науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он встал с постели и огляделся. У стены он увидел умывальник. Форма
пусть и непривычная, но приятная для глаз. Рядом - маленький туалет... (по
крайней мере, Авери решил, что это туалет) и зеркало.
В центре комнаты находился стол и стул. Было еще одно, удивительно
легкое (Авери без всякого усилия мог поднять его одной рукой) кресло. Пол
был ничем не покрыт и сделан, похоже, из какого-то пластика темно-красного
цвета. Ходить по нему оказалось очень приятно.
Но самым интересным был пьедестал около кровати. На нем стояла
машинка, внешне напоминавшая маленькую, удивительно компактную пишущую
машинку. В нее уже была заправлена бумага от большущего рулона.
Однако это оказалась совсем не простая печатная машинка. Стоило Авери
на нее посмотреть, как она принялась печатать. Сама по себе. Почти
бесшумно. Ни одна ее часть не сдвинулась с места (во всяком случае, те,
что видны). Просто бумага поползла, а на ней - четко напечатанный текст.
Авери глядел на машинку, словно она вот-вот взорвется. Затем он взял
себя в руки, уселся на кровать напротив машинки и начал читать.
- Не волнуйтесь, - гласило сообщение (Авери даже ухмыльнулся), - вам
не грозит никакая опасность. Мы о вас позаботимся. У вас, несомненно, есть
много вопросов. К сожалению, на некоторые из них ответить мы не сможем. Вы
получите все необходимое, чтобы жить здесь с удобствами. Еда и питье
предоставляются по вашей команде. Все пожелания просим сообщать с помощью
клавиатуры.
Машинка остановилась. Авери подождал несколько секунд, но,
по-видимому, это было все. Он как следует обдумал сообщение, а потом двумя
пальцами (за всю жизнь так и не научился печатать, кроме как двумя
пальцами) набрал на клавиатуре:
- Где я нахожусь?
Его вопрос машинка не стала печатать на бумаге, и Авери даже
засомневался, все ли он правильно сделал. Но как только он закончил, она
тут же напечатала ему ответ:
- Без комментариев.
Авери прочитал ответ и разозлился. Что есть силы ударяя по клавишам,
он набрал новый вопрос:
- Кто вы?
И снова мгновенный ответ:
- Без комментариев.
- Почему я здесь?
- Без комментариев.
- Должен прямо сказать, - вслух (впервые с тех пор как проснулся)
произнес Авери, - это чертовски полезное устройство.
Услышав свой собственный голос, Авери даже поразился, какой он тонкий
и дрожащий. Кто бы ни находился по ту сторону металлической стены, он (или
они), похоже, здорово развлекаются за его счет. Он решил сделать все
возможное, чтобы развлечение стало взаимным.
Наклонившись, Авери набрал на машинке новый вопрос.
- Почему нельзя рубить дрова на траве двора?
Через мгновение он прочитал ответ:
- Уточните: какой именно двор вы имеете в виду?
Авери мрачно усмехнулся. Хорошо, когда противник начинает задавать
вопросы. Значит, инициатива, пусть совсем чуть-чуть, но перешла в его
руки.
- Тот, в котором трава, на которой лежат дрова.
- Уточните: о каких именно дровах идет речь!
- О тех, которые лежат во дворе, в котором трава.
Долгая пауза. Авери поудобнее уселся на кровати, до идиотизма
довольный собой. Пауза затягивалась. Похоже, что они (кто бы они ни были)
отнеслись к вопросу на полном серьезе и всерьез рассматривали возможность
ответа. Это уже кое-что говорило о них самих. Совсем немного, но кое-что.
Они, все те же загадочные они, не узнали обычной скороговорки. Не такое уж
великое открытие, но уже нечто.
Вот, наконец, и ответ:
- Данный вопрос не имеет ответа ввиду недостатка предоставленных
данных. Представляется, что ответ, если таковой и существует, никак не
связан с состоянием субъекта.
Авери решил, что одержал моральную победу. Они - мысленно он выделил
это слово курсивом - либо начисто лишены чувства юмора, либо просто не
слишком умны. Во всяком случае, теперь он чувствовал себя лучше.
- Субъект подавлен, - начал печатать он. - Субъект находится в
заключении. Он раздражен и озадачен. Ему скучно. Субъекту также хочется
есть и пить. Он полагает, что банда психов, в чьи руки он, вне всякого
сомнения, попал, могла бы приличия ради дать ему покушать и чего-нибудь
выпить.
- Уточните: В настоящий момент что вы предпочитаете: воду, алкоголь,
чай или кофе?
- В настоящий момент я предпочитаю, - отвечал Авери, - алкоголь -
если возможно, бренди, и побольше. И кофе.
На этом их диалог прервался. Авери сидел и смотрел на часы. Две
минуты ничего не происходило. А потом он услышал щелчок и, повернувшись,
увидел, как открылась прямоугольная панель в стене. Авери подошел поближе.
Перед ним на пластмассовом подносе стояли тарелочка куриного салата,
аппетитно украшенного свежими листьями зеленого салата, петрушки и
кусочками помидора, и миниатюрная бутылочка трехзвездного "Мартеля". А еще
- кофейник, полный ароматного кофе, крохотный кувшинчик сливок, вазочка с
сахарным песком, кофейная чашка с блюдцем и стаканчик для бренди. Ну и,
конечно, ложка, вилка и нож.
Взяв поднос, Авери отнес его на стол. Ниша в стене оставалась
открытой.
Повинуясь внезапному порыву, Авери быстро подошел к печатной машинке,
которая не была печатной машинкой, и набрал новое сообщение.
- Вы забыли хлеб с маслом.
- Уточните: сколько кусков хлеба?
- Один... Белый. Тонкий.
Отверстие в стене закрылось. Десять секунд спустя оно вновь
открылось.
В нише на маленькой тарелочке лежал кубик масла и хлеб. Один кусок.
Белый. Тонкий.
Авери сел за стол и принялся за еду. Салат оказался восхитительным,
цыпленок - нежным и необыкновенно вкусным. Авери решил, что смерть от
истощения ему не грозит.
За едой он пытался спокойно обдумать положение, в которое попал. Но
почему-то он никак не мог сосредоточиться. Его голова просто-напросто не
желала думать. Она прозрачно намекала: хватит неожиданностей. Пошли они к
черту! Все рано или поздно разрешится само собой.
Вот только разрешится ли? Он попал в положение, которое ни с какой
точки зрения нельзя было назвать нормальным. Только что, как ему казалось,
он гулял в парке Кенсингтона, а в следующий миг уже проснулся, где? В
супер-современном сумасшедшем доме? Или в тайном убежище рехнувшегося
миллионера?..
Авери был не просто сбит с толку. Он здорово сомневался в своей
способности догадаться, что к чему в этой странной реальности... а может,
сна во сне о комнате с металлическими стенами, о таинственной пишущей
машинке, о салате с куриным мясом и обо всем прочем.
Но понемногу что-то всплывало в его памяти, что-то о каком-то
кристалле... Горящем кристалле... Где-то, когда-то он видел маленький
кристаллик, горящий холодным светом... кристаллик с точкой ослепительного
ледяного огня в центре. Но, возможно, это тоже был всего лишь сон...
Отбросив бесплодные попытки связать воедино смутные воспоминания и
беспочвенные домыслы, Авери налег на бренди и кофе. Все рано или поздно
разрешится само собой. Должно разрешиться!
Бренди оказался неважнецким, а кофе, наоборот, очень даже ничего.
Допив чашку, Авери понял, что ему чего-то не хватает. Чего-то жизненно
важного. Ему хотелось курить.
Пошарив по карманам, он нашел свою зажигалку. Но сигарет не было. Тут
только он заметил, что кто-то снял с него подбитую мехом кожаную куртку, в
которой он гулял в парке. Авери оглядел комнату, которую уже начал
называть камерой, но куртки нигде не было.
Он подошел к пишущей машинке и набрал:
- Сигареты, пожалуйста.
Ответ не заставил себя долго ждать:
- В сундуке под кроватью есть запас сигарет.
Авери мысленно обругал себя за то, что первым делом не заглянул под
кровать.
Он вытащил сундук. Большой, совершенно новый и тяжелый - такой мог бы
купить какой-нибудь офицер или начинающий дипломат в магазине для
военнослужащих. На нем было шесть тяжелых медных застежек и замок - все
открыты. Авери приподнял крышку и заглянул внутрь. И обомлел.
Внутри лежало несколько рубашек с коротким рукавом, три пары
тренировочных штанов, пара штормовок - все с иголочки. А также пара старых
кожаных сандалий, которые Авери не мог не узнать, и две пары точно таких
же, только новых. А еще свитера, носки и аптечка - все опять-таки
новехонькое.
Авери уже ничему не удивлялся. Все это было просто-напросто
невозможно. Он вываливал вещи прямо на пол...
Рядом со своими туалетными принадлежностями он обнаружил несколько
пачек бритв и дюжину кусков мыла. Бок-о-бок с ними лежал легкий
проигрыватель (как выяснилось в дальнейшем, заводящийся вручную) и стопка
новеньких пластинок. Среди них: Бетховен (Пятая симфония и Пятый же
концерт для фортепьяно), Бах - Токката, фуги и концерт для двух
виолончелей, несколько вальсов, избранные мелодии из "Моя прекрасная
леди", несколько пластинок Шопена, симфония Нового Мира и запись песни
"Моя любовь как красная, красная роза" - песни, полной мучительных
воспоминаний, песни, принадлежавшей совсем другому миру - тому, который он
так недолго делил с Кристиной.
Авери бессильно глядел на пластинки. Кто-то, судя по всему, здорово
покопался в его голове - ведь это были все его самые любимые записи. В
аккуратной, заранее распланированной жизни Ричарда Авери каждой из них
отводилось свое место; каждая соответствовала какому-то настроению или
случаю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики