ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В буфете была огромная очередь.
– А что вы там делали?
– Я уже говорила. Мне нужно было в туалет, а очереди в другие туалеты были слишком длинные.
Детектив Канаван прибыл в спорткомплекс, потому что мы сами его вызвали – хотели рассказать, что Мануэль отдал ключ Линдси. Я предложила Канавану остановить игру и опросить всех присутствующих, особенно тренера Эндрюса, который оказался замешан в этой истории гораздо больше, чем я думала.
Но президент Эллингтон, которого из-за огромного количества полицейских, наводнивших здание, к сожалению, пришлось оповестить о том, что происходит, запретил останавливать игру, сказав, что, если первый канал прервет эфир специальным выпуском, это еще больше подорвет репутацию колледжа, и так значительно подпорченную за эту неделю. Школе меньше всего сейчас нужны толпы репортеров, задающих вопросы о преступлении, которое, вполне возможно, и не имеет никакого отношения к Линдси. И это несмотря на то, что я всем сообщила о признании Мануэля.
А еще президент Эллингтон заверил нас, что первый канал вправе подать на нас в суд за сорванную игру и потребовать возмещения ущерба в размере миллиона долларов, поскольку не будут показаны и многие рекламные ролики.
Вот уж не знала, что коммерческая реклама «Боуфлекса» приносит такой большой доход. Видимо, предполагается, что зрители будут смотреть игру чемпионата среди колледжей третьей лиги специально для того, чтобы купить домашние спортивные тренажеры.
– Я хочу, чтобы все поняли, – сказал президент Эллинг тон детективу Канавану, и я это слышала, хотя он говорил достаточно тихо, – Нью-Йорк-колледж не имеет никакого отношения к смерти девушки и несчастью, произошедшему сегодня вечером с мистером Хуаресом. Если даже он и дал девушке ключ от столовой, мы не несем за это никакой ответственности. Это он преступил закон.
На что детектив Канаван заметил:
– По-вашему, мистер Эллингтон, Линдси специально использовала ключ Мануэля, чтобы пойти в столовую и потерять там свою голову?
Президент Эллингтон так разволновался после этих слов, что один из его подхалимов тут же пришел ему на помощь.
– Президент имел в виду совсем не это. Он сказал, что колледж не несет ответственности за то, что кто-то из его служащих отдал ключ студентке, которая позже была убита на территории данного учебного заведения…
Детектив Канаван не собирался и дальше слушать этот бред и удалился, к моему облегчению, захватив с собой и меня.
Вернее, сначала к облегчению. Я не могла больше откладывать разговор с Купером по поводу папы. А вместо этого мне пришлось разговаривать с детективом Канаваном.
– И все? Это все, что вы в состоянии вспомнить? Джинсы, фланелевые рубашки и маски из баскетбольных мячей? А обувь? Кроссовки? Мокасины?
– Кеды, – ответила я, вспомнив, как они скрипели по полу.
– Прекрасно. – Он прищурился.
Было уже поздно. А он, наверное, провел в участке целый день. Число банок из-под «ред-булла», валяющихся у него под столом, показывало, какой ценой ему удается так долго держаться.
– Это существенно меняет дело.
– Простите, что вы хотите от меня услышать? Они были…
– В масках. Да. Вы уже об этом упоминали.
– Тогда я могу идти?
– Да, – сказал детектив Канаван. – И еще…
– Что?
– Повторяю, не вмешивайтесь в расследование убийства Линдси Комбс.
– Я все поняла, – ответила я.
Я умела быть такой же саркастичной, как и он.
– Ведь я так испугалась сегодня, увидев, что те, кто ее убил, зарезали и Мануэля.
– Мы не знаем, связано ли нападение на мистера Хуареса с убийством Линдси Комбс, – подчеркнул детектив Канаван и, увидев мои поднявшиеся брови, добавил: – Пока.
– Ну-ну, – проговорила я. – Я могу идти?
Он кивнул, и я пулей вылетела из кабинета. Как же я устала! Хотелось быстрее оказаться дома. И еще переодеть джинсы, испачканные кровью Мануэля.
Я вышла в вестибюль шестого участка, думая, что Купер сидит и ждет на том же самом месте, где всегда дожидался меня после моих многочисленных бесед с детективом Канаваном (сегодня был поставлен новый рекорд – я тут уже во второй раз за 12 часов).
Но кресло пустовало. В вестибюле никого не было.
На улице шел сильный снег. Очень сильный. Я с трудом разглядела силуэт «рендж-ровера», припаркованного на площадке перед участком. Сквозь лобовое стекло я увидела Фрэнка, мужа Пэтти. Когда я постучала в окно, он вздрогнул и опустил его.
– Хизер! – закричала Пэтти с пассажирского сиденья. – Наконец-то! Прости, мы не заметили, как ты вышла. Мы слушали аудиокнигу. О воспитании детей. Нам ее посоветовала наша новая няня.
– Которая вас терроризирует?
– Да, та самая. Господи, ты бы видела ее лицо, когда мы сказали, что едем сюда! Она почти… Ладно, неважно. Залезай, на улице холод собачий.
Я уселась на заднее сиденье. Внутри пахло индийской едой. Фрэнк и Пэтти в ожидании меня лакомились самосой.
– Откуда вы узнали, что я здесь? – спросила я, когда они протянули и мне кусочек с тамариндовым соусом.
М-м-м!
– Купер позвонил, – объяснил Фрэнк. – Сказал, что ему нужно бежать и попросил забрать тебя отсюда. Наверное, работает над одним из своих дел. Кстати, чем он занимается?
– Откуда я знаю? – ответила я с набитым ртом. – Как будто он мне что-то рассказывает.
– Ты, правда, стала свидетельницей убийства? – спросила Пэтти, повернувшись ко мне. – Испугалась? В чем это у тебя джинсы?
– У меня не было времени испугаться, – сказала я, работая челюстями. – А это – кровь.
– Господи! – Пэтти в мгновение ока развернулась обратно к лобовому стеклу. – Хизер!
– Все в порядке. Я куплю новые. – Благодаря новогодним пиршествам я прибавила один размер.
К счастью, 14-й размер – все еще самый распространенный среди американских женщин. И все-таки, если не хочешь покупать новые джинсы каждый раз, когда прибавляешь в весе (а это весьма ощутимо для бумажника), то лучше сократить закупку жареных цыплят в погребке. А может, и не лучше.
Зависит от того, как ты выглядишь в новых джинсах.
– А снегопад-то и правда разыгрался, – заметил Фрэнк, выехав со стоянки.
На город обрушился настоящий буран, и никто и носа не высовывал из дома. Крупные хлопья снега быстро покрывали улицы и тротуары пушистым белым покрывалом.
– Не представляю, что там Купер может расследовать в такую-то погоду.
Фрэнк в глубине души слегка завидовал тому, что Купер – частный детектив. Большинство людей мечтают стать рок-звездами. Оказывается, бывает и так, что рок-звезды хотят переквалифицироваться в частные детективы. А я мечтаю только о том, чтобы похудеть до 8-го размера и есть все, что мне захочется.
Хотя я и не звезда. Больше.
– Хизер, надеюсь, хотя бы сейчас ты будешь осторожна, – заметила с переднего сиденья Пэтти. – Ты ведь не занимаешься расследованием убийства той девушки, правда?
– Нет, конечно, – сказала я.
Пэтти совсем необязательно знать о моем визите в «Тау-Фи-Эпсилон». У нее полно своих забот, как у бывшей модели, жены рок-музыканта и мамы малыша, который, судя по последним рассказам, мог в один присест съесть целый бутерброд со всякой всячиной размером с собственную голову.
Няню это не особенно радовало.
– Хотя бы потому, – продолжила Пэтти, – что в колледже платят маловато, а в прошлый раз тебя вообще чуть не убили.
Когда Фрэнк остановился у дома Купера, я увидела несколько горящих окон, чем была немало удивлена, ведь это означало, что Купер дома.
Но прежде чем я вышла из машины, Фрэнк проговорил:
– Кстати, Хизер, по поводу выступления у Джо…
Моя рука застыла на ручке дверцы. После всей этой крови и разных дел я совершенно забыла о приглашении Фрэнка выступить с его группой.
– О, – сказала я, лихорадочно придумывая повод, чтобы отказаться. – Да. Ну, конечно. Давай я тебе перезвоню. Я так устала сегодня, что даже думать не могу.
– А тут не о чем думать, – улыбаясь, проговорил Фрэнк. – Там будут все свои – я, мои парни и человек 160 друзей и родственников. Соглашайся. Это будет здорово.
– Фрэнк, – перебила его Пэтти, наверняка заметив гримасу на моем лице. – Сейчас не самое лучшее время для этого разговора.
– Ладно тебе, Хизер, – настаивал Фрэнк, не обращая внимания на жену. – Ты никогда не преодолеешь страх сцены, если снова на нее не выйдешь. Почему бы не сделать это в кругу друзей?
Страх сцены? Оказывается в этом моя проблема? Забавно, а я-то думала, что боюсь, как бы люди не стали свистеть и бросать в меня разной гадостью. Или, еще хуже… ржать надо мной, как это сделал отец Купера и Джордана, когда я спела ему свои песни в тот памятный день в офисе «Картрайтре корде»…
– Я подумаю об этом, – сказала я Фрэнку. – Спасибо, что подбросили. Увидимся.
Я как ошпаренная выскочила из машины, прежде чем Пэтти и ее муж смогли что-то ответить, и побежала к крыльцу, прикрывая голову от хлопьев снега.
Фу-у! Кстати, о лазейках.
Люси радостно ждала меня в прихожей, но было непохоже, чтобы она, как всегда, хотела сказать: «Мне срочно, сию же минуту, нужно выйти». Кто-то уже с ней погулял.
– Эй? – крикнула я, отряхивая куртку и шарф.
Никто не ответил. Но я почувствовала странный, непривычный запах. Потом я поняла какой: так пахнут свечи. Мы с Купером никогда не были их поклонниками: Купер – по тому что он мужчина, а я – потому что все время боялась, что кто-то в Фишер-холле оставит горящую свечу и случится пожар.
Кто же жжет свечи в нашем доме?
Запах шел сверху… не из гостиной, не из кухни и не из кабинета Купера. Он шел оттуда, где Купер спит.
Потом до меня дошло. Купер наверняка дома. Он просто развлекается.
В своей комнате.
Со свечами.
Это могло означать только одно. У него свидание.
Я постояла у подножья лестницы, пытаясь понять, почему эта новость так расстроила меня. Конечно, Купер не догадывается, что я к нему испытываю. Почему он не может видеться с другими? Если он ни с кем не встречался с тех самых времен, как я к нему переехала, это совсем не означает, что он не будет этого делать впредь. (Насколько я знаю… он ни кого в наш дом не приводил.) Я вспомнила, что мы с ним никогда не обсуждали проблему гостей, остающихся на ночь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики