науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне необходимо выбраться на свежий воздух.
Портье сегодня уже закончил работу, поэтому никто не спрашивает, куда я спешу. И это кстати, потому что я сама не знаю ответа.
Дойдя до Восемнадцатой улицы, я поворачиваю на Локаст-стрит и направляюсь на восток. Иду быстро, согнув руки в локтях. Проходя мимо кирпичных особняков, построенных лет двести назад, я заглядываю в окна. Сквозь шторы удается разглядеть большие семьи и влюбленные парочки, кое-где я вижу домашних животных. Люди смотрят телевизор, ужинают, разговаривают и смеются.
Дойдя до Брод-стрит, я поворачиваюсь спиной к зданию мэрии и направляюсь по Пайн-стрит на юг. Здесь толпы людей стоят в ожидании городских автобусов, и я маневрирую между ними, их чемоданами, сумками и отрешенными взглядами. У этих людей сегодня самый обычный день. И они даже не догадываются, что моя жизнь изменилась навсегда.
Шагая по Пайн-стрит на юг, я оказываюсь в Антикварном ряду. Все магазины уже закрыты. Я рассматриваю витрины, заставленные старой мебелью, зеркалами, картинами и разным другим хламом. Магазины чередуются с маленькими кафе. «Ласт дроп» и «Тако-хаус» заполнены посетителями, которые смеются, целуются – в общем, наслаждаются жизнью.
Снова повернув, я оказываюсь на перекрестке Саут-стрит и Десятой. На одной стороне – старые дома, на другой новое, со сверкающими чистотой окнами, здание «Хоул фудс». Чернокожие дети играют в мяч среди развалюх, а из шикарного магазина выходят люди с коричневыми пакетами, полными органических продуктов. Этот перекресток и есть настоящая Филадельфия. Чуть дальше по Саут-стрит начинаются современные магазины и рестораны с яркими витринами. Здесь можно встретить и белых, и афроамериканцев – в основном это подростки или туристы. На улице так много народу, что я замедляю шаг и, чувствуя толчки локтями и коленями, позволяю людскому потоку нести меня вперед. Я как будто нырнула в толпу, не заботясь о том, куда меня вынесет.
Вместе со всеми выхожу на Франт-стрит, которая по порядку первая, но… Имена улицам в этом городе давали квакеры. А слово «первый» они употребляли, только если речь шла о Боге. Так что если даже Бог есть, он здесь не живет.
Подняв глаза, я вижу пешеходный мост Саут-стрит, который соединяет Франт-стрит с Пенн-лэндинг, а там уже совсем близко до реки Делавэр.
Теперь я уже бегу. Расталкивая людей, пересекаю Франт-стрит и оказываюсь на мосту, под которым подростки курят сигареты и травку и пьют пиво и водку из бутылок, спрятанных в коричневые бумажные пакеты. Пробегаю по мосту и через парковку, огибаю машины на Делавэр-авеню и наконец, оставив позади деревья и скамейки, оказываюсь на набережной, откуда открывается вид на реку. Здесь я останавливаюсь и, тяжело дыша, смотрю на мост Бенджамина Франклина, ярко освещенный на фоне ночного неба. Перевожу взгляд на извилистую береговую линию Камдена, которая издалека выглядит вполне привлекательно. Посмотрев на юг, вижу линкор «Нью-Джерси». Оглянувшись по сторонам и убедившись, что поблизости никого нет, начинаю орать во весь голос.
Сжимаю кулаки, вытягиваю шею, открываю рот и кричу. Перевожу дыхание и снова кричу изо всех сил.
Я кричу на Сьюзен за то, что она поставила меня во главе своей компании, на Адриана Сальво за его лояльность «Бэкстер бразерс». И на доктора Франклина – за то, что он задавал мне такие жесткие вопросы. А потом замолкаю.
И через некоторое время начинаю смеяться. Закончился один этап моей жизни и начался другой. Все прошлое останется здесь, в темной мутной воде. Я бросаю в реку злость, разочарование и сомнения в себе. Туда же отправляется страх. Со мной все будет в порядке. Я уверена.
Повернувшись к реке спиной, шагаю по Пенн-лэндинг в сторону Честнат-стрит, перехожу мост и оказываюсь на Франт-стрит. Здесь начинается Старый город – в буквальном смысле место рождения Филадельфии, где Бен, Бетси и Билли Пени воплотили в жизнь свои идеалы. И я последую их примеру.
Я медленно иду по Честнат-стрит и с улыбкой поглядываю на шикарные рестораны и клубы. Около них уже собрались толпы красивых людей, и я стараюсь не толкаться, а обходить их. Повернув на юг, на Пятую улицу, направляюсь к Локаст-стрит через район Сосайти-Хилл с его старыми домами, узкими улочками и колониальными фонарями. По выложенным кирпичом дорожкам Вашингтон-сквер, очень похожего на Риттенхаус-сквер, я иду к Уолнат-стрит. Ускоряя шаг, оставляю позади театр, где у входа уже собралась целая очередь. Окна госпиталя «Уилле ай», сияют в темноте спасительным светом. На Двенадцатой улице понимаю, что оказалась в излюбленном месте сборищ геев – здесь и бутики, и кафе, и дискотеки. Но вот я наконец возвращаюсь на Брод-стрит и уже в который раз удивляюсь, почему мы не зовем ее просто Четырнадцатой улицей.
Прислонившись к столбу, я окидываю улицу взглядом и вижу яркие вывески, которые и превращают ее в Авеню Искусств. В ресторанах кипит жизнь. На одном конце улицы расположен Киммелевский центр исполнительского искусства – новая надежда культурной общественности Филадельфии. Он похож на большой, нарядный и шумный космический корабль. На другом конце находится огромный особняк Юнионистской лиги с шикарной лестницей и известным всем флагом – бастион старой Филадельфии, города белых мужчин. И это тоже истинная Филадельфия.
Пересекаю Брод-стрит и прохожу последние несколько кварталов до дома. В холле терпеливо дожидаюсь лифта и, войдя в него, вижу в зеркалах потную раскрасневшуюся девушку, которая выглядит просто кошмарно. Но мне хочется, чтобы кто-нибудь обнял меня. И я звоню маме.
Чипсы для души
Нельзя, чтобы мама видела меня в таком виде, иначе она испугается. Пока она едет ко мне из Джерси, я принимаю душ и привожу себя в порядок.
– Как в твои студенческие годы, – говорит она, заходя в квартиру. – Ты разболелась, я приехала с благовониями и колокольчиками, и на следующий день тебе стало лучше.
– Я потом никак не могла избавиться от этого запаха, – смеюсь я.
Мама пожимает плечами. Мы садимся на диван, и она протягивает мне небольшую плетеную корзину. Что она принесла мне сегодня? Свечу и тофу? Приподнимаю белую льняную салфетку и вижу упаковку чипсов «Читос» и баночку «Доктора Пеппера». Гораздо лучше, чем огромная корзина с овощами, которую я получила сегодня утром. Обняв маму, я лезу в корзину.
– Итак, что произошло? – интересуется мама, пока я с удовольствием поглощаю чипсы.
Облизываю пальцы и спокойно сообщаю:
– Я ухожу из «Голд груп». – И рассказываю всю историю.
Мама слушает, не перебивая. Когда я перехожу к планам о собственной компании, меня охватывает возбуждение.
– Немного боязно, – заканчиваю я, – но, думаю, начав свое дело, я быстро наберусь опыта.
Мама кивает, поджав губы.
– Мам, что такое?
Она качает головой и натянуто улыбается:
– Все в порядке.
– Не бойся, говори.
Она громко вздыхает.
– Лекси, это риск. Неоправданный риск.
Я молчу, поэтому она продолжает:
– Сейчас спад в экономике. А если тебе не удастся найти клиентов? Ты неплохо устроена. Зачем рисковать тем, что имеешь?
Я поражена, что мама не поддерживает меня, и удивленно хлопаю глазами.
– Мама, мне кажется, у меня все получится.
– Вопрос не только в деньгах.
– О, понятно. – Я опускаюсь на диван. – Есть кое-что еще.
– Меня волнует, что ты именно сейчас решаешься на такой серьезный шаг. Посмотри, сколько времени ушло у Сьюзен на создание «Голд груп». Неужели ты действительно хочешь посвятить работе следующие несколько лет жизни?
– Ты хочешь сказать, вместо того чтобы выйти замуж и завести детей?
Мама грустно улыбается:
– Понимаю, с Роном не получилось… Но вдруг ты еще кого-нибудь встретишь? Имея свое дело, будет очень сложно создать семью, завести детей. Ведь именно за это ты сейчас критикуешь Сьюзен.
Я с огромной нежностью смотрю на нее.
– Мама, я знаю, что ты хочешь внуков. Но этого не произойдет. По крайней мере не сейчас.
– Дело не в том, что я не хочу внуков. То есть хочу, конечно. – Мама решительно кивает, чтобы я не подумала, что она уже соглашается со мной. – Но я мечтаю, чтобы ты родила детей для себя. Ребенок – это потрясающий опыт, – говорит она со слезами на глазах. – Ты принесла мне огромную радость. Лекси, я хочу, чтобы ты была счастлива.
– Мама, как раз это и сделает меня счастливой. По крайней мере сейчас. Если я встречу кого-нибудь и захочу завести детей, то приспособлюсь. У вас с папой были необычные отношения, но вы ведь справились. В конце концов…
– Что твой отец сказал по этому поводу?
– Я ему еще не говорила.
– И я узнаю об этом первой? – спрашивает мама с нескрываемым удовольствием.
– Мама… – предостерегающе говорю я.
– Извини, – торопливо произносит она.
– Я позвонила тебе, потому что нуждалась в сочувствии. Почему теперь я должна тебя успокаивать? – Я вспоминаю свой сегодняшний разговор с Марией о бейсболе и удивляюсь, почему мне приходится утешать людей, расстроенных из-за моих проблем. Я забочусь о других, хотя это они должны обо мне заботиться.
– Прости, – повторяет мама.
– Тебе уже лучше?
– Думаю, да, – вздыхает она. – Надеюсь, когда-нибудь ты выйдешь замуж за хорошего еврейского парня.
Я делаю круглые глаза:
– Мама? Я ведь не еврейка!
– Наполовину, – не соглашается она.
– Не совсем так.
– Я еврейка, – указывает она на себя.
– Не совсем.
Мама притворяется обиженной, поэтому я улыбаюсь и обнимаю ее.
– Будь ты настоящей еврейской мамой, – шепчу я ей на ухо, – ты принесла бы мне куриный суп, а не «Читос».
Всего на один день
К десяти сорока пяти следующего утра, трижды отрепетировав речь о своей отставке, я готова произнести ее перед Сьюзен. Вот только хозяйки нет в офисе. Подхожу к столу Младшенького в холле.
– Как наши дела? – приветствует он меня.
– Замечательно. Ты, случайно, не знаешь, где Сьюзен?
Майк хлопает ресницами.
– Угадайте с трех раз.
– Дома? Но она обещала прийти сегодня.
– Вип, именно так она и сказала.
– Послушай, я ухожу и сегодня уже не вернусь.
– Что? Куда вы уходите? А кто будет руководить всеми нами?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики