ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"
"Здорово, здорово, я врубаюсь что ты подрубаешься по молчанию," доносится его печальный воодушевленный голос по ничтожной телефонной машине, "мне грустно думать что ты врубаешься в молчание, но я буду его рубить, поверь, буду" -
Я иду к себе е номер спать.
И гляньте-ка! Там сидит старый ночной портье, старый француз, не знаю как ето зовут, когда Мэл мой кореш раньше жил в Белле (и мы подымали большие тосты портвейна за Омара Хайяма и хорошеньких девчонок с короткими стрижками в его гололампочном номере) этот старик бывало все время сердился и неразборчиво орал на нас, раздосадованный -- Теперь, два года спустя, он совершенно изменился и вместе с этим его спина сгорбилась до конца, ему 75 и идет он совершенно скрюченным бормоча по вестибюлю чтобы отпереть тебе мимолетный номер, он совершенно помилел, смерть оглаживает ему веки, он видел свет, он больше не зол и не раздосадован -- Он славно улыбается даже когда я вхожу а он (час ночи) стоит весь перекосившись на стуле пытаясь починить конторские часы в клетке -- Болезненно спускается и провожает меня в мою комнату -
"Vous etes francais, monsieur?" cпрашиваю я. "Je suis francais moi-meme." (6)
В его новой славности к тому же новая Будда-незаполненность, он даже не отвечает, он лишь отпирает мне дверь и печально улыбается, весьма согбенный, и говорит "Спокойной ночи, сэр -- все в порядке, сэр" -- Я изумлен -- Прибабахи все 73 года а теперь выждал самый подходящий момент когда осталось всего несколько росинок сладких лет и его похоронят всего скрюченного в гробу (уж и не знаю как) и я принесу ему цветов -- Буду приносить ему цветы и миллион лет спустя -
У меня в номере невидимые вечные золотые цветы опадают мне на голову пока я сплю, они падают повсюду, это розы Св.Терезы льются и слетают везде на головы мира -- Даже на шаркунов и сорванцов, даже на оскалившихся алкашей в переулках, даже на блеющих мышей что по-прежнему у меня не чердаке в тысяче миль отсюда и в шести тысячах футов кверху на Опустошении, даже на ничтожнейших льются дождем ее розы, беспрестанно -- Мы все знаем это во сне.
78
Я сплю без просыпу добрых десять часов и просыпаюсь освеженный розами -Но уже опоздал на свою стрелку с Коди Рафаэлем и Чаком Берманом -- Подскакиваю и натягиваю клетчатую спортивную х/б рубашку с короткими рукавами, сверху полотняный пиджак, твидовые штаны, и спешу наружу на яркий суматошный портовый ветер утра понедельника -- Что за город белого и голубого! -- Что за воздух! -- Тянут звон огромные церковные колокола, чуть слышно позвякивают флейточки с чайнатаунских рынков, невероятный кусочек Старой Италии на Бродвее где старики-вопсы одетые во все темное собираются с кручеными черными маленькими сигариллочками и хлебают черный кофе -- Это их темные тени на белом тротуаре в чистом звенящем колоколами воздухе, сквозь который видно как белые суда входят в Золотые Ворота далеко внизу под выгравированными молочными крышами Рембо -
Это все ветер, чистота, большие магазины вроде Буон Густо со всякими висячими колбасами и провелонами и выбором вин и ящиками овощей -- и дивные старосветские кондитерские -- затем вид на путаницу деревянных домиков дитёвопящего полуденносонного Телеграфного Холма -
Я рассекаю в своих новых райски мягких синих парусиновых ботинках ("Фу, такие педики носят!" замечает Рафаэль на следующий день) и глядь! по другой стороне улицы спускается бородатый Ирвин Гарден -- Ух ты! -- Я ору свищу и машу, он меня видит и всплескивает руками округлив глаза и бежит ко мне поперек потока машин своей особенной газоцкой трусцой, шлепая ногами -- но лицо его неимоверно и серьезно в окружении огромной торжественной авраамовой бороды а глаза тверды в своем свечном блеске вечно влюбленных глазниц, а его чувственный пухлый рот виднеется сквозь бороду как надутые губки старых пророков готовых что-то изречь -- Давным-давно я просек его как такого еврейского пророка завывающего у последней стены, теперь это уже стало официальным, в Нью-Йорк Таймс о нем только что поместили большую статью упомянув и об этом -- Автор "Воя", большой дикой написанной свободным стихом поэмы про всех нас начинающейся со строк: -
"Я видел лучшие умы моего поколения уничтоженные безумьем" -- и т.д.
Но я так и не знаю что он имеет в виду под безумным, ну как бы, у него было как-то ночью в гарлемской квартирке в 1948 году видение "гигантской машины опускающейся с небес", большой голубки ковчега из его воображения, и он продолжает повторять "Но ты осознаешь то состояние ума в котором я был -- у тебя когда-нибудь на самом деле было настоящее видение?"
"Конечно, в каком смысла?"
Я никогда не понимаю к чему он клонит и иногда подозреваю что он переродившийся Иисус из Назарета, иногда я свирепею и думаю что он всего лишь бедный бес Достоевского в обносках, что хихикает в комнате -- Ранний идеализированный герой моих дней, который возник на сцене моей жизни в 17 -- Я помню странность твердости тона его голоса еще тогда -- Он говорит низко, отчетливо, возбужденно -- но выглядит слегка затраханным всем этим сан-францисским возбуждением которое если уж на то пошло вымотает меня в 24 часа -- "Угадай кто сейчас в городе?"
"Я знаю, Рафаэль -- Я как раз иду туда чтобы встретиться с ним и с Коди."
"С Коди? -- где?"
"На хате у Чака Бермана -- там все -- Я опоздал -- пошли скорей."
Мы болтаем о миллионе легко забываемых маленьких штучек пока несемся, чуть ли не бежим по тротуару -- Джек Опустошения лодыжка в лодыжду шагает со своим бородатым соотечественником -- мои розы ждут -- "Мы с Саймоном едем в Европу!" объявляет он. "Чего б тебе с нами не поехать? Мать оставила мне тысячу долларов. Еще тысячу я накопил! Мы все поедем поглядеть Странный Старый Свет!"
"Я не против" -- "У меня тоже есть несколько баксов -- С таким же успехом -- Пора вроде, а старина?"
Ибо Ирвин и я обсуждали и грезили Европой, и разумеется читали все, вплоть до "плача на старых камнях Европы" Достоевского и канав-напитанных-символами ранних возбуждений Рембо когда вместе писали стихи и жрали картофельный суп (1944) в Студгородке Колумбии, вплоть до Жене и героев-апашей -- вплоть до печальных мечтаний самого Ирвина о призрачных визитах в Европу всю промокшую от застарелой мороси и скорби, и стоя на Эйфелевой Башне чувствуя себя глупо и упадочно -- приобняв друг друга за плечи мы спешим на горку прямо к двери Чака Бермана, стучимся и входим -- Там на кушетке Ричард де Чили, как и предсказывалось, оборачивается одарить нас слабой ухмылкой -- Еще пара кошаков с Чаком в кухне, один чокнутый индеец с черными волосами которому нужна мелочь сгонять за пузырем, французский канадец как и я, мы поговорили с ним вчера вечером в Погребке и он крикнул мне "Пока браток!" -- На сей раз это "Доброе утро браток!" и мы все там тусуемся, пока нет никакого Рафаэля, Ирвин предлагает нам спуститься в хеповую кофейню и повстречаться со всеми там -
"Все они всё равно туда придут"
Но там никого нет поэтому мы направляемся в книжную лавку и бац! вверх по Гранту шагает Рафаэль своей размашистой походкой Джона Гарфилда и болтает руками, говорит что-то и вопит подходя к нам, весь разрываясь от стихов, мы все орем одновременно -- Топчемся на месте втыкаясь друг в друга, через дороги, вниз по улицам, ища где бы попить кофе -
Заходим в кофейную точку (на Бродвее) и усаживаемся в кабинку и вот наружу вылезают все стихи и книги и бах! тут подходит рыжая девчонка а у нее за спиной Коди -
"Джексон маальчик мооой" говорит Коди как обычно изображая старых железнодорожных проводников У.К.Филдза -
"Коди! Эгей! Садись! Ух ты! Все происходит!"
Ибо оно подходит, оно всегда подходит великими вибрирующими временами.
79
Но это всего лишь простое утро на свете, и официантка приносит простой кофе, и все наши возбуждения просты и закончатся.
"Кто девчонка?"
"Это безумная барышня из Сиэттла которая слышала как мы читали там стихи прошлой зимой и приехала на своем МГ вместе с еще одной девчонкой, хотят оттопыриться," сообщает мне Ирвин. Он знает все.
Та говорит "Откуда этот Дулуоз берет всю свою витальность?"
Витальность, фигальность, к полуночным ревущим пивам я уже буду готов еще на год -
"Я потерял все свои стихи во Флориде!" визжит Рафаэль. "На автобусной станции Грейхаунда в Майами Флорида! Эти новые стихи единственное что у меня есть! А другие свои стихи я потерял в Нью-Норке! Ты там был Джек! Что этот редактор натворил с моими стихами? А все свои ранние стихи я потерял во Флориде! Представьте только! На хер всё!" Так он разговаривает. "Много лет после этого я ходил от одной конторы Грейхаунда к другой беседуя со всевозможными президентами умоляя их найти мои стихи! Я даже плакал! Ты слышишь Коди? Я плакал! Но их это не тронуло! На самом деле они стали говорить что я их достал а все потому что я бывало приходил в эту контору на 50-й Улице чуть ли не каждый день и просил о своих стихах! Это правда!" -- и пока кто-то другой что-то говорит он это тоже слышит и встревает: "Я б никогда не вызвал полицию если б лошадь не упала и не покалечилась или что-нибудь вроде! На хер всё!" Он грохает по столу -
У него сумасшедшее личико какого-то эльфа которое на самом деле оборачивается великим сумрачным темным лицом когда он вдруг становится печален и впадает в молчание, то как он неподвижно смотрит прочь -- надувшись -Немного похоже на надутые губы Бетховена -- Слегка вздернутый, или выбитый, грубый итальянский нос, грубые черты лица, с мягкими скулами и мягкими глазами и эльфовскими волосами, черными, он никогда не причесывается, спускаются с затылка его квадратной головы плоско ложатся на лоб, как у мальчишки -- Ему лишь 24 -- Он на самом деле и есть мальчишка, девчонки все сходят по нему с ума -
Шепчет Коди мне в самое ухо "Этот парень, этот Рафф, этот кошак, почему, блядь, у него больше бикс чем ему надо -- Я те говорю -- Джек, слушай, все улажено, все договорено, мы зашибем мильён на скачках, это верняк, в этом же году. В ЭТОМ ГОДУ МОЙ МАЛЬЧИК" он поднимается чтоб объявить всем "этот второй мой выбор все приходил и приходил как безумный!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики