ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

-- все сначала мне что опять сквозь это все проходить?"
"Но это настоящее, это истина!" вопит Саймон. "Мир это место бесконечного очарованья! Давай всем любовь и тебе сразу вернут ее обратно! Я это видел!"
"Я знаю что это правда но мне скучно"
"Но тебе не может быть скучно, если тебе скучно то нам всем скучно, если нам всем скучно и мы устали то мы всё бросаем, тогда мир падает и умирает!"
"А так и должно быть!"
"Нет! должно быть жизнью!"
"Никакой разницы!"
"Ах, Джеки маленький мой только вот этого мне не надо, жизнь есть жизнь и кровь и тянуть и щекотать" (и он начинает щекотать мне бока чтоб доказать это) "Видишь? ты отскакиваешь, тебе щекотно, тебе жизнь, у тебя в мозгу есть живая красота а в сердце живая радость и в теле живой оргазм, тебе нужно делать только это! Делать! Все любят гулять рука-об-руку," и я вижу что он впрямь разговаривал с Ирвином -
"Ах паршивый я как же я устал," должен признать я -
"Не надо! Проснись! Будь счастлив! Куда мы теперь идем?"
"На самый верх этого холма в большую Буддистскую Академию, зайдем в подвал к Полу -- "
Пол это рослый светловолосый буддист который работает уборщиком в Академии, он ухмыляется в цокольном этаже, в ночном клубе Погребок когда там джаз он будет стоять закрыв глаза смеясь и подпрыгивая на обеих ногах такой радостный от того что слышит джаз и безумный гон -- Затем он медленно зажжет большую серьезную трубку и поднимет большие серьезные глаза сквозь дым и поглядит прямо на тебя и улыбнется вокруг своей трубки, великолепный парень -Множество раз приезжал он в хижину на лошажьей горке и спал в старой заброшенной задней комнате, на спальном мешке, а когда здоровенные банды нас приносили бывало ему вино по утрам он садился и отхлебывал все равно затем шел гулять среди цветов, размышляя, и возвращался к нам с новой идеей -- "Как ты говоришь, Джек, для того чтобы воздушный змей достиг бесконечного требуется длинный хвост, я только сейчас вот подумал, я рыба -- Я плаваю по бесследному морю -- одна вода, никаких дорог, никаких направлений и проспектов -- хлопая хвостом однако я двигаюсь дальше -- но моя голова кажется ничего общего с моим хвостом не имеет -- пока я могу" (он приседает на корточки показать) "хлопать этими спинными плавниками, типа бесцельно, то могу просто двигаться вперед ни о чем не беспокоясь -- Все это у меня в хвосте а голова моя это просто мысли -- моя голова барахтается в мыслях а хвост юлит и толкает меня вперед" -Долгие объяснения -- странный молчаливый серьезный кошак -- Я зашел поискать свою потерявшуюся рукопись которая могла оказаться у него в комнате, поскольку я оставлял ее в своих ящиках для всеобщего пользования, а на самом деле даже с инструкцией: Если ты не понимаешь этого Писания, выкинь его. Если ты понимаешь это Писание, выкинь его. Я настаиваю на твоей свободе -- и теперь начинаю понимать что Пол мог как раз это с нею и сделать, и смеюсь от такой мысли и это правильно -- Пол был и физиком, и учился на математическом, и изучал инженерное дело, потом стал философом, а теперь он буддист безо всякой философии, "Просто мой рыбий хвост."
"Видишь?" говорит Саймон. "Какой великолепный день? Везде солнце сияет, на улицах хорошенькие девушки, чего ж тебе еще надо? Старина Джек!"
"Ладно Саймон, давай будем ангельскими птичками."
"Будем просто ангельскими птичками отойди-ка в сторонку мальчик мой ангельскими птичками."
Мы входим в полуподвальную дверь унылого здания и идем к комнате Пола, дверь приоткрыта -- Внутри никого -- Заходим в кухню, там большая цветная девушка которая говорит что она с Цейлона, в натуре стройная и славненькая, хоть и пухловатая -
"Ты буддистка?" спрашивает Саймон.
"Иначе меня б тут не было -- На следующей неделе возвращаюсь на Цейлон."
"Как же это чудесно!" Саймон продолжает на меня поглядывать оценил ли я ее -- Он хочет ее сделать, пойти в одну из спален на верхних этажах этого религиозного университета и трахнуться в постели -- Я думаю она это до некоторой степени ощущает и вежливенько так отваливает -- Мы идем по вестибюлю и заглядываем в комнату и там на матраце на полу молодая индуска со своим младенцем и большими шалями и книгами -- Она даже не приподнимается пока мы с нею разговариваем -
"Пол уехал в Чикаго," говорит она -- "Поищи у него в комнате манускрипт свой, он может быть там."
"Ух," издает Саймон таращась на нее -
"А потом можешь пойти спросить у мистера Аумса он у себя в кабинете наверху."
Мы на цыпочках проходим по вестибюлю обратно, едва сдерживаясь чтобы не расхихикаться, забегаем в туалет, причесываемся, треплемся, идем в спальню к Полу и роемся у него в вещах -- Он оставил галлонную банку бургундского из которой мы разливаем по нежным японским чайным чашечкам тонюсеньким как просвирки -
"Чашки смотри не сломай"
Я лениво рассиживаю у Пола за столом и валяю ему записку -- Пытаюсь придумать маленькие смешные дзэнские приколы и таинственные хайку -
"Вон коврик Пола для медитаций -- дождливыми вечерами после того как раскочегарит печку и поест он сидит на нем в темноте и думает."
"О чем же он думает?"
"О ничём."
"Пошли наверх посмотрим чё они там делают. Пойдем, Джек, не сдавайся, продолжай!"
"Чего продолжать?"
"Продолжай это, не останавливайся -- "
Саймон отплясывает свой сумасшедший дурашливый танец "Саймон-в-Мире" руки шепчут и на цыпочках и Уупс и исследование чудес что впереди в Арденнском Лесу -- Совсем как я раньше сам делал -
Суровая секретарша хочет узнать кто желает видеть мистера Аумса что ввергает меня в ярость, я же просто хочу поговорить с ним в дверях, я сердито начинаю спускаться по лестнице, Саймон зовет меня обратно, женщина сбита с панталыку. Саймон выплясывает вокруг и все это так как будто его руки распростерты поддерживая и женщину и меня в какой-то тщательно продуманной пьесе -- Наконец дверь открывается и оттуда выходит Алекс Аумс в строгом синем костюме, как хеповый кошак такой, во рту сигарета, прищурившись вглядываясь в нас, "О вот и ты," это мне, "Ну как дела? Чего не заходишь?" показывая на кабинет.
"Нет, нет, я просто узнать хочу, может Пол оставлял у вас рукопись, мою, на время, или может вы знаете -- "
Саймон переводит взгляд с меня на него озадаченно -
"Нет. Вовсе нет. Ничего. Может быть у него в комнате. Кстати," говорит он крайне дружелюбно, "ты не видал случайно статью в нью-йоркской Таймс про Ирвина Гардена -- ты в ней не упомянут но там всё про -- "
"О да я ее видел."
"Ну что ж мило было опять с тобой повидаться," наконец, говорит он, и провожает, и Саймон одобрительно кивает, и я говорю, "Мне тоже, еще увидимся, Алекс," и сбегаю вниз по лестнице и снаружи на улице Саймон восклицает: -
"Но почему же ты не подошел к нему не пожал ему руку не похлопал его по спине не закорешился -- почему вы разговаривали через весь вестибюль и ты сбежал?"
"Ну а о чем нам было говорить?"
"Но говорить можно было обо всем, о цветах, о деревьях -- "
Мы несемся по улице споря про это и в конце концов садимся на каменную стенку под деревом в парке, на тротуаре, и подходит какой-то господин с большим пакетом продуктов. "Давай расскажем всему миру, начиная с него! -- Эй Мистер! Слуш сюда! смотрите вот этот человек буддист и может рассказать вам все про рай любви и деревьев..." Человек мечет в нас быстрый взглядик и спешит дальше -- "Вот мы сидим под голубым небом -- и никто не желает нас слушать!"
"Да все в порядке, Саймон, все они знают."
"Тебе следовало сесть к Алексу Аумсу в кабинет и касаться друг друга коленями сидя в смешливых креслах и болтать о старых временах но ты только пугался -- "
Я теперь вижу что если буду знаком с Саймоном следующие пять лет мне придется проходить сквозь все это снова, как я уже делал в его возрасте, но я вижу что мне лучше пройти чем нет -- Слова которыми мы пользуемся чтобы описать слова -- Кроме этого мне бы не хотелось разочаровывать Саймона или набрасывать гробовой покров на его юный идеализм -- Саймона поддерживает определенная вера в братство людей сколь долго бы оно ни длилось пока иные насущные вопросы не затмят его... или никогда... Я в любом случае чувствую себя глуповато от того что не могу держаться с ним вровень.
"Фрукты! Вот что нам нужно!" выкрикивает он видя фруктовую лавку -- Мы покупаем канталупы и виноград и мороженое с фруктами и идем по Бродвейскому Тоннелю вопя громкими голосами чтоб было эхо, жуя виноград и обслюнявливая канталупы а потом выбрасывая их -- Выходим прямо на Норт-Бич и направляемся к Бублик-Лавке может там сможем найти Коди.
"Подтянись! Подтянись!" вопит Саймон у меня за спиной подталкивая меня пока мы быстро шагаем по узенькому тротуару -- Я не разбрасываюсь, съедаю каждую виноградину.
91
Довольно скоро, после кофе, уже подходит время и почти поздно, идти на обед к Розе Мудрой Лазури где нас встретят Ирвин и Рафаэль и Лазарь -
Мы опаздываем, запутываемся в долгих пеших переходах по холмам, я ржу над теми безумными феньками которые запуливает Саймон, типа "Глянь-ка на вон того пса -- у него хвост почти что откушен -- он подрался и скрежещущие безумные зубы достали его" -- "так ему и надо -- научится уважать а не драться." И чтобы спросить как пройти, у пары в спортивном МГ. "Как нам пройти до э-э э-э как он там называется Тебстертон?"
"О Хепперстон! Да. Прямо четыре квартала направо."
Я так никогда и не понял что означает прямо четыре квартала направо. Я как Рэйни, который ходил везде с картой в руках, ему нарисовал ее начальник в его пекарне, "пойдешь на такую-то улицу," Рэйни в форме своей фирмы просто вовсе наваливает с работы поскольку все равно не понимает куда они хотят чтоб он сходил -- (целая книга про Рэйни, Мистер Каритас, как выражается Дэвид Д'Анджело, которого нам суждено встретить сегодня на дикой вечеринке в богатом доме после поэтических чтений -- )
Вот он дом, мы входим, дверь открывает дама, такое славное лицо, мне нравятся такие глаза серьезной женщины которые все тают и становятся спальными глазами даже в среднем возрасте, они обозначают душу возлюбленной -- Вот я такой вхожу, Саймон развратил меня или обратил в другую веру, он может -- У Коди Проповедника почва из-под ног уходит -- Такая милая женщина в элегантных очках, я думаю на тоненькой ленточке закрепленной где-то в головном убранстве, я думаю о серьгах, не могу вспомнить -- Очень элегантная леди в роскошном старом особняке в лощеном районе Сан-Франциско, на холмах как толстой резиной покрытых листвой, среди дико разросшихся изгородей с красными цветами и гранитных стен уводящих наверх к паркам заброшенных усадеб Варварского Побережья, превращенных наконец в руины старопиджачных клубов, где шишки ведущих фирм с Монтгомери-Стрит греют свои зады перед потрескивающими огнями в больших каминах и напитки им подвозят на колесиках, по коврам -- Задувает туманом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики