ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но теперь этому ничтожеству не удастся её запугать. Его несусветное предложение не привело ее в ужас, а всего лишь насмешило.
— И мы поселимся у меня в замке, — заключил Феликс.
Брезгливо поморщившись, она спросила:
— И вы считаете, что этот, как вы его называете, берсерк позволит нам спокойно уехать? Феликс удрученно нахмурился:
— Придется его убить.
— Кого? Королевского кузена?
Джулиана чувствовала, что ее терпение на исходе. Разговор с этим болваном выводил ее из себя. Стиснув кулаки, она вкрадчиво заметила:
— За это можно и на виселицу угодить. Как вы думаете, кто будет болтаться в петле?
— Во всяком случае, не я, — оптимистично ответил Феликс.
О, какой тупица! Она фыркнула, а граф с серьезным видом продолжил:
— Вы все время хотите сначала думать, а потом делать. Женщине так не положено. Это положено мужчине.
— Но должен же из нас двоих хоть кто-то пытаться вести себя по-мужски, — возразила ему Джулиана.
При этих словах Дагна захихикала, но Феликс вновь не уловил никакого подвоха.
— Вам нужен такой муж, как я. Раймонд будет домогаться вас днем и ночью. Он — настоящий, зверь. Рассказывают, что похоть его поистине безгранична.
У Джулианы защемило сердце. Глупый граф, которого она ни в грош не ставила, сумел-таки найти веский аргумент против ее замужества. Сам того не ведая, он попал прямо в цель, заговорил о том, чего Джулиана более всего желала и чего ужасно боялась.
— Кто вам рассказал все эти глупости? — воскликнула она.
Феликс заговорщически огляделся по сторонам, словно из-за каждой колонны на него могли наброситься убийцы.
— Один верный человек. Он желает мне добра. И вам тоже. — Карие глазки графа впились в ее лицо. — Он думает только о вашем благе.
Это Хью, подумала она. Больше некому, и ее сердце пронзила невыразимая горечь.
— Неужели вы верите всему, что вам говорят?
Тут Феликс наконец разозлился:
— Вы такая циничная! Ни один приличный рыцарь не возьмет вас в жены!
— Каждый раз, когда я высказываю хоть какое-то мнение, вы говорите, что я веду себя не по-женски. — Она сердито топнула ногой. — Зачем мне нужен такой нудный муж?
У него отвисла челюсть.
— Вы… Вот снова вы заговорили почти как мужчина.
— Вы тоже, Феликс. Вы тоже.
Он прищурился, смысл оскорбления дошел до него не сразу, но когда стрела достигла цели, Феликс размахнулся и хотел ударить ее по щеке. Джулиана была наготове и проворно перехватила его руку.
— Ведьма! — заорал он. — Исчадие ада!
В зале стало тихо, все обернулись.
Джулиана, охваченная страхом, гневом, а также чувством своей правоты, крепко держала его за руку. Феликс вскочил:
— Я предложил вам стать моей женой! Я хотел избавить вас от позора! А вы мне отказываете? Отказываете? Ну, я вам покажу! Будете знать, каков граф Монсестус!
Он обхватил ее за талию и хотел поцеловать в губы. Дагна бросилась на помощь своей госпоже, но Джулиана остановила ее:
— Ну уж нет! Я сама с ним разберусь.
— Миленький замок, очень миленький, — сказала Изабелла графиня де Лоше, снимая перчатки и оглядывая крепостные стены своими редкими по красоте изумрудными глазами.
Жоффруа граф де Лоше пожал плечами:
— Думаю, сын, ты достоин большего.
Раймонд сердито приказал конюхам позаботиться о лошадях. Он старался не сболтнуть что-нибудь лишнего — иначе родители сразу же воспользуются малейшей его оплошностью.
— Это как раз то, на что я рассчитывал, отец.
— Сомневаюсь. Довольно жалкий пейзаж. А замок просто доброго слова не стоит. Таким и волчья стая побрезгует.
Лицо старого графа было все еще прекрасно. С годами оно несколько обрюзгло, однако благородная осанка сохранилась.
— А я-то думал, что Генрих относится к тебе по-родственному. Довольно некрасиво с его стороны вешать тебе на шею эту жалкую кучку камней.
— Он прислал меня сюда, чтобы я укрепил границу, — объяснил Раймонд.
— Да-да, мы знаем. Вот и решили нанести тебе визит, — сказала мать Раймонда, изящно приложив руку ко лбу. — Скажи мне, малыш, разве ты в ссоре с Генрихом? Сам понимаешь, этот союз не сулит нашему роду никаких выгод.
— Нет, матушка, — вежливо улыбнулся Раймонд. — Мы с Генрихом не в ссоре. Он дал мне то, о чем я просил: свою землю и собственный доход.
Родители исподтишка переглянулись, очевидно, действуя по заранее намеченному плану.
На сей раз инициативу взяла Изабелла:
— Но какой ценой? Да и что за спешка? Мы охотно передали бы тебе доходы от графства Авраше. Только сначала ты должен повзрослеть.
— И в каком же возрасте, матушка, я стану взрослым?
Она всплеснула тонкими белыми руками:
— Этот брак — просто катастрофа. Ну и невеста! Полнейшее ничтожество! Даже ко двору не представлена.
Раймонд заметил, что на его вопрос Изабелла не ответила.
— Она не ничтожество, матушка. Ее зовут Джулиана.
Сам звук этого имени улучшил его настроение, и злые чары рассеялись.
— Джулиана? — чуть приподнял бровь Жоффруа. — Она хоть хороша собой?
Раймонд глубоко вздохнул. Он знал по опыту, что гневаться бессмысленно. Его родители никогда не выходили из себя, сохраняя полнейшее хладнокровие. Стоило ему вспылить — и все, битва проиграна. Однако он не собирался выслушивать гадости про Джулиану.
— Вряд ли вам приходилось встречаться с подобными женщинами, — столь же холодно улыбнулся он и взглянул на мать. — Видите ли, Джулиана — настоящая леди.
Родители снова переглянулись. Жоффруа дружелюбно хлопнул сына по спине, а Изабелла клюнула, его в щеку накрашенными губами.
— Скажи, малыш, понравится ли мне моя невестка?
— Не знаю, матушка. Но свекровь ей наверняка не понравится, — ответил Раймонд, высвобождаясь…
Изабелла была несколько удивлена его хладнокровием, но Раймонд знал, что расслабляться нельзя. Нужно поскорее предупредить Джулиану, которая понятия не имеет, что за опасные существа ее свекор и свекровь.
— Подожди-ка, сын!
Раймонд взглянул на отца:
— Да?
— Мы приготовили тебе маленький подарок.
Должно быть, хотят подкупить, подумал он.
— В самом деле?
Жоффруа, страдальчески поморщившись, сунул ему тяжелый кошелек.
— Вот, купи себе приличную одежду. Не можешь же ты предстать перед королем в таком виде.
Раймонд кинул взгляд на свой наряд, комически развел руками и озорно спросил:
— Что, роняю честь семьи?
Жоффруа не обратил внимания на иронию.
— Да, королю это не понравилось бы. А в кошельке, между прочим, золото. — Он с грустью посмотрел на подарок. — Купи то, что тебе необходимо.
Раймонд взвесил кошелек на руке.
— Золото? — повторил он.
Как будто золотом можно стереть память о былых обидах и притеснениях.
— Я куплю Джулиане свадебный подарок, — заявил он и, не обращая внимания на возмущенные возгласы родителей, стал подниматься по приставной лестнице в рыцарский зал.
— Приставная лестница, — фыркнул Жоффруа. — Это просто нелепо.
Раймонд поднялся наверх и крепко держал лестницу, пока по ней карабкались родители. Наверху, на открытой площадке, не огороженной перилами, Раймонд внезапно угрожающе преградил им путь:
— И учтите: если обидите Джулиану — я в два счета выставлю вас за дверь.
Жоффруа поджал губы:
— Послушай, мальчик…
— Я уже не мальчик. — Раймонд смотрел отцу в лицо, которое было так похоже на его собственное. — Конечно, я не так коварен и хитер, как вы, но у меня были отличные учителя. Я сделаю то, что говорю.
Жоффруа хотел было возразить, но тут в разговор вступила Изабелла:
— Боже мой, Раймонд, разве можно!
Она грустно покачала головой, а ее супруг, уже взявший себя в руки, сказал ей:
— Наш сын прав, дорогая. Мы были плохими родителями, и нам остается лишь приветствовать ту леди, которую Раймонд избрал себе в жены.
Из этих слов Раймонд сделал вывод, что родители решили перейти от прямолинейной атаки к подрывным действиям. Будут вынюхивать, выслеживать, пакостить втихую. Ну и пусть. Он позаботится о том, чтобы с Джулианой ничего плохого не случилось, постарается все время держаться с ней рядом, а во время его отсутствия за ней присмотрят его милые ведьмы. С ледяной улыбкой Раймонд распахнул двери в зал и повел родителей по темному коридору.
— Джулиана — женщина тихая и нежная, — сказал он. — Голос ее мелодичен, улыбка светла и безмятежна.
Тут из-за закрытых дверей донесся столь яростный вопль, что Раймонд замер на месте.
— Что там такое? — поинтересовалась Изабелла.
— Должно быть, одна из моих падчериц наступила на щенка, — пожал плечами Раймонд и мстительно осведомился: — Знаете ли, матушка, что вы стали бабушкой?
Изабелла чуть не задохнулась от злости. Удар достиг цели. А Раймонд сладким голосом продолжил:
— Да, Джулиана добра и мягкосердечна. Там, где она появляется, поют птицы и расцветают цветы. — Из-за двери донесся еще один вопль, и Раймонд ускорил шаг. — А также сияет солнце…
Еще один крик — на сей раз уже явно исполненный гнева.
Раймонд перешел на бег и ворвался в зал.
Джулиана сражалась с багроволицым Феликсом. Раймонд бросился ей на выручку, но его помощь не понадобилась. Размахнувшись, Джулиана мощным ударом влепила графу затрещину, пришедшуюся как раз по кончику его вздернутого носа. Хрустнули хрящи, брызнула кровь, и Феликс с истошным воплем согнулся пополам.
Раймонд застыл на месте, не веря своим глазам, а его невеста прошипела, обращаясь к поверженному врагу:
— Еще раз тронешь меня рукой, и тебя не узнает даже собственная собака!
— Добрая и мягкосердечная? — пропела Изабелла, останавливаясь возле Раймонда.
— Нежная и покладистая? — хмыкнул Жоффруа. — Сын мой, ты, как всегда, искажаешь действительность. Надо же было изобразить эту Валькирию ангелицей!
Джулиана слышала голоса, но сейчас ей было не до этого. Она не спускала глаз с Феликса, изрыгавшего проклятия. Граф зажимал рукой нос, между пальцев стекала кровь.
Джулиана недоуменно взглянула на свою ладонь, сама не веря, что сумела нанести столь мощный удар. Рука ее дрожала.
Феликс выпрямился, его глазки вылезали из орбит. Он никак не мог взять в толк, что, собственно, произошло.
Джулиана хотела было извиниться, но не стала — ни малейших сожалений она не испытывала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики