ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В следующий раз, когда соберешься уходить, скажи кому-нибудь из нас, куда ты идешь.
Я изумленно переводила взгляд с папы на Купера и обратно.
– Вы серьезно?
– Я провожу Гевина домой, – сказал Купер, и мне стало ясно, что придется смириться. – Хизер, постели Джордану на диване. Алан, позвони Тане и скажи, что Джордан остается у нас на ночь.
Папа кивнул.
– Я скажу ей, что он был на вечеринке выпускников. И пришел к нам переночевать, чтобы ее не беспокоить.
Я застыла, отчасти оттого, что уже почти забыла имя папы, которое только что назвал Купер, отчасти осознав абсурдность того, что услышала.
– У Джордана нет друзей, – сказала я. – Кто мог его позвать на вечеринку? И ему бы в голову не пришло, что он может побеспокоить Таню своим поздним возвращением.
– У меня есть друзья, – возмутился Джордан с дивана, где Люси не прекращала вылизывать его лицо. – Вы двое – мои друзья. Или шестеро. Неважно, в общем, все, кто здесь собрался.
– Мне не нужен провожатый, – заявил Гевин, увидев, что Купер потянулся за пальто.
– Возможно, – насмешливо проговорил Купер. – Но мне самому не мешает подышать свежим воздухом. Пошли.
И они вышли на улицу, оставив меня наедине с папой и Джорданом – двумя людьми, которые оставили меня тогда, когда я больше всего в них нуждалась, и которые вернулись, когда стали мне совсем не нужны.
– Ты – мой должник, – сказала я Джордану, возвращаясь в гостиную с простынями и салатной миской (на случай, если его будет тошнить).
И хотя была более чем уверена, что он не вспомнит ничего завтра утром, добавила:
– А на твою свадьбу я все-таки не приду. – Потом повернулась к папе и сказала: – Не говори Тане, что я была с ним.
– Я хоть и провел в тюрьме последние двадцать лет, – ответил папа с достоинством, – но кое-что в этом понимаю.
– Ну и молодец, – сказала я и, позвав Люси, поспешила к себе в комнату, надеясь на то, что успею закрыть дверь раньше, чем вернется Купер.
Знаю, Сара осудила бы меня за то, что я использую тактику страуса.
Но когда дело касается Купера, это единственно действенный метод.
23
Она, его жена,
От счастья в облаках.
А ты опять одна.
И все-таки неясно,
Так кто из нас двоих
Остался в дураках?
Так кто из нас двоих
Страдает ежечасно?
«Свадебная песня». Автор Хизер Уэллс
На следующее утро я постаралась ускользнуть от Купера. Для этого поднялась в несусветную рань – в 8 часов, и уже к половине девятого приняла душ и оделась. Это настолько выходило за рамки моего обычного графика, который предполагал, что я не спускаюсь вниз до 8. 55, что мне удалось не встретиться ни с одним из обитателей этого дома, даже с папой. Когда я с ботинками в руках на цыпочках, чтобы не заскрипела ни одна половица, прокралась мимо его комнаты, он играл на своей индийской флейте «Гимн утру».
Купера нигде не было – сквозь полуприкрытую дверь его комнаты виднелась аккуратно убранная кровать. Джордан, что странно, тоже куда-то делся. Простыни, на которых он спал, были аккуратно сложены на краю дивана, сверху стояла салатная миска, слава богу, не использованная по назначению. Мне стало ясно, что случилось: Купер разбудил брата и уже везет его на собственной машине домой. Джордан после вчерашнего ни за что на свете не проснулся бы самостоятельно в такую рань. Я знала, что Джордан всегда спит после серьезных попоек до четырех вечера. Отвращение к ранним просыпаниям было едва ли не единственным, что нас объединяло, если не считать общей страсти к печенью «Гел-скаут» – он был без ума от мятных, а я – от имбирных.
Чувствуя себя так, будто выиграла в лотерею, я выпустила Люси, взяла шоколадный батончик, чтобы подкрепиться по дороге на работу, и только потом заметила записку, прикрепленную к входной двери.
«Хизер, – было выведено аккуратным и очень мелким почерком Купера, который я научилась различать, помогая ему в качестве секретаря, – нам нужно поговорить».
Хизер, нам нужно поговорить? Хизер, нам нужно поговорить? Есть ли в английском языке нечто более страшное, чем эти четыре слова? Серьезно, кто может пожелать увидеть такое на входной двери?
Разумеется, никто.
Вот почему я сорвала бумажку, скомкала ее, сунула в карман и вышла из дома.
О чем хочет поговорить со мной Купер? О том, что я притащила его мертвецки пьяного брата домой вчера ночью, и он спал на нашем диване? О том, что я, никому ничего не сказав, ускользнула из дома расследовать убийство Линдси Комбс, хотя обещала предоставить расследование профессионалам? О том, что я подвергла опасности жизнь одного из своих подопечных? А может, это вообще не имеет никакого отношения к тому, что случилось ночью? Может, Купер решил, что с него хватит Уэллсов с их причудами, хватит папиной индийской флейты и моей способности приволакивать домой упитых вдрызг поп-звезд и двадцатиоднолетних юнцов, одетых в мешковатые штаны и изображающих из себя гангстеров? Может, он решил выгнать всю нашу компанию к чертям собачьим? Впрочем, некоторые это вполне заслужили.
Я не имею в виду папу или Люси.
Мой путь на работу был полон задумчивости и грусти.
Даже шоколадный батончик, на мой взгляд, по вкусу больше напоминал картон, а не «Кит-Кэт». Я не хочу, чтобы меня выгнали из дома Купера. Это единственный настоящий дом в моей жизни, не считая квартиры, где мы жили вместе с Джорданом и воспоминания, о которой были навсегда испорчены, когда я увидела их вместе с Таней Трейс в весьма не двусмысленной позе.
– Хизер! – Реджи, стоявший на своем обычном месте, был заметно удивлен, увидев меня в столь ранее время.
А я была удивлена, что он вообще вышел на работу. Хотя снег прекратился, улицы все равно напоминали узенькие тропинки, проложенные среди огромных снежных гор.
– Доброе утро, Реджи, – сказала я, обходя двухметровый сугроб, в который превратился чей-то несчастный автомобиль. – Вот это буря, да?
– Я не испытываю по этому поводу никакой радости, – ответил Реджи.
Он кутался от холода в огромную золотистую парку от Томми Хилфингера. В одетых в перчатки руках дымился стаканчик кофе.
– Иногда я думаю, может, мне лучше вернуться на острова?
– Что ты там будешь делать? – заинтересовалась я.
– У моих родителей банановая плантация, – сказал Реджи. – Я мог бы помогать им. Они уже давно просят, чтобы я вернулся домой. Но здесь я могу больше заработать.
Я не могла удержаться и мысленно сравнила ситуацию в семье Винеров с проблемами Реджи. Отец Дага и Стива хочет, чтобы они сами заработали себе состояния, и мальчики стали заниматься торговлей наркотиками. Семья Реджи хочет, чтобы он продолжил семейный бизнес, но он зарабатывает гораздо больше на торговле наркотиками. Все это показалось мне очень глупым.
– Мне кажется, тебе стоит уехать на банановую плантацию, Реджи, – сказала я. – По-моему, так будет лучше. И гораздо безопаснее.
Реджи задумался.
– Только не в сезон ураганов, – наконец проговорил он. – Но если я уеду, то не буду видеть по утрам твоего счастливого лица, Хизер.
– Я могла бы приехать, навестить тебя. Никогда не была на банановых плантациях.
– Тебе там не понравится, – заметил Реджи с ухмылкой, продемонстрировавшей все его золотые зубы. – Мы там встаем очень рано, до рассвета. Нас будят петухи.
– Боже, – испугалась я. – Как ужасно! Ничего удивительного, что тебе нравится Нью-Йорк.
– Если ты можешь зарабатывать здесь, значит, способен зарабатывать везде, – заметил Реджи, пожав плечами.
– Абсолютно с тобой согласна. Кстати, ты ничего не узнал о Даге Винере?
Улыбка Реджи погасла.
– Нет, – ответил он. – Говорили только, что вчера ночью в одном из братств произошла заварушка.
– Да? Ух ты! Что за заварушка?
– Говорят, в ней участвовал твой бывший, Джордан Картрайт, – сказал Реджи. – Но, скорее всего, это слухи. Что знаменитому Джордану Картрайту делать на вечеринке братства за два дня до собственной свадьбы?
– Ты прав. Скорее всего, слухи. Пойду, пожалуй. Очень не люблю опаздывать!
– Конечно, – абсолютно серьезно подтвердил Реджи. – Если кто и любит, так это точно не ты.
– Увидимся! Не замерзни тут! – Я помахала ему рукой и повернула за угол на Вашингтон-Сквер-Вест.
Раз, и готово!
И как это слухи о вчерашнем успели так быстро распространиться среди торговцев наркотиками?! Не в газете ли это напечатали? Слава богу, что студенты не позвонили в полицию! Если на работе узнают, что я была там, не миновать крупных неприятностей.
Когда двадцать минут девятого я появилась в дверях Фишер-холла, Пит чуть не подавился бутербродом.
– Что случилось? – запаниковал он. – Конец света?
– Очень смешно, – ответила я. – Я здесь не первый день работа.
– Правильно, – кивнул Пит, – но ты никогда не приходила так рано.
– Может, начинаю новую жизнь.
– А мне в этом году повысят зарплату, – Пит громко расхохотался.
Я скорчила ему гримасу, забрала со стола отчет о прошедшей ночи и отправилась в кабинет. К моему великому облегчению, внешняя дверь была заперта на замок. Ура! Я первая! Вот удивится Том, когда меня увидит!
Я стянула с себя куртку и шапку и отправилась к Магде за кофе и бутербродом. К счастью, Магда была на месте. Она выглядела гораздо лучше, чем на прошлой педеле. Глаза накрашены розовыми тенями, на голове обычный начес высотой в двадцать сантиметров, брови подведены черным как уголь карандашом. Увидев меня, она улыбнулась.
– Вот и ты! – воскликнула она. – Моя маленькая поп-звезда. Ты скучала по своей Магде?
– Да, скучала, – ответила я. – Хорошо провела выходные?
– Хорошо, – серьезно ответила Магда. – Мне это было необходимо. Понимаешь, что я имею в виду? Я постаралась не думать об этом месте и о том, что здесь случилось. – Она поежилась, но, увидев двух входящих в кафе студенток, вдруг закричала совсем другим голосом: – Посмотри! Вот мои маленькие кинозвездочки. Доброе утро!
Студентки хмуро смотрели, как она считывает сканером их обеденные карточки. Потом Магда отдала карточки, девушки ушли, а она проговорила обычным голосом:
– Я слышала, ты ходила навещать Мануэля? Как он?
– Вчера было еще не очень хорошо, – сказала я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики