ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Я подошла поближе:
– Здорово, брат, это ты тут диджеем работаешь?
– Кем?!
– Ну в смысле, по барабанам лабаешь?.. Прикольно, мне нравится!
– Я только учусь, – скромно опустил глаза парень.
Я уселась рядом и протянула ему кружку:
– Хочешь?
– Спасибо!
Мы на пару приканчивали пенный напиток, когда вернулись запыхавшиеся воины его величества. Один сунулся было с докладом к Рашид-Балдею, но был, судя по кислой мине, послан в родную Замбию, и отошел… Между тем коварный эль стукнул мне в голову, причем основательно.
– Приятель! – Я толкнула барабанщика плечом: – А ну-ка, сбацай чего-нибудь… поритмичней!..
Паренек застучал ладонями по упругой коже тамтама.
…Эх, какую мы устроили вечеринку!.. Все-таки африканцы – парни что надо! А ритм чувствуют – будьте нате!.. Сто лет так не отрывалась! Барабанщик вдохновенно лупил по своим барабанам, слегка испуганные хозяева харчевни не успевали подтаскивать полные кувшины, а кто-то из воинов пустил по кругу косячок с каким-то южным самосадом… Нет, я вообще-то травку не жалую, но в этот раз она была как-то кстати!.. Разомлевший вождь прихлопывал в ладошки, даже вечно недовольный Иллан, который, кстати, сменил обличье на человеческое, благодушно взирал на всеобщее веселье, постукивая ногой по полу. Мы с ребятами, сдвинув два широких стола вместе, под общие аплодисменты отплясывали на них что-то отдаленно напоминающее хип-хоп. Причем суровые замбийские вояки дали мне фору сто очков вперед!.. Ну так двигаются, так двигаются… ой, держите меня семеро, сейчас и я в грязь лицом не ударю!.. Эх!
– Все на танцпол! – выкрикнула я, делая сальто. Общественность восприняла предложение с энтузиазмом… Короче, ни один ночной клуб не выдержал бы соревнования с нами! Мы бы их просто сделали, как котят!..
– Даешь дэнс! – Я подняла вверх очередную кружку, попутно расплескав половину ее содержимого.
– Дае-ешь!! – хором скандировали африканцы. Кто-то сунул мне в пальцы самокрутку. Ой, а не чересчур ли будет?.. А, фиг с ним, один раз гуляем! Эх, понеслась душа в рай…
– Ага-а-а! – завопил откуда ни возьмись ужасно знакомый фальцет. – Пляшем, значит?
Что-то маленькое, злобно шипящее, стремитель-' ным броском скакнуло мне прямо в лоб. От сильного толчка я выронила кружку и с грохотом навернулась с импровизированной сцены.
– Мыш!! – едва успев прийти в себя, заголосила моя светлость, пытаясь прижать к груди взбешенного зверька. Но не тут-то было…
– Мы… как идиоты… с ума сходим, оплакиваем ее, понимаешь… –длиннохвостый, вращая глазами, делал серьезные попытки меня задушить, – а эта… зараза… тут!
– Мышенька! Родной! Ай, не кусайся!.. Ну не кусайся, больно же!
– Щас тебе – не кусайся!.. – пыхтел тот, вцепившись мне в ухо. – Вот так, значит, да? Водку пьянствуем, дисциплину хулиганим?.. Без меня?!
Я с трудом поднялась на ноги. В дверях стоял озадаченный Таврус, из-за его плеча выглядывала щекастая физиономия Спиртуса. Темнокожие воины, притушив веселье, с подозрением изучали вновь прибывших настороженными взглядами.
– Таврус! – Я с разбега прыгнула кочевнику на шею. – И ты тут, бородатый!..
– Стася!.. – растрогался он.
– Это… кто? – поднялся Рашид-Балдей. Иллан перестал улыбаться.
– Народ! – Я повернулась к африканцам: – Это свои! Точнее, мои… Короче – наши! Ребята, заваливай, у нас тут такая веселуха!.. Эй, ты, в фартуке, еще пива!
– А кто платить будет? – неосторожно брякнул трактирщик. – Две лавки разломали, посуду перебили…
– Не поняла?.. – Я грозно сдвинула брови: – Кого-то здесь чего-то не устраивает?..
– Да нет, нет, что вы, госпожа! – пошел на попятный вздрогнувший под тяжелыми взглядами воинов хозяин. – Сей секунд все будет! В лучшем виде!
– Вот то-то же… Пацаны, это надо отметить! Все ко мне! Выпивка и закуска за счет заведения!..
Кочевники вперемешку с темнокожими замбийцами ломанулись на дармовщинку… Мыш, унюхав где-то сыр, перестал дуться. Рашид-Балдей обменивался рукопожатиями с Таврусом. Спиртус, с двумя кувшинами под мышкой, пробивался ко мне. Бухали там-тамы, хохотали воины… в общем, прощай, разум, встретимся завтра!..

…Большая, запотевшая бутылка кока-колы… Холодная… Вкусная… Кто ее так высоко на шкаф поставил?.. Никак не дотянуться… а пить хочется – ужасно! Надо подставить табуретку…
– Хватит дрыхнуть, алкоголики, тунеядцы, наркоманы! Р-рота, па-адъем!!
С трудом открыв глаза, я удивленно моргнула. Стоп! А где кола? Я же ее почти достала! Узрев над собой деревянный потолок, я медленно сообразила, что это был сон. Тьфу, черт… А пить все равно хочется!
– Але, гараж! – где-то на первом этаже надрывался Мыш. – Кому сказано – расползайсь! У нас аудиенция к царю, а они лежат, как мешки с мукой!..
Чего он так орет?.. Голова раскалывается, даже глазами двигать больно. Неплохо погуляли!.. Дверь скрипнула, и над моим лицом нависла серая остроносая мордочка:
– Вставай, вставай, спящая красавица! Не прикидывайся, я же вижу, что очнулась!.. Ну и рожа у тебя, Шарапов…
– Пошел к черту… – прохрипела моя светлость и села. – У-у, как же мне плохо-то…
– Ниче, зато вчера хорошо было! – хохотнул Мыш. – Весь район посмотреть сбежался…
– На что? – вяло пробормотала я, собирая расползающиеся воспоминания. Тут помню, тут не помню…
– Да уж было на что! – ухмыльнулся крыс– Один конкурс мокрых футболок чего стоил!.. Наша пьянущая предводительница, обливающая себя пивом… о-о-о!..
– Не было такого!
– Ну-ну… а кто требовал установить в каждом питейном заведении шест?
– За-зачем?!
– За шкафом! – съязвил он. – Для стриптизу! Особо непонятливым ты даже пыталась наглядно объяснить значение этого слова…
– Я?
– Ты, милая, ты! Жаль, что этот скромник бородатый, Таврус. на самом интересном месте тебя со стола стащил, а то давно я что-то не наблюдал массовых мужских обмороков…
– У-у-у! – тоскливо провыла я, краснея до ушей. – А ты куда смотрел?! Позорище… как я теперь на люди покажусь?..
– Ой, невелика проблема! – махнул лапой длиннохвостый. – Ты, главное, глазки не прячь, морду кирпичом – и плевали мы на всех! Ты ж начальник – что хочешь, то и делаешь… Только умойся для начала, видок у тебя – без валидола взглянуть невозможно!
Пока я умывалась, попутно утоляя жажду водичкой из умывальника, и вообще пыталась придать своей зеленоватой физиономии божеский вид, Мышель поведал мне о том, что произошло за время моего вынужденного отсутствия в отряде.
– …короче, прибегаю в лагерь, так и так, мол, наших бьют! Мужики ножики похватали – и в гору… Да только пока суетились, пока лезли – опоздали. Ты представь мое состояние – земля в кровище, везде клочки от твоих шмоток валяются, а тебя нет! Что я мог подумать?! Ну, натурально – сожрали, паразиты!.. Тут, конечно, у всех истерика, Таврус в обмороке, толстомордый…
– Это кто? – отвлеклась я.
– Спирт.
– Чего?.. – При одном этом слове меня слегка замутило…
– Ну, Спиртус! – Мыш понесся дальше: – Так вот, он, значит, по кругу бегает, дубиной машет в состоянии аффекта, остальные вообще стоят, как столбы трамвайные… Одним словом – дурдом имени Кащенко!.. Короче, поорали, побегали и поплелись обратно в лагерь. Траур, само собой, у пацанов конкретная прострация – ну, ты представь – не везет им с вождями, хоть ты тресни!.. Ну, вот, подумали-подумали, надрались напоследок за упокой вашей светлости – и дальше почапали. Сюда прибываем – и тут, натурально, – траур!! Короче, засада. Кругом облом, балаганы закрыты, все бабы в черном, на королевский двор сунулись – а нам фигушку ручной выделки под носы – мол, чешите отсюда, гостей ждем, и вообще, ввиду чрезвычайного положения в стране на сегодня вход воспрещен!.. Местов нет и так далее. Одно слово – непруха конкретная! Ну чего нам было делать?.. Спиртус, спасибо ему большое, мамонту недалекому, вспомнил, что дружок у него тут есть – по молодости на пару по окрестностям разбойничали… некий Хамлос, держит в Грязном Квартале притон «Толстый Кабан»…
– А-а! – Я торжествующе подняла палец вверх: – Говорила я ему – пошли в «Толстый Кабан», а он – не поместятся, не поместятся!..
– Кому говорила?..
– Иллану, собаке…
– А почему – собаке?
– Потому что пес и есть!.. Слушай, сначала ты закончи, а я тебе все после разъясню…
– Базара ноль, сестренка! О чем я там… ага! Значится, являемся мы в этот кабак, сидим, как люди, обсуждаем, чего как… Таврус собирается утром идти к царю на поклон с челобитной, чтоб нам под расписку нового вождя выдали, с долгосрочной гарантией… И тут, понимаешь, вваливаются трое этаких даунис-симо – хари перекошенные, вопят, зубами клацают. А за ними, – натурально, толпа негров! Все как один палками машут, лопочут чего-то, фиг разберешь чего, но все равно страшно!.. И, значит, этих троих, что первые вбежали, в .уголок прижимают. А те визжат на одной ноте: мол, не виноватые мы, она сама все врет, дура красноголовая… Тут, само собой, у нас возникают здоровые подозрения – дур у них здесь, может, и много, но красноголовая – только одна! То бишь, ты, дорогуша! Короче, раз такой расклад, Таврус берет за шкварник одного из этих перепуганных мурзиков и обещает ему смерть без мучений, если он сию секунду не выложит, о ком речь… В общем, пацанва раскололась, эфиопов мы общими усилиями утихомирили, вежливо попросив доставить в «Толстого Кабана» наше единственное сокровище… а если не пойдет – завернуть в дерюжку и приволочь…
– Мыш!..
– Что?! Что я, тебя не знаю?! Если где музыка, пиво и сплошь мужской контингент – фиг тебя оттеда вытащишь!..
– Ну ладно, проехали…
– Тр-то же!.. Где я остановился? Ага! Значится, африканцы ушли – и не возвращаются! Мы с братвой подсели на измену – мало ли что?! Может, эти аборигены нам набрехали, а сами втихую каннибализмом увлекаются?.. Всем известно – папуас папуасу друг, товарищ и корм! Поэтому дружненько всей толпой собрались – и сюда!.. Дальше сама знаешь… В дверь постучали.
– Че надо? – недовольно крикнул мой крыс. – Заняты мы!
– Станислава, – раздался с лестницы голос Тавруса. – Пора ехать ко двору. Его величество только до полудня принимает, можем опоздать… Несолидно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики