ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 


– Зато ноги длинные!
Вопя и препираясь, мы забирались все выше и выше по горной гряде. Меня разобрал нешуточный охотничий азарт. Озеро и кочевники остались где-то далеко внизу… Длиннохвостый, первым достигнув вершины хребта, воинственно прыгал с камня на камень:
– Запыхалась?! Курилка картонная! Пойма-ает она меня, как же!.. Держи карман шире… ай!
Я крепко сцапала говоруна за хвост.
– Кто тут – курилка?! – встряхивая его вверх ногами, вопрошала я. – Кто – кошка мокрая?!
– Ай-я, пусти!.. Ну пусти, злыдня, ты чего, шуток не понимаешь?..
– Умел шутить – умей и отшучиваться! – Я плотоядно усмехнулась. – Что, страшно?.. А так?!
– А-а-а. не надо меня раскачива-ать! Меня сейчас стошнит!..
– Ничего с тобой не случится…
– Пусти, у меня вестибулярный аппарат слабый!.. Это, между прочим, статья 128, пункт «а»!
– Чего??
– За жестокое обращение с животными!.. Лапы прочь от хвоста, мародерка!
Я перестала крутить беднягу в разные стороны и прислушалась. Показалось?..
– Папа!.. – раздалось откуда-то снизу. Я помотала головой – глюки!..
– Ну? – кротко поинтересовалась жертва моего террора. – Наигралась? Может, поставишь меня на ноги?..
– Папа, папа!..
Черт, опять. Я опустила крыса на камень и прислушалась снова. Нет, граждане, не глюки это! Испуганный детский голосок отчаянно звал на помощь. Я взобралась на самый большой валун.
По другую сторону хребта простиралась зеленая равнина, слегка затянутая предвечерним туманом. Внизу, прижавшись спиной к серой скале, стоял мальчишка лет десяти, в странной меховой одежде. На него медленно наступали четыре здоровенных волка.
– Па-апа! – снова закричал мальчик, вжимаясь в камни и закрыв лицо руками.
– Е-мое! – округлил глаза Мыш, карабкаясь ко мне на плечо. – Совсем страх потеряли, среди бела дня на людей кидаются!.. И, главное, не могли чего покрупнее найти? Пацан же им на один зуб…
Я инстинктивно сжала в руках секиру. Сердце, замирая от страха, бухнулось в пятки… Господи, что делается! Они же его загрызут!..
– Пошли к нашим, – торопливо зашептал крыс, дергая меня за ухо. – А то эти людоеды, чего доброго, заметят еще… ты хоть и не центнер весишь, но все же больше, чем этот детсадовец… Стаська! Не дури без толку!.. Это тебе не обезьянок по черепам лупцевать!.. Сожрут – и ботинок не оставят!
– Я без ботинок… – пробормотала я, не отрывая глаз от волков. Один из них пригнул голову и сделал шаг вперед…
Страх сразу куда-то пропал. Перепрыгивая через камни, я ринулась по извилистой тропинке вниз.
– Стаська! – орал перепуганный Мышель, вцепившись в меня всеми четырьмя лапами. – Куда ты?! Ненормальная!..
Я его не слушала. Кубарем скатившись с горы, моя светлость грохнулась прямо перед мальчишкой. Он, увидев меня, замолк, удивленно хлопая большими голубыми глазами.
– Привет, – сказала я. – Неприятности?..
– А где папа?
– Я за него… отойди-ка!
Стоявший ближе всех волчара глухо зарычал и напружинился. Я закрыла собой ребенка и, чуть пригнувшись, поудобнее перехватила рукоять секиры. Зверь прыгнул. Я выбросила тело вперед, размахнулась и рубанула с плеча. Волк взвыл и серебристым клубком откатился в сторону…
Их было больше. Руки уже не слушались, плечи онемели, а оставалось еще двое. Тот, первый, зарубленный, валялся неподалеку, второй, оставшись без лапы, исчез в наплывающих синих сумерках. Зато оставшиеся двое явно учились на чужих ошибках и сейчас пытались зайти со спины… И рано или поздно, но они меня достанут.
– Мыш! Быстро дуй в лагерь! Я прикрою…
– А ты?..
– Быстро, сказала!.. Зови остальных, а то через пять минут будет уже поздно…
Хвостатый соскочил с плеча и серой тенью взлетел вверх по тропе.
Хищники возобновили атаку. Пока что я успевала уворачиваться, но понимала, что долго не продержусь. О себе уже не думала. Ребенок. Они загрызут сначала меня, а потом – его.
– Ну, гады… – проговорила я, собрав последние силы и поднимая секиру над головой. – Живой я вам не дамся!..
Тот, что справа, пользуясь тем, что я отмахивалась топором от второго, сбил меня с ног и вцепился в штанину. Я завопила дурным голосом и съездила пяткой ему в лоб. Волк глухо зарычал, но зубов не разжал. Продолжая орать, я попыталась отползти в сторону, суча ногами в воздухе. Раздался треск ткани… Тому, кто придумал широкие штаны-трубы, надо ставить памятник! Если бы не они, ноги у меня уже не было бы… Ай!
Острые, как ножи, клыки полоснули кожу. Я выронила секиру.
– Отвали, козел!.. – визжала я, крутясь, как карась на сковородке. На помощь первому волку подоспел второй. «Ну, все, лайки-балалайки, сейчас из меня шашлык по-карски сделают…» Волчара с окровавленной мордой вцепился мне в плечо. Боль была жуткая!.. Знаете, вот что не переношу, так это боли. В нашей районной стоматологической поликлинике от меня уже все дантисты шарахаются! Особенно последний– я ему в процессе удаления моего кровного зуба нечаянно челюсть вывихнула… ну, рука у меня тяжелая, особливо со страху!.. Что и говорить – сейчас речь шла не о каком-то зубе, а о всеобщей целостности моего юного организма. Да чтоб я вот так просто позволила себя съесть?!
– Пшли вон, шавки! – взвыла я, хватая жующего мою руку хищника за мокрый нос. Ногти у меня острые… Волк взвизгнул, пытаясь вывернуться из моих цепких пальцев. А фигу тебе, веник мохнатый!..
Зато второй, не обращая никакого внимания на страдания товарища, кажется, нацелился мне в бок… Кровищи-то, кровищи!.. И рука затекла… не могу больше. Где Мыш?! У-у-у, помирать неохота!..
В воздухе захлопали большие крылья. Волки, оставив в покое мою недоеденную персону, затравленно зарычали и, пригибаясь к земле, стали отползать. Я задрала голову – с неба на нас спускалась черная тень. Волки, недолго думая, дернули в разные стороны, поджав хвосты.
Час от часу не легче!.. На землю, приминая высокую траву, опустилось крылатое чудовище размерчиком с нехилого бегемота: широкие, покрытые перьями крылья, мохнатое туловище с густой шерстью, на двух массивных лапах – устрашающие когти. Я поднялась с земли и попятилась назад. Краем глаза проверила– что там мальчишка?.. Жив, болезный, стоит у стеночки с квадратными глазами…
Зверь повел крупной головой в нашу сторону и раздул ноздри. Ну и чудище, да волки по сравнению с ним – щенки слепые!.. Интересно, оно тоже будет нас есть?..
Существо открыло зубастую пасть и издало странный горловой звук, нечто среднее между львиным рычанием и уханьем совы.
– Папа!.. – пискнул мальчик. Папа… Угу! Хотела бы я посмотреть на этого самого «папу»! Сынулю чуть не сожрали, а его непонятно где носит… И это еще… небесное создание!.. Стоит, смотрит. Глаза желтые, как у кошки. И вроде нападать не собирается.
– Ну и птичка, – пробормотала я, разглядывая пернатого. – Эй!.. Ты не злой?
Зверь повернул голову набок, прислушиваясь. Переступил с лапы на лапу. И, шевельнув крыльями, сделал два неуверенных шага вперед. Да он меня сам слегка побаивается!.. Я медленно протянула руку и коснулась ладонью шеи чудовища. Оно чуть вздрогнуло и посмотрело мне в глаза. Настороженно так посмотрело.
– Не будешь кусаться? – спросила я, погладив его по голове. – Хороший…
Мальчик глядел на меня, как на опасную сумасшедшую. Зверь моргнул кожистыми веками и… мур-лыкнул, почти как кот! «Слава богу, хоть одно нормальное, травоядное животное. Сил же никаких нет со всеми драться. Да и не только – драться… Вообще ни на что сил нет. И голова кружится. И слабость какая-то…»
Невдалеке, стремительно приближаясь, раздался громкий собачий лай. Охотники?.. Ну вот, наконец-то… к шапочному разбору!.. Мальчик встрепенулся и радостно закричал:
– Папа!
Лай стал слышен совсем близко. Крылатый зверь дернулся всем телом и, издав громкий пронзительный крик, неожиданно легко взмыл вверх.
– Айес! – крикнул из буйных зарослей на пригорке взволнованный мужской голос.
– Папа! – Ребенок отлип от скалы и рванулся в ту сторону. Я молча проводила его взглядом и опустила руки. Устала… и холодно становится. Перед глазами запрыгали назойливые черные мушки, ноги стали ватными. «Мне бы прилечь… и трава такая мягкая. Вот только на минуточку глаза закрою, а потом встану – и пойду… вот сейчас, встану и…»
…Тепло. Очень тепло. Даже, пожалуй, жарковато… Где-то рядом горит костер – уютно потрескивают дрова, этот звук ни с чем не спутаешь. И несколько негромких голосов, один детский, два взрослых. «Та-ак, голоса незнакомые, детей у нас в лагере отродясь не наблюдалось… вывод – я где-то в другом месте. В каком – без понятия, пока ясно одно – живая. И даже относительно здоровая… А вот глаза открывать повременим – мало ли что… полежим, послушаем!»
– …из-за тебя! – говорил властный мужской голос.
– Папа… – всхлипывал детский – этот, несомненно, принадлежал спасенному моей скромной особой мальчишке. – Я не хотел далеко уходить! Это случайно получилось… прости меня, папа!
– Оставь его в покое, Сакхэм, – негромко произнес другой мужской голос, усталый и хрипловатый. – Он еще ребенок. Больше этого не повторится. Так, Айес?..
– Да! – с готовностью подтвердил провинившийся. – Никогда-никогда!
– Хорошо. Закончим этот разговор, – неохотно сказал тот, кого назвали Сакхэмом. – Тебе повезло, сын, что мы охотились рядом и услышали тебя. В другой раз этого не будет. Ты уже достаточно взрослый, чтобы самому отвечать за свои ошибки.
Помолчали.
– Спит? – спросил мальчик.
Я услышала, как по направлению ко мне раздались легкие шаги, замершие у изголовья. Я затаила дыхание, борясь со жгучим любопытством, так и подмывающим открыть глаза…
– Не спит, – уверенно припечатал голос прямо у меня над ухом.
От неожиданности я моргнула. «Вот черт, всю маскировку испортили!..» Вздохнув, моя светлость открыла глаза. Рядом, склонившись надо мной, стоял мужчина лет тридцати, с суровым лицом и колючими серо-голубыми глазами. Светлые волосы, спускавшиеся до. плеч, были перехвачены на лбу кожаным ремешком.
– Как тебя зовут? – спросил он.
– Станислава, – с достоинством ответила я, ежась под его холодным взглядом. – А вас?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики