ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Купер, – проговорила я, вдруг поняв, что события развиваются не совсем так, как я думала. – Не нужно.
Бесполезно. Даг замахнулся во второй раз, Купер шагнул навстречу, поймал его руку и легким движением пальцев заставил юнца опуститься на колени.
– Где ты провел позапрошлую ночь? – прорычал Купер, приблизив свое лицо к лицу юнца.
– Что? – заныл Даг Винер. – Мне больно.
– Где ты был позапрошлой ночью? – повторил Купер, все сильнее сжимая его руку.
– Здесь! Я был всю ночь здесь, можешь спросить у парней! У нас была вечеринка с девушками. Господи, ты мне сейчас руку сломаешь!
– Купер, – предостерегла я.
Мое сердце начало стучать, гулко и очень часто. Если я разрешу Куперу нанести физический вред студенту, у меня будут крупные неприятности. Вплоть до увольнения. И еще… как бы Даг ни был мне отвратителен, я все равно не могла спокойно стоять и смотреть, как его мучают. Даже, если он того заслуживает.
– Отпусти ребенка.
– Всю ночь? – Купер не обращал на меня внимания. – Ты всю ночь был на вечеринке? Когда она началась?
– В девять! Отпусти меня!
– Купер! – Я не верила своим глазам.
Таким я Купера еще не знала. И не хотела знать. Может, поэтому он мне не рас сказывает, чем занимается? Вдруг именно это он и делает каждый день?
В конце концов, Купер отпустил юнца, и тот рухнул на пол, схватился за руку и скорчился в позе эмбриона.
– Ты об этом еще пожалеешь, – всхлипнул Даг, едва сдерживая слезы. – Сильно пожалеешь!
Купер моргнул и как будто пришел в себя. Увидев выражение моего лица, он кротко сказал:
– Я использовал только одну руку.
Меня так потрясло его объяснение, что я не нашлась, что ответить.
Взъерошенная светлая голова высунулась из двери ванной. Девушка, спавшая на водяном матрасе, уже успела натянуть на себя оранжевое вечернее платье, но была еще босой. Ее взгляд сфокусировался на позе Дага.
Но она и не подумала спросить, что случилось, лишь поинтересовалась:
– Вы не видели мои туфли?
Я наклонилась и подняла с пола пару оранжевых босоножек на шпильке.
– Эти?
– Да, – с благодарностью проговорила девушка.
Она осторожно обошла хозяина комнаты и взяла туфли.
– Спасибо большое. – Надев босоножки, она сказала Дагу: – Рада была с тобой познакомиться, Джо.
Даг что-то простонал в ответ, все еще сжимая поврежденную руку. Девушка отвела от лица белокурую прядь, наклонилась и, продемонстрировав свои незаурядные умственные способности, сказала:
– Если захочешь меня найти, в любое время звони в резиденцию «Каппа-Альфа-Тетта». Спроси Дану, ладно?
Даг молча кивнул, Дана выпрямилась, подхватила пальто, валявшееся на полу, погрозила нам пальчиком:
– Пока, ребята! – И, покачивая бедрами, удалилась.
– Уходите, – сказал Даг мне и Куперу. – Убирайтесь или я… вызову полицию.
Купера заинтересовала эта угроза.
– Правда? Пожалуй, полиции было бы очень интересно узнать о тебе кое-какие вещи. Давай, зови прямо сейчас.
Даг только застонал в ответ, все еще держась за руку. Я сказала Куперу:
– Ладно, пойдем отсюда.
Он кивнул. И мы вышли из комнаты, прикрыв за собой дверь. Мы снова очутились в коридоре «Тау-Фи», пропитан ном густым запахом марихуаны. Из гостиной доносились звуки футбольного матча. Горничная, которая показала нам нужную дверь, старательно смывала надпись на стене с помощью растворителя и губки. Она начала тереть только букву «Т» в слове «толстухи».
Увидев нас, она улыбнулась. Я автоматически улыбнулась в ответ.
– Не верю ни одному его слову, – проговорил Купер, застегивая молнию на куртке. – А ты?
– Я тоже. Нужно проверить его алиби.
Горничная посмотрела на нас и сказала:
– Эти ребята подтвердят все, что он скажет. Они члены братства и должны защищать друг друга.
Мы с Купером обменялись взглядами.
– Она права, – сказала я. – Если уж он не заговорил, когда ты схватил его за руку, то…
Купер кивнул.
– Студенческое братство – замечательное сообщество, – заметил он.
– Действительно, – на полном серьезе подтвердила горничная, потом расхохоталась и снова стала тереть букву «Т».
– Кстати, по поводу того, что здесь произошло… – уже совсем другим тоном обратился ко мне Купер, когда мы ждали лифт. – Этот парень… он… так обращался с девушкой… что я…
– Ну, и у кого тут комплекс Супермена? – поинтересовалась я.
Купер улыбнулся.
И я поняла, что люблю его еще больше. Наверное, мне следовало сказать ему об этом, чтобы прекратить эти наши с ним игры (хотя, вполне возможно, он-то в них не играл. А я, видит бог, точно играла!). По крайней мере, я бы получила возможность узнать, есть ли у меня шансы.
Только я открыла рот, чтобы сказать ему о своих чувствах, он тоже открыл рот. Сердце заколотилось, как сумасшедшее – вдруг он скажет, что любит меня? Сказки иногда сбываются.
Он попросит меня быть с ним и вознесет прямо на небеса. Может, из сострадания, потому что меня бросил жених, случайно оказавшийся его братом.
А может… Он втайне всегда любил меня…
Купер перестал улыбаться. Вот оно! Сейчас скажет!
– Лучше тебе позвонить на работу и сказать, что ты задерживаешься, – проговорил он.
– Зачем? – с замиранием сердца спросила я, все еще надеясь, что он скажет: «Потому что я собираюсь отвезти тебя домой и посвятить тебе весь оставшийся день».
– Я отвезу тебя в шестой участок, и ты расскажешь детективу Канавану все, что знаешь об этом деле. – Двери лифта открылись, и Купер бесцеремонно втолкнул меня в кабину. – А потом ты забудешь обо всем этом, как я тебя и просил.
– О, – только и произнесла я.
Ну и ладно. Это, конечно, не объяснение в любви, но доказывает, что ему не наплевать на меня.
12
«Ложь» – это «кстати»,
«Любовь» – «эгоизм».
Вам непонятен
Мой альтруизм?
«Песнь отрицания». Автор Хизер Уэллс
– Значит, мы должны идти на сегодняшнюю игру?
– Распоряжение начальства. – Том кинул приказ мне на стол.
Или себе на стол, как он, вероятно, привык уже думать с тех пор, как появилась Джиллиан Килгор.
– Присутствие обязательно. Для поднятия духа «Анютиных глазок».
– Меня совершенно не интересуют «Анютины глазки».
– Лучше бы интересовали, – сказал Том. – Потому что перед игрой мы ужинаем в столовой с президентом Эллинг тоном и тренером Эндрюсом.
Я сникла.
– Президент считает, – ласково продолжал Том, как я подозреваю, специально для доктора Килгор, сидящей за решеткой, – что таким образом мы докажем – столовая совершенно безопасна для потребления пищи и, соответственно, Для жизни вообще. Он очень расстроен из-за того, что все называют это место «Общагой смерти».
Я посмотрела на него с недоумением.
– Я тоже расстроена из-за всего, что случилось. Но не понимаю, чем нам может помочь совместное поедание бефстроганов и поход на баскетбольный матч?
– Я тоже, – сказал Том, снизив голос практически до шепота. – Поэтому взял немного мятного ликера во фляжке. Если хочешь, могу поделиться.
Каким бы великодушным ни было его предложение, оно все равно не сделало этот вечер хоть немного приятней. У меня на сегодня были грандиозные планы: я собиралась пойти домой и приготовить Куперу его любимые блюда – маринованный стейк из лавки Джефферсона, салат и обжаренный молодой картофель. Я надеялась ублажить его настолько, что бы набраться смелости и спросить, как он относится к тому, что мой папа немного поживет у нас.
А еще его нужно задобрить потому, что его буквально взбесила вся эта история с Дугласом Винером. Сначала он, конечно, расстраивался, что обошелся так жестко с бедным ребенком (или, точнее, тем, что я была этому свидетелем), но на полпути домой, когда мы ехали от детектива Канавана, он вовсю начал терзать свои голосовые связки по поводу моего участия в расследовании смерти Линдси. По-моему, в машине прозвучало даже что-то вроде «чертовой дуры».
Это немного не стыковалось с моими планами народить Куперу детей, и еще меньше – с планами спросить его на счет переезда к нам моего папы.
Печально, но детектива Канавана нисколько не заинтересовала информация, которую я могла сообщить ему о бурной, но сложной интимной жизни Линдси. Или он решил этого не показывать. Когда я рассказывала, он сидел со скучающим выражением лица, и потом сказал лишь одно:
– Миссис Уэллс, оставьте сына Винера в покое. Разве вы не понимаете, что его папаша может с вами сделать?
– Порубить на маленькие кусочки и закатать в бетон фундамента одного из зданий, которые строит? – спросила я.
Детектив Канаван закатил глаза.
– Нет, он всего лишь будет преследовать вас за попытку оказать давление на его сына. У него больше адвокатов, чем у самого Трампа.
– О, – расстроилась я.
– Кто-нибудь видел молодого Винера в ночь убийства? – спросил детектив, хотя прекрасно знал ответ.
Он хотел, что бы я сама ответила.
– Хоть кто-то его видел?
– Нет, – вынуждена была ответить я. – Но я уже говорила Куперу, есть миллион способов проникнуть в здание, было бы желание.
– Вы считаете, что тот, кто убил девушку, действовал один? – поинтересовался детектив. – Или убийца с компанией сообщников прошли мимо охранника, которому платят зарплату именно за то, чтобы он не пропускал посторонних?
– Может, его сообщники живут в резиденции, – уточнила я. – Именно поэтому у них оказался ключ…
Детектив одарил меня кислым взглядом. Потом сообщил, что он и его помощники уже знают, что у Дага Винера были отношения с жертвой, и мне, как он изящно выразился, вообще не следует совать нос не в свое дело. Именно это пожелание по дороге домой и повторял на все лады кипевший от возмущения Купер.
Я пыталась рассказать ему о Магде и ее просьбе не компрометировать Линдси во время следствия, но в ответ услышала лишь то, что чересчур любвеобильные красивые девушки, какой, вероятно, и была Линдси, часто плохо кончают.
И это только доказало, что Магда была абсолютно права.
Купер, в свою очередь, был убежден: если туфелька пришлась по ноге, Линдси придется носить ее. На что я ответила:
– Разумеется. Если кто-то найдет ее ногу.
– Не знаю, – ответила я. – Кажется, он – козырной парень в нашем кампусе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики