ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его растрепанные белесые волосы были похожи на воронье гнездо. На подбородке темнел пушок, а светло-голубые глаза смотрели на госпожу с обожанием. Подросток то и дело шмыгал длинным носом. Он был очень на кого-то похож — да только Джулиана никак не могла сообразить на кого. Очень быстро ее удивление сменилось гневом.
— Парень ждет от вас ласкового слова, — сказал Раймонд.
Ласкового слова? От нее? Целых три года она распоряжалась в замке Лофтс сама. Она всегда была в курсе того, чем занимаются ее слуги, вилланы, серфы. Это было очень важно, потому что от ее осведомленности зависела безопасность замка. Теперь же, даже не спросив ее согласия, Раймонд вводит в дом какого-то мальчишку, да еще назначает его на такую важную должность. Теперь придется кормить этого юнца, воспитывать, лечить, если поранится во время воинского обучения. Как смеет Раймонд обращаться с ней так, словно она уже не хозяйка в собственных владениях!
Джулиана выдавила улыбку и спросила:
— Деннис, ты голоден?
Раймонд несколько удивился столь необычному приветствию, зато Деннис обрадовался:
— О да, миледи. Я всегда голоден.
— Файетт даст тебе сыра и хлеба. А потом будет пир.
Юнец неуклюже поклонился, и Джулиана заметила, что рукава ему слишком коротки.
— Могу ли я поговорить с вами наедине, милорд? — грозным тоном обратилась Джулиана к Раймонду и отвела его в коридор.
Там не было ни души, и она дала волю своим чувствам.
— Это что еще такое?! Почему ты без моего спроса привел сюда этого, мальчишку? — Раймонд помрачнел, но ее уже понесло. — Да еще присланного Бог знает кем!
— Уильям Миравал — мой друг, — ледяным тоном ответил Раймонд.
Джулиана упрямо выпятила подбородок:
— Твой Уильям, должно быть, просто решил сбагрить нам воришку или лгуна.
Раймонд недоуменно оглянулся на дверь, словно не мог взять в толк, кого имеет в виду Джулиана.
— Ты говоришь об этом мальчике?
Джулиана тоже оглянулась, увидела долговязого парнишку, робко улыбавшегося служанке. Вот он вытер нос рукавом, а потом жадно прильнул к чаше с медом. Только теперь Джулиана сообразила, кого он так напоминает. Боже превеликий, он как две капли воды похож на ее покойного мужа. Таким тот был, когда она увидела его впервые: тощим, нескладным, заискивающим, некрасивым.
— У Денниса с собой письмо, — объяснил Раймонд. — Уильям пишет, что к его супруге пришла мать мальчика и попросила о помощи. Леди Сау-ра — дама добродетельная, она была готова помочь несчастной, но та вскоре умерла. Деннис очень горевал. Его отец растратил все свое состояние и приданое жены, а потом наложил на себя руки. Когда же у парнишки умерла еще и мать, он наделал массу глупостей.
Джулиана почти его не слушала, пытаясь разобраться в своих чувствах. Почему появление Денниса вызвало у нее такое раздражение? Ведь дело не только в уязвленной гордости. Должно быть, она просто вспомнила Милларда, своего несчастного мужа, умершего после долгой, мучительной болезни. Воспоминания о Милларде причиняли ей боль. Любовь, отчаяние, жалость — все эти чувства переплелись в ее сердце. Джулиана думала, что боль осталась в прошлом, но разве можно забыть отца своих детей?
Раймонд, казалось, не замечал ее смятения.
— Представляешь, Деннис поклялся, что непременно добьется богатства, чего бы ему это ни стоило, — продолжил он. — Уильям и Саура взяли мальчика на воспитание, и со временем характер его смягчился. А ко мне они его послали, потому что…
Он покраснел, и Джулиана с удивлением поняла, что юный Деннис для Раймонда — не просто прихоть. Зачем-то ему понадобился этот мальчишка.
— Так почему же они его прислали?
— Потому что в его возрасте я тоже был беден и бесприютен. Вот почему они решили, что я соглашусь помочь парню. Кроме того, я в долгу перед лордом Питером.
— При чем здесь лорд Питер?
— Лорд Питер Берк — отец Уильяма. Он вырастил меня, научил таким понятиям, как честь, достоинство, власть. Его уроки спасли мне жизнь. Вот и Деннису необходимо, чтобы кто-то преподал ему уроки высокого рыцарского искусства.
Раймонд едва заметно улыбнулся, и Джулиана с подозрением осведомилась:
— Что еще за уроки?
— Ну, например, снимать стальные перчатки зимой, когда собираешься пописать на морозе.
Джулиана закрыла себе рот рукой, попытаясь сдержаться, но не смогла и расхохоталась.
Раймонд подождал, пока она успокоится, потом взял ее руку и приложил к своей груди.
— У парнишки доброе сердце. Ему пришлось вынести немало горя, но мы с тобой можем сделать его настоящим мужчиной. Не заставляй меня прогонять его.
Джулиана посерьезнела. Она чувствовала, как под ее ладонью бьется его сердце, вздымается его грудь. Улыбка Раймонда согревала ей душу, а еще Джулиана поняла, что слишком запуталась в паутине. Однако, в отличие от той паутины, которую сплетал сэр Джозеф, Раймонд пытался запутать ее в тенетах куда более соблазнительных.
— Ладно, можешь его не отсылать, — неохотно сказала она.
— Вот и умница. — Раймонд с облегчением поцеловал ей руку.
Джулиана свирепо прошипела:
— Ты просто осел! Ты ни черта не понимаешь!
Раймонд обескураженнц спросил:
— В каком смысле?
Она выдернула руку:
— Мне больше не принадлежит моя жизнь! Ни мое тело, ни мой замок!
Его лицо потемнело, и Джулиана поняла, что перегнула палку. Раймонд прижал ее к стене и крепко поцеловал в губы. Охваченные страстью, оба забыли обо всем на свете. Джулиана сладко простонала, Раймонд нетерпеливо вздохнул. Оторвавшись от ее уст, он сказал:
— Твоя жизнь, твое тело, твой замок принадлежат мне. Помни об этом. — Он поцеловал ее еще раз. — Заруби себе это на носу.
Когда он отодвинулся, Джулиана выкрикнула:
— Да ты — всего лишь маленькая бородавка на моем носу, понял?!
Затем развернулась и бросилась вниз по лестнице. На ступеньках она столкнулась с Дагной и Валеской. Из коридора доносились сердитые шаги Раймонда.
— Вы подслушивали? — набросилась Джулиана на старух.
— Да. Мы слышали, миледи, и ваш разговор с сэром Джозефом, и ваш разговор с Раймондом, — доложила Валеска. — Надо сказать, что вы нас сильно разочаровали.
Джулиана тяжело вздохнула и сделала попытку увернуться от назойливых старух, но не тут-то было.
Валеска взглянула на свою товарку и сказала:
— Пора научить малышку, ругаться по-настоящему.
Дагна с осуждением кивнула:
— Давно пора. В моей стране, миледи, с такими жалкими ругательствами уважения не завоюешь.
— В моей тоже, — кивнула Валеска. — К примеру, миледи, «бородавка» — слово неплохое, но «волдырь» звучит гораздо лучше.
— А еще лучше «чирей», — добавила Дагна, наклонившись к Джулиане с другой стороны.
— Верно, сестрица, ты говоришь правильно. — Валеска наставительно воздела узловатый палец. — Например, миледи, вы обозвали Раймонда «чирьем». Хорошо. Теперь нужно найти место, куда его поместить. Нос — это неудачно.
— Разве что если он… — хотела вставить Дагна, но Валеска ее перебила.
— Не будем усложнять. Нос — это нос. Ничего особенного в нем нет. Поэтому лучше было бы поместить «чирей», то есть Раймонда, на какое-нибудь более обидное место.
— Я бы отдала предпочтение заднице, — хихикнула Дагна. — Вы могли бы обозвать его «чирьем на вашем заду». Правда, тогда возникнет вопрос, каким образом вы этот чирей заработали?
— Верное наблюдение, — кивнула Валеска. — Но мы должны научить леди Джулиану ругаться по всей форме. Что такое «бородавка»? Смех да и только.
— Прекратите! — Джулиана заткнула уши руками. — Это ужасно, это вульгарно! Что вы ко мне пристали? Разве можно придавать такое значение низменным вещам?
Старухи смотрели на нее с невинным видом.
— Иногда, — начала Валеска.
— …Вещам незначительным придают важность… — продолжила Дагна.
— …Чтобы скрыть свои истинные мысли или чувства, — закончила Валеска.
Джулиана отвернулась, чтобы не видеть их пронзительных глаз, а старухи наблюдали за ней с живейшим любопытством. Наконец освободившись от них, Джулиана спустилась в винный погреб и сидела там до тех пор, пока не утих сумбур в ее душе. Она поклялась себе, что будет держаться подальше и от Раймонда, и от его оруженосца. Так оно спокойней.
12
Не приближайся ко мне, мысленно молила Джулиана. Не трогай меня.
Тот, кого она имела в виду, покачивался рядом в седле. Издали доносилось пение пьяных крестьян. Плащ Раймонда развевался на ветру, под ним виднелись новый камзол и туника.
Когда Раймонд обнаружил этот наряд, разложенный на постели, во взгляде его загорелось торжество. Джулиана пролепетала, что это подарок, что она как хозяйка замка должна снабжать всех одеждой, вот она и решила…
Он ей не поверил. Потрогал тонкую ткань, ос-мотрел вышивку и решил, что Джулиана наконец сдалась. Пусть не сказала этого вслух, но дар означает именно капитуляцию.
И вот теперь его черные волосы поблескивали в лунном свете. Он был похож на духа зимы, наблюда-ющего за праздником, устроенным в его честь. На жену Раймонд поглядывал таким взглядом, что у нее замирало сердце.
«Не приближайся ко мне! Не трогай меня!»
— Миледи, полейте сидру на яблочного человечка, — красный от собственной дерзости, попросил ее Тости. — Когда невеста это делает, больно хорошие, сладкие яблочки родятся на следующий год.
— Я вижу, леди Джулиана обзавелась еще одним поклонником! — воскликнул Жоффруа и язвительно расхохотался.
Изабелла вторила мужу. Родители Раймонда успели уже здорово выпить.
Француз-зодчий тоже покачивался, с трудом удерживаясь в седле.
Тости насупился, но с места не сошел. Дело было так: после пира в замке господа решили устроить себе забаву — посмотреть, как веселиться чернь. В лунном свете спустились они к деревне, выпили там пива и восейла, да так увлеклись, что едва ворочали языками.
Стараясь не обращать внимания на холодный ветер, Джулиана ласково улыбнулась простолюдину, думая: «Давай, Тости, помоги мне. Встань между нами, загороди меня от его взгляда». Вслух она сказала:
— Конечно. Почитание деревьев в Двенадцатую ночь — почетнейшая из моих обязанностей.
Она хотела спуститься с лошади, но тут подошел старый отец Тости.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики