ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А вот и бережок где я провел весь день за рытьем в каменистой почве, на четыре фута в глубину, Мусорной Ямы Лесного Объездчика и за болтовней с Зилом пацаном на четверть индейцем который бросил бегать по тропе вдоль плотины и больше его никогда не видели, бывало он вместе с братьями колол кедровые бревна по морозобоинам за отдельную плату -- "Не люблю я работать на правительство, проклятье еду в ЛА" -- и вот он берег где, покончив с рытьем ямы и продравшись по тропе сквозь кустарник, по извилистой, к сортирной дыре вырытой Зилом, я спустился к воде и кидался камнями в суденышки консервных банок и адмиральствовал себя Нельсоном если им не удавалось удрать и отплыть подальше и достичь Золотой Вечности -- прибегнув наконец к здоровым деревянным плахам и огромным булыжникам, чтоб потопить кораблик-жестянку, но тот не желал тонуть. Ах Доблесть -- И длинные длинные боны я думал что смогу добраться по ним до Плота Станции Объездчиков без помощи лодки, но когда дошел до среднего бона и надо было перепрыгивать на три фута через неспокойную воду на притонувшее бревно я понял что вымокну и бросил это дело и вернулся -- вот оно все, всё в июне, а теперь сентябрь и я еду четыре тысячи миль по городам ребра Америки -
"Пообедаем на плоту потом подберем Пэта."
Пэт также этим же утром вышел с поста на Кратере и отправился вниз по 15-мильной тропе, на самой заре, в 3 часа утра, и будет ждать в 2 часа пополудни. Внизу у Громового Рукава -
"Ладно -- но я посплю пока вы это делать будете," говорю я -
Это о'кай со старым Токаем -
Мы втискиваемся между плотов и я вылезаю и привязываю конец к зубцу и он выволакивает мой мешок, теперь я босиком и мне четко -- И О огромная белая кухня полная еды и радио на полке, и письма что меня ждут -- Но мы все равно пока еще не проголодались, немножко кофе, я включаю радио а он едет за Пэтом, 2 часа туда и обратно, и вдруг я наедине с радио, кофе, сигаретами и странной книжонкой про героического торговца подержанными автомобилями в Сан-Диего который видит девчонку на табурете в кафешке и думает "У нее клевая жопка" -У-ух, снова в Америке. -- А по радио внезапно Вик Дамоун поет песенку которую я совсем забыл спеть на горе, старую-престарую, не полностью забыл ее но тут не переработка, он шпарит с полным оркестром (О гений Американской Музыки!) на "В Этом Мире,
Обычных людей,
Не-о-бычных людей,
Я рад что есть ты,"
-- задерживая на "ты", дыхание, "В этом мире, удовольствий чрезмерных, сокровищ незаметных," хмм, "Я рад что есть ты" -- Это я сказал Полине Коул чтоб та велела Саре Вогэн спеть ее в 1947 году -- Ох вот прекрасная американская музыка над озером, а потом, после изысканных забавных очаровательных слов диктора из Сиэттла, Ой, Вик поет
"Твоя Ладонь коснулась
Лба моего,"
неторопливо, и вступает роскошная труба, "Кларк Терри!" узнаю его я, сладко играет, и старый плот постанывает нежно на своих бонах, середина яркосветлого дня -- Тот же старый плот который в бурные ночи гремит и грохочет и лунный свет завывает по воде плещущим лоском, О кручина инея Последнего Северозапада и теперь у меня больше нет границ через которые идти и -- Мир снаружи просто кусок сыра, а сам я кино, а вот хорошенькая поющая ловушка -
56
Ловко ловит меня, кабы не эти старые горы что торчат прямо из шлёполакающего лямис-лазурного берега, старый весенний снег все еще на них, верхушках, и те скорбные смертные старинные летние облака промокающие розовый мирный полдень Эмили Дикинсон и ах бабочек -- Дразнятся в кустарнике жучки -На плоту, никакой живности, лишь лилейное лаканье воды по подбрюшьям бревен, да постоянная струя из кухонного крана который они подвели к бесконечному горному потоку, пусть себе льется холодная весь день, так что когда нужен стакан воды вот она, подключайся -- Солнышко -- жаркое солнце сушит мне носки на раскаленной покоробленной палубе -- а Фред уже отдал мне новую пару старых ботинок чтоб я дошел, хотя бы до магазина в Конкрите купить себе новые -- Я загнал торчавшие гвозди обратно в подметки большим молотком Лесной Службы на барже с мастерской, и в них будет удобно, с толстыми носками -- Когда носки высыхают это всегда триумф, когда есть свежая пара, и в горах и на войне
Ангелы в Опустошении -
Видения Ангелов -
Видения Опустошения -
Ангелы Опустошения
Долго ли коротко ли но вот он появляется, старина Фред вместе с лодкой и я вижу кукольную фигурку с ним рядом за целую милю, Пэт Гартон наблюдатель с Кратерной Горы, возвращается, озираясь, радостный, совсем как я -- Паренек из Портленда Орегон и все лето по радио мы с ним обменивались утешениями -- "Не беспокойся, оно скоро закончится" скоро даже октябрь наступит -- "Ага, но когда настанет этот день я просто лететь с горы буду!" вопит Пэт -- Но к несчастью рюкзак у него оказался слишком тяжелым, раза в два тяжелее моего, и он чуть было не опоздал и попросил лесоруба (добрую душу) помочь донести ему рюкзак последнюю милю вниз по рукаву ручья -
Они подруливают и привязываются небольшим кончиком, что мне как раз и нравится делать самому поскольку я так уже делал с большими пеньковыми канатами швартуя сухогрузы здоровыми в туловище толщиной, широко ритмично раскачивая петли, но с маленьким кончиком тоже прикольно -- Кроме этого мне хочется выглядеть полезным, мне за сегодня еще платят -- Они вылезают и после того как я слушал голос Пэта все лето я смотрю на него и он похож на кого-то другого -- Мало того как только мы усаживаемся в кухне и еще когда он идет со мной рядом меня вдруг охватывает жуткое чувство что его здесь нет и я специально бросаю на него взгляд чтобы проверить -- На какой-то миг этот ангел растворился -- Два месяца в опустошении и вот результат, неважно как называется твоя гора -- Он сидел на Кратере, который мне было видно, явно на самом краешке вымершего вулкана, среди снегов, подверженный всем бурям и переменам ветра прилетающего туда с любой стороны сквозь ложбину между Рубиновой Горой и Сауэрдау, и с востока, и с моего севера и у него было больше снега чем у меня -- И койоты выли по ночам как он говорил -- И шугань выходить из хижины по ночам -- если он когда-то и боялся зеленого лица в окне своего детства в пригороде Портленда, то там у него было предостаточно масок чтоб подмешаться в зеркальное отражение его глаз рыскающих по ночи -- Особенно туманными ночами, когда ты с таким же успехом можешь оказаться в блейковской Воющей Пустоте или хотя бы в старинном Аэроплане Тридцатых Годов который заблудился в тумане с нулевым потолком -- "Ты там Пэт?" в шутку спрашиваю я -
"Я бы сказал что я тут и тоже готов ехать дальше -- а ты?"
"Все решено -- нам надо сделать еще кусок тропы по дамбе хоть, черт -- "
"Не знаю смогу ли я," честно признается он, он хромает. "Пятнадцать миль с самого рассвета до рассвета -- ноги у меня уже сдохли."
Я поднимаю его мешок и он весит 100 фунтов -- Он даже не позаботился выкинуть 5 фунтов литературы Лесной Службы с картинками и рекламой, все это засунуто в его мешок а в довершение всего под мышкой у него спальник -- Слава Богу что у его ботинок хоть подметки есть.
Мы весело обедаем разогретыми свиными отбивными, воя от масла варенья и того чего у нас там не было, и чашку за чашкой пьем крепкий кофе который я заварил, и Фред рассказывает про Пожар на МакАллистере -- Кажется с самолета сбросили столько сотен тонн оборудования и все это до сих пор разбросано по всему склону горы -- "Надо сказать индейцам чтобы пошли туда и все съели," думаю я собираясь произнести это вслух, но индейцы-то здесь откуда?
"Никогда больше не буду наблюдателем," объявляет Пэт, и я повторяю за ним следом -- пока во всяком случае -- У Пэта старая короткая стрижка вся заросшая за целое лето и мне удивительно видеть насколько он молод, лет 19 или около того, а я такой старый, 34 -- Меня это не волнует, я наоборот доволен -- В конце концов и старине Фреду 50 а ему наплевать и мы живем как живем и расстаемся навсегда как расстаемся -- Только чтобы снова вернуться в каком-то ином обличье, как в форме, сущность наших 3 соответствующих существ разумеется не приняла 3 разные формы, она здесь лишь проездом -- Значит все это Бог а мы ангелы разума, поэтому благослови и садись -
"Во как," говорю я, "сегодня вечером куплю себе несколько бутылочек пивка" -- или бутылку вина -- "и посижу у реки" -- Только я всего этого им не рассказываю -- Пэт не пьет и не курит -- Фред время от времени зашибает, по пути наверх в грузовичке за два месяца до этого прежде чем Энди раскупорил свою кварту 12-градусного черничного вина купленную в Марблмаунте и мы все вылакали его не успев доехать и до Ньюхэлема хотя бы -- В тот раз я пообещал Энди что куплю ему большую кварту виски, в благодарность, но теперь я вижу что он где-то в других местах, на Большом Бобре со своим рюкзаком, я воровато соображаю что могу ускользнуть отсюда и не покупая Энди этой четырехдолларовой бутыли -- Мы собираем вещи, после долгой застольной беседы -- Фред тарахтит моторкой вниз мимо плотов Курорта (бензонасосы, лодки, номера внаем, снасти и снаряжение) -- вниз до большой белой стены Дамбы Росс -- "Давай я понесу твой рюкзак Пэт," предлагаю я, прикидывая что сил у меня на это хватит и дважды тут не раздумываю ибо сказано в Алмазном Резце Обета Мудрости (моя библия, Ваджрачедика-праджна-парамита которая как предполагается была сказана устно -как же еще? -- самим Шакьямуни) "практикуй щедрость но думай о щедрости лишь как о слове и ни о чем большем кроме слова," по этому поводу -- Пэт благодарен, вздергивает мой рюкзак на себя, я беру его неохватный тяжеленный баул и влезаю в лямки и пытаюсь встать и не могу, мне придется отпихнуть Атласа чтобы это сделать -- Фред улыбается из лодки, на самом деле ему не хочется чтобы мы уходили -- "Увидимся, Фред."
"Не бери в голову"
Мы отходим но в пятку мне сразу же впивается гвоздь поэтому мы останавливаемся у тропы идущей по дамбе и я нахожу небольшой кусочек сигаретной пачки рыбаков и подкладываю его вместо стельки, и мы идем дальше -Дрожь, не могу, ноги мои опять отказывают -- Тропа отвесно спускается обвиваясь вокруг утеса возле дамбы -- В одном месте она снова ползет наверх -Это отдых для ног, я просто сгибаюсь и пыхчу дальше -- Но мы несколько раз останавливаемся, оба выдохшиеся -- "Мы никогда не дойдем," повторяю все время я и лопочу на совершенно разные темы -- "На горе учишься чистым вещам, правда?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики