверняка захотят расквитаться. Для них это будет
выглядеть как всего, лишь второй раунд своего рода спортивного состязания,
проиграть в котором они просто-напросто не могут. Иначе они потеряют
уважение к себе.
По дороге к колонии кроликоподобных Авери только об этом и думал.
Добыв четырех зверьков (это больше напоминало казнь, чем охоту), он
направился обратно в лагерь. Он шел совсем не так, как раньше - упругий
шаг уверенного в себе человека. Он крался, словно каждую секунду ожидая
нападения. Ему было страшно, и Авери понимал, что для этого страха у него
есть все основания. Пока существует напряженность, пока они либо не
заключат мир с золотыми людьми, либо не разобьют их наголову, обитателям
Лагеря Два придется привыкать к тому, что они живут в условиях
непрекращающейся войны. Дважды Авери, возвращаясь по своим следам,
устраивал засаду тем, кто мог бы за ним следить. Но так никого и не
увидел. Никого, только его собственные страхи.
Тем вечером, после ужина, когда они все четверо блаженно развалились
вокруг костра, Том поднял тему золотых людей и того, что те могут сделать.
- Если вас интересует мое мнение, - заявил он, - то я уверен, что эти
любители швыряться копьями готовятся отплатить нам сторицей за все "зло",
что мы им причинили... Хочется надеяться, что к тому времени, как они
созреют, я успею встать на ноги.
- Пару дней, возможно, они будут зализывать раны, - предположил
Авери, но, честно говоря, сам он в это ни чуточки не верил. Просто ему не
хотелось пугать своих друзей.
- Есть только одно утешение, - заметила Мэри. - Взять наш лагерь
штурмом им будет не так-то легко.
- Пусть только попробуют, - яростно воскликнула Барбара. - С каким
удовольствием я уроню пару-тройку увесистых булыжников на головы этих
самонадеянных дикарей!
- Будем надеяться, что возможность осуществить это представится тебе
не раньше, чем... - Авери замялся, - не раньше, чем мы как следует
отдохнем.
(Ему очень хотелось сказать: "Не раньше, чем Том выздоровеет, и
вырастут наши дети, и все мы умрем от старости" - но он не решился).
- Если хотите знать, то я вполне готов считаю, что мы квиты... если
они, конечно, тоже станут так считать.
- Ну, ничья их, по-моему, не устроит! - фыркнул Том.
- Не устроит, - согласился Авери со вздохом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики