ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Миссис Розе долило быть зябко иногда в молчании своего дома -- О, и что же должна она делать по ночам, в своей "яркой ночной сорочке", как сказал бы У.К.Филдз, и садится она в постели вслушиваясь в странный шум снизу потом опадает снова чтобы распланировать свою судьбу свой выношенный план разгрома каждого нового дня -- "Распевая нагружая сеновал", вот все что мне слышно -Такая милая, и такая опечаленная что приходится вставать поутру к своей канарейке в ярко желтой кухне и знать что та умрет. -- Напоминает мою Тетю Клементину но совсем на нее не похожа -- "Кого же она мне напоминает?" задаюсь я вопросом -- она напоминает мне былую возлюбленную которая была у меня в каком-то другом месте -- Мы уже проводили вместе приятные вечера, искусно сопровождая их (ее и ее подругу поэтессу Бернис Уэйлен) вниз по лестнице Места, одной особенно безумной ночью в нем когда какой-то придурок валялся на спине на пианино, сверху, громко и ясно выдувал на трубе дурацкие нью-орлеанские риффы -- которые я должен был признать были весьма недурны, как парчовые загоны которые случайно подслушаешь на улице -- затем мы (Саймон и Ирвин и я) взяли дамочек в дикую джазовую контору с красно-белыми скатертями, и с пивом, клево, дикие котятки что свинговали там в ту ночь (и двинулись пейотлем со мною) и один новый кошак из Лас-Вегаса прикинутый вольно и четко, в башмаках типа крутых изукрашенных сандалий канающих только в Лас-Вегасе, в игорных домах, и садится за барабаны и лабает уматнейший бит отбивая своими палочками дроби на тарелках и бас бухает и всё в тему и так изумляет настоящего барабанщика что тот отваливается далеко назад чуть не падая совсем и отбивает этот ритм собственной башкой о сердце басового скрипача -- Роза Мудрая Лазурь врубалась во все эти штуки со мною, и были элегантные разговоры в такси (цок цок Джеймс с Вашингтон-Сквера), и я совершил одну конечную вещь которую вероятно Роза, а ей 56, так никогда и не забыла: -- на коктейле, у нее в доме, провожая ее лучшую подругу в ночь к ее автобусу в 21/2 кварталах отсюда (дом Рафаэлевой Сони совсем рядом), пожилая дама наконец ловит такси -"Ах Джек," снова на вечеринке, " как мило с вашей стороны быть столь добрым к Миссис Джеймс. Она решительно изумительнейшая личность с которой вы могли бы познакомиться!"
И вот у дверей теперь она нас приветствует: -- "Я так рада что вы смогли прийти!"
"Извините что припоздали -- не на тот автобус сели -- "
"Я так рада что вы смогли прийти," повторяет она, закрывая дверь, поэтому я понимаю что она чувствует что я вгоню ее в невозможную ситуацию которая возникнет в столовой, или же, иронию -- "Так рада что вы пришли," произносит она еще раз и я осознаю что это всего-навсего простая логика маленькой девочки, лишь продолжай повторять добрые приятности и твоя любезность не рассыплется -- Она фактически вдохновляет всю вечеринку атмосферой невинности а иначе там всё щетинилось бы враждебными вибрациями. Я вижу как Джеффри Дональд смеется очарованный, поэтому знаю что все в порядке, вхожу и сажусь и окей. Саймон усаживается на свое место, с "оо" искреннего уважения на губах. Лазарь тоже там, ухмыляется почти совсем как Мона Лиза, руки по обе стороны от тарелки обозначая этикет, большая салфетка на коленях. Рафаэль совсем сполз развалившись в кресле изредка хватая кусочек ветчины с кончика вилки, элегантные ленивые руки болтаются, кричит, иногда совершенно затихает. Ирвин бородат и серьезен но смеется внутри (от очарованного счастья) так что глаза его не могут не лучиться. Его глаза вращаются с одного лица на другое, большие серьезные карие глаза которые если предпочтешь не отрываясь смотреть на них то он вытаращится на тебя обратно и однажды мы вызвали друг друга на гляделки и лыбились минут 20, или 10, я забыл, и его глаза стали под конец лишь еще безумнее, а мои устали -- Пророк Глаз -
Дональд изящен в сером костюме, смеется, рядом девушка в дорогой одежде и говорит о Венеции и что там можно посмотреть. Рядом со мною симпатичная девчонка которая недавно поселилась в одной из пустующих комнат у Розы, приехав в Сан-Франциско учиться, вот оно как, и я тогда думаю: "Роза пригласила меня чтобы я с нею познакомился? Или она знала что все поэты и Лазари все равно увяжутся за мной?" Девчонка встает и помогает подавать на стол, Розе, что мне нравится, но она надевает фартук, типа кухаркиного фартука такого и я чуть не попутал, в собственной грубости.
Ах как элегантен и чудесен Дональд, Флейта Фейна, сидит рядом с Розой, вставляет уместные замечания ни одного из которых я не помню так тщетно завершенны они, типа, "Не такой красный как помидор, я надеюсь," или же, то как сокрушительно он рассмеялся вдруг когда все остальные проделали то же самое когда я ляпнул свой faux pas (14), проканавший как шутка, выпалив: "Я всегда езжу на товарняках."
"Кому вообще сейчас надо ездить товарняками!" -- Грегори -- "Я не врубаюсь во всю эту чушь когда ездишь на товарняках и меняешься с бичами бычками -Зачем ты во все это пускаешься, Дулуоз?" -- "В самом деле кроме шуток!"
"Но это же первоклассный товарняк," и все фыркают а я гляжу на Ирвина под этот смех и говорю: "В самом деле, Полночный Призрак первоклассный поезд, ни одной остановки всю дорогу," что Ирвину и так известно про железную дорогу от Коди и меня -- Но хохот неподделен, и я утешаю себя напоминанием, воплощенным в Дао моего воспоминания. "Мудрец вызывающий хохот ценнее колодца." Поэтому я как колодец перемигиваюсь с полным до краев вином небосводом стекла и выливаю графины вина (красного бургундского) себе в стакан. Почти неприлично то как я стенаю на это вино -- но все остальные начинают мне подражать -- Фактически я продолжаю наполнять стакан хозяйки затем и свой собственный -- В чужом монастыре, как я всегда говорю -
Совершенное развитие вечеринки вращается вокруг темы как мы возглавим революцию. Я вставляю чуток от себя говоря Розе: "Я читал о вас в нью-йоркской Таймс что вы жизненно важный движущий дух всего поэтического движения в Сан-Франциско -- Вот вы значит какая, а?" и она мне подмигивает. Мне хочется добавить "Ах проказница" но я здесь не затем чтоб острить, сегодня один из моих расслабленных вечеров, мне нравятся хорошая пища и хорошее вино и хорошая беседа, как то чего нет у нищего.
И вот Рафаэль с Ирвином подхватывают тему: "Мы пойдем до конца! Мы разденемся полностью чтоб читать свои стихи!"
Они орут это за этим вот вежливым столом и все же все кажется естественным а я гляжу на Розу и вновь она подмигивает. Ах она меня знает -- В слава-Божную минутку когда она отходит к телефону а остальные надевают в прихожей пальто, за столом одни мы мальчишки, Рафаэль вопит "Вот что мы сделаем, нам придется раскрыть им глаза, нам придется разбомбить их! Бомбами! нам придется это сделать, Ирвин, мне жаль -- это правда -- это все слишком уж правда" и вот он встает снимая штаны за кружевной скатертью. Он не медлит с этим вытягивая из штанин колени но это всего лишь шутка и быстренько подвязывается снова когда возвращается Роза. "Мальчишки, теперь надо сделать все четко! Уже почти пора начинать чтение!"
"Все поедем в разных машинах!" призывает она.
Я который ржал все это время спешу закончить свою ветчину, свое вино, спешу поговорить с девицей продолжающей молча утаскивать тарелки -
"Мы все будем голыми и Журнал Тайм не станет нас снимать! Вот где слава-то! Не бойтесь ее!"
"Я вздрочу прямо перед ними!" вопит Саймон стуча по столу, с большими серьезными глазами как у Ленина.
Лазарь настойчиво тянется вперед со своего стула чтобы все услышать, но в то же самое время барабанит по стулу, или качается. Роза стоит озирая нас прицокивая языком но подмигивает и все нам спускает -- вот такая уж она -- Все эти сумасшедшие маленькие поэтики жрут и вопят у нее в доме, слава Богу что Ронни Тэйкера с собой не прихватили а то он бы вообще со столовым серебром ушел -- тоже поэтом был -
"Давайте начнем революцию против меня!" ору я.
"Мы начнем революцию против Фомы Неверующего! Мы введем райские сады в штатах нашей империи! Мы достанем средний класс обнаженными нагими малышками что будут подрастать бегая по всей земле!"
"Мы будем размахивать штанами с носилок!" вопит Ирвин.
"Мы будем подпрыгивать и хватать крошек!" ору я.
"Это хорошо," говорит Ирвин.
"Мы облаем всех бешеных псов!" торжествующе надрывается Рафаэль. Ба-бах по столу. "Это будет -- "
"Мы будем качать крошек у себя на коленках," говорит Саймон непосредственно мне.
"Крошек-мошек, мы будем как смерть, мы упадем на колени чтоб испить из беззвучных потоков." (Рафаэль).
"Ух ты"
"Чё это значит?"
Рафаэль пожимает плечами. Открывает рот: -- "Мы молоты вобьем им в пасть! Они будут молотами огня! Сами молоты будут в огне! Он будет вбивать и вбивать им во властные мозги!" То как он произносит мозги проникает нам под самую кожу, смешные раскаты... густые, искренние звуки... "муаззги..."
"Когда же я смогу стать командиром звездолета?" спрашивает Лазарь которому от нашей революции ничего больше не надо.
"Лазарь! Мы снабдим тебя воображаемыми золотыми горлицами вместо мотора! Мы повесим чучело Св.Франциска! Мы убьем всех крошек у себя в мозгах! Мы вольем вино в глотки разлагающихся лошадей!!! Мы притащим парашюты на поэтическое чтение!"
(Ирвин держится за голову.)
Это лишь избранные примеры того что он говорит на самом деле -
И мы все грузим, типа, Ирвин грузит вот таким: "Мы будем показывать задницы на экранах Голливуда."
Или я говорю: "Мы привлечем внимание гнилой урлы!"
Или Саймон: "Мы покажем им золотой мозг наших хуев."
То как эти люди разговаривают -- Коди говорит: "Мы отправимся на Небеса опираясь на руку того кому помогли."
92
Проездом как исчезающая молния, и не беспокойся -
Мы все втискиваемся в две разные машины, Дональд едет впереди, и отъезжаем на поэтическое чтение которое мне будет не по кайфу на самом деле и я его еле выдержу, я уже вбил себе в голову (вино и прочее) выскользнуть в бар и встретиться со всеми потом -- "Кто этот Меррилл Рэндалл?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики