ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

(Эвереттская Бойня!)
Но нет! Парад приключений марширует Кармой -- Я в этом по уши до конца, мертвый -- Мне придется чистить зубы и тратить деньги до концов времени, по меньшей мере до того дня когда стану последней старухой на земле глодающей последнюю кость в окончательной пещере и я перхаю свою последнюю молитву в последнюю ночь прежде чем больше уже не проснусь -- Затем начну торговаться с ангелами в раю но с такой особой астральной скоростью и экстазом поэтому может мы будем и вовсе не против, наверное -- Но О Эверетт! Высокие трубы лесопилен и дальние мосты, и жаркая безнадега в мостовой -
В отчаяньи прождав полчаса захожу в столовку и заказываю гамбургер и молочный коктейль -- ибо на автостопе я позволяю своему бюджету на питание возрасти -- Девушка там столь нарочито холодна что я еще глубже впадаю в отчаяние, она хорошо сложена и аккуратна но тускла и у нее бесчувственные голубые глаза а на самом деле она вся заинтересована каким-то парнем средних лет который как раз в этот миг отваливает оттуда в Лас-Вегас играть, его машина стоит снаружи, и когда он уходит она кричит ему вслед "Покатай меня на своей машине как-нибудь" и он так уверен в себе что меня это изумляет и бесит, "О я подумаю," или что-то в том же заносчивом роде, и я смотрю на него и у него короткая стрижка и очки и подонок на вид -- Он садится в машину и уезжает в свой Лас-Вегас сквозь это все -- Мне кусок едва в горло лезет -- Плачу по счету и спешу оттуда подальше -- Перехожу через дорогу с полной выкладкой -уф, ой -- Я наконец добрался до дна (горы).
64
Стою там на солнцепеке и не замечаю футбольной баталии происходящей у меня за спиной к западу в ярком сиянии солнца, пока моряк который тоже едет стопом не проходит мимо и не говорит "Сигналы, хип хип" и я смотрю и вижу его и одновременно как играют мальчишки и тут как раз одновременно останавливается машина с заинтересованной личностью за рулем, и я бегу чтобы сесть туда, кидая последний взгляд на футбольную игру где как раз какой-то пацан проводит мяч сквозь полузащиту и его гасят -
Я прыгаю в машину и вижу что в ней какой-то тип вроде тайного педика, что означает он все равно добродушный, поэтому я заступаюсь за моряка: "Он тоже едет стопом," и мы и его подбираем, и троица на переднем сиденье закуривает и едет в Сиэттл, все очень запросто.
Бессвязный треп о службе на флоте -- как тягостно, "Меня расквартировали в Бремертон и я бывало выходил по субботам вечером но стало гораздо лучше когда меня перевели в -- " и тут я закрываю глаза -- После проявления кое-какого интереса к той школе где учился водитель, Вашингтонский Универ, он предлагает выбросить меня в самом студгородке, я сам подымаю эту тему, поэтому мы высаживаем моряка по дороге (апатичный моряк которому на все плевать едущий столом с нижним бельем своей девчонки в бумажном пакете в котором я думал было полно персиков, он показывает мне шелковую комбинашку лежащую сверху) -
Со студгородком Университета штата Вашингтон все в порядке и он довольно-таки Вечен с большими новыми общежитиями в миллион окон и долгими поздними пешеходными дорожками уводящими прочь от бешенств уличного движения и О весь этот колледж включенный-в-город, он для меня как китаец, я не умею его вычислить, мой мешок все равно слишком тяжел, я сажусь на первый попавшийся автобус до центра Сиэттла и вскоре пока мы пролетаем мимо старых полосок морской воды с древними шаландами на них, и красное солнце тонет за мачтами и односкатными крышами, так-то лучше, я понимаю что, это старый Сиэттл тумана, старый Сиэттл Город под покровом, старый Сиэттл про который я читал пацаном в фантомных детективных книжонках и про который читал в Синих Книгах Для Мужчин все про старину когда сотня человек вламывалась в погреб к бальзамировщику и выпивала бальзамирующую жидкость и все умирали, и когда всех напаивали и вербовали таким образом на суда в Китай, и про грязевые низины -- Хибарки с чайками.
Следы девчонки
на песке
-- Старая мшистая свая
Сиэттл кораблей -- сходней -- доков -- тотемных столбов -- древних локомотивов на стрелках набережной -- пар, дым -- Скид-Роу, бары, Индейцы -Сиэттл моего отроческого видения встающего передо мною на ржавой старой мусорке со старым бесцветным забором завалившимся в общем сумбуре -
Деревянный домик
сыро сэр -
повозки свет в окошке
Я прошу водителя автобуса высадить меня в центре, спрыгиваю и топочу мимо Городской Ратуши и голубей по общему направлению к воде где я знаю что найду хорошую чистую комнату на Скид-Роу с кроватью и горячей ванной дальше по коридору -
Я прохожу до самой Первой Авеню и сворачиваю влево, оставляя магазинную публику и сиэттльцев за спиной и опа! вот все человечество хеповое и прикольное тусуется по вечернему тротуару изумляя меня аж глаз выпадает -индейские девочки в брючках, с индейскими мальчиками стриженными под Тони Кёртиса -- сплетенные -- рука об руку -- семьи достославных сезонников только что поставили свою машину на стоянку, идут на рынок за хлебом и мясом -Пьяницы -- Двери баров мимо которых я пролетаю невероятны от толпящегося печального ждущего человечества, крутящего в пальцах стаканы и глядящего вверх на поединок Джонни Сакстона -- Кармена Базилио по телевизору -- И бац! Я понимаю что сейчас Вечер Пятницы по всей Америке, в Нью-Йорке всего-навсего десять часов и поединок в Гардене только начался и портовые грузчики в барах на Северной Реке все смотрят его и пьют по 20 пив на нос, и Сэмы сидят в первом ряду у самого ринга делая свои ставки, их хорошо видно на экране, расписанные вручную галстуки из Майами -- фактически по всей Америке Вечер Поединков В Пятницу и Большой Драчки -- Даже в Арканзасе его смотрят в бильярдной и снаружи в домике на хлопковом поле по телевизору -- везде -Чикаго -- Денвер -- сигарный дым повсюду -- и Ах печальные лица, теперь я забыл и вижу и вспоминаю, пока проводил все лето расхаживая взад-вперед и читая молитвы на горных вершинах, скал и снега, потерявшихся птиц и фасоли, эти люди сосали сигареты и напитки и расхаживали взад-вперед и читали молитвы и в собственных душах тоже, по-своему -- И все это вписано в шрамы их лиц -- Я должен зайти в этот бар.
Поворачиваюсь и вхожу.
Швыряю мешок на пол, беру пиво у многолюдной стойки, сажусь за столик, уже занятый другим стариком глядящим в другую сторону на улицу, и сворачиваю самокрутку и наблюдаю поединок и лица -- Здесь тепло, человечество тепло, и в нем есть потенциал любви, я могу его разглядеть -- Я чистая свежая маргаритка, я знаю -- Я мог бы произнести им речь и напомнить им и пробурить их вновь -Но даже тогда я увижу на их лицах скуку "Ох, мы знаем, мы это все уже слышали, и мы просидели здесь все это время ожидая и молясь и смотря поединки по вечерам в пятницу -- и пья" -- Боже мой, они пили! Каждый пьянь конченая, я ведь вижу -- Сиэттл!
Мне нечего им предложить кроме своей глупой рожи, которую я все равно отвращаю -- Бармен занят и вынужден переступить через мой рюкзак, я отодвигаю его в сторону, он говорит "Спасибо" -- Между тем Базилио не больно от легких ударов Сакстона, он вступает и начинает дубасить того от и до -- тут кишки против мозгов и кишки победят -- Всё в этом баре кишки Базилио, лишь я просто мозги -- Нужно побыстрее оттуда выбраться -- К полуночи они затеют собственную драчку, молодые крутняки в кабинке -- Ты должен быть совсем уж рехнувшимся диким мазохистом Джонни Нью-Йоркцем чтобы поехать в Сиэттл ввязываться в кабацкие драки! Тебе шрамов надо! Основ боли! Внезапно я начинаю писать как Селин -
Я выметаюсь оттуда и иду снимать себе на ночь номерок на Скид-Роу.
Ночь в Сиэттле.
Завтра, дорога на Фриско.
65
Отель Стивенс это старенькая чистенькая гостиница, заглядываешь в большие окна и видишь чистый кафельный пол и плевательницы и старые кожаные кресла и говорящие часы и серебрянооправого клерка в клетке -- Доллар семьдесят пять за ночь, для Скид-Роу круто, но клопов нет, это важно -- Я покупаю себе номер и, поднимаюсь на лифте с господинчиком, второй этаж, и захожу к себе в комнату -Швыряю мешок в кресло-качалку, растягиваюсь на кровати -- Мягкая постель, чистые простыни, передышка и пристанище до часу дня времени выписки завтра -
Ах Сиэттл, печальные лица баров человеческих, и не осознаете что вы вверх тормашками -- Ваши печальные головы, люди, свисают в неограниченной пустоте, мельтешите по поверхности улиц и даже в комнатах, вверх тормашками, ваша мебель вверх тормашками и удерживается гравитацией, единственное что не дает ей всей улететь это законы разума вселенной, Бога -- Бога ждете? А поскольку он не ограничен то не может существовать. Бога ждете? То же самое, милый Бронкс-певец. Там ничего нет кроме сущности разуматерии первичной и странной а форма и названия которые вы ей даете ничего не решают -- фу, я поднимаюсь и выхожу купить себе вина и газету.
В месте для еды и питья до сих пор показывают бокс но вот что еще меня привлекает (на розовой голубой неоном-зажигающейся улице) мужчина в жилете тщательно выписывающий мелом счет сегодняшних бейсбольных матчей на огромной доске, как в старину -- Я стою там и наблюдаю.
В газетном киоске Боже мой тысяча книжек с девчонками выставившими все свои похотливые груди и бедра в вечность -- Я понимаю "Америка с ума сходит по сексу, им вечно не хватает, что-то не так, где-то, совсем скоро эти книжки с девчонками станут в невозможную обтяжку, каждая складка и морщинка будут тебе выпирать кроме дыры и соска, они рехнулись" -- Конечно я тоже смотрю, у стеллажа, вместе с другими сексуально-озабоченными.
Наконец покупаю сент-луисскую Спортинг Ньюс чтоб быть в курсе последнего бейсбола и журнал Тайм, чтоб быть в курсе мировых новостей и прочесть все про Эйзенхауэра машущего ручкой из поездов, и бутылку итальянского портвейна Швейцарская Колония, дорогого одного из лучших -- думал я -- С этим пилю обратно по проспекту и тут вижу кабаре: "Пойду сегодня вечером в кабаре!" хихикаю я (вспомнив Старого Говарда в Бостоне) (а недавно я прочел как Фил Силверс закатил старомодное представление в каком-то кабаре где-то и что за тонкое искусство это было) -- Да -- и есть -
Ибо после полутора часов у себя в номере потягивая это вино (сидя в одних носках на кровати, подперевшись подушкой), читая про Мики Мэнтла и Лигу Три-Ай и про Южную Ассоциацию и про Западнотехасскую Лигу и последнее обмены и звезд и подающих надежды ребятишек и даже читая новости Малой Лиги чтобы поглядеть на фамилии 10-летних чудо-питчеров и бросив взгляд на журнал Тайм (не так уж интересно в конечном итоге когда в тебе полно сока а снаружи улица), я выхожу, осторожно перелив вино в свою полибденовую фляжку (ранее употреблявшуюся для утоления жажды на тропе, с красным платком повязанным на голову), засовываю ее в карман куртки, и вниз в ночь -
Неон, китайские ресторанчики
зажигаются -
Девушки проходят сумерками
Глаза -- странный негр-пацан который боялся что я не одобрю его взглядом из-за проблемы сегрегации на Юге, я чуть было действительно не начинаю его критиковать, за то что он такой квадратный, но не хочу привлекать его внимания поэтому отвожу взгляд -- Проходят филиппинские ничтожества, руки болтаются, их таинственные бильярдные и бары и бочонки судов -- Сюрреалистическая улочка, с копом у стойки бара застывает видя как я вхожу, будто я сейчас у него стакан сопру -- Переулки -- Проблески старой воды между еще более старых крыш -Луна, встающая над центром города, подкрадывается незамеченной огнями Аптеки Гранта сияющими белым возле Тома МакАнса, также сияющего, открытого, возле шатра кино Любовь Многочудесная с хорошенькими девушками стоящими в очереди -Бордюры, темные тупички, где лихачи с визгом разворачиваются -- гоняя мотор на шинах, скриик!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики