ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Стив, старик, не надо! – завопил один из моих стражей.
– Хорошо. Я выпью это. – Я взяла стакан и залпом опрокинула его в рот.
– Все, хватит, – проговорил тот, кто держал стакан. – Я не желаю в этом участвовать. Джефф прав, вы совсем спятили.
Он пошел прочь из столовой, мимо остальных братьев и мимо Джеффа Тернера, который лежал на полу, не подавая признаков жизни.
– Не пускайте его! – скомандовал Стив тем, кто избил Джеффа до потери сознания. Но даже они задумались.
– Вы что, не слышали? – Он отпустил голову Гевина и с изумлением обнаружил, что его собраться один за другим направились к выходу. – Эй, парни! Вы не можете так поступить. Вы давали клятву. Клятву верности. Почему вы… вы не можете…
Даг испугался.
– Боже, Стив, пусть идут, только…
Даг не договорил, так как Стив бросил нож, откуда-то из недр балахона достал маленький пистолет и направил прямо в грудь своему брату.
– Дуглас, – сказал Стив, – я сыт по горло твоим нытьем.
– Стив! – снова закричал Даг.
Только на этот раз в его голосе было столько страха и отчаяния, что собратья по «Тау-Фи» остановились посмотреть, что происходит.
В этот момент я сделала то, что должна была. На меня никто не обращал внимания. Все смотрели на Стива, повернувшегося ко мне спиной.
Как только я увидела, что указательный палец Стива начал надавливать на курок, я широко раскинула руки и нырнула вниз, на пол. Я знала о поле в столовой Фишер-холла то, чего не мог знать Стив Винер – он был абсолютно чистым. Хулио, в чьи обязанности не входила забота о чистоте за варочными столами, мыл полы в обеденном зале так чисто, что они были гладкими как лед. Собственно, как по льду, я по нему и покатилась прямо к ногам старшего Винера и, вцепившись обеими руками, уронила его на пол.
Не мешкая, я вонзила зубы в его запястье. Стив заорал благим матом и скорчился от боли.
Даг первым пришел в себя. Он просто нагнулся и поднял пистолет, выпавший из рук брата. Дрожащей рукой он направил его на…
Ну, разумеется, в мою сторону.
– Нет! – заорал Стив благим матом. – Не стреляй! Ты можешь попасть в меня!
– Я этого и хочу, – крикнул Даг.
Правда. Слезы заливали его лицо.
– Меня достало, что ты всю жизнь обзываешь меня поганцем! Ладно, может, я и поганец, но не трус! Да, я убил Линдси, но я не хотел этого. Это ты придумал сунуть ее голову в кастрюлю. Кто еще мог такое придумать, Стив? Кто? А потом ты заставил нас зарезать этого бедного уборщика… а теперь эту девушку. И все почему? Потому что тебе хочется казаться божеством, идолом для членов братства. Потому что наш папа был таким, когда учился!
Дуло пистолета в руках Дага, двигаясь то в мою сторону, то в сторону Стива, нервировало до крайности. Стив, лежа подо мной, стал мокрым от пота. Как и я.
– Даг, – проговорил он, – Дагги, отдай мне, пожалуйста…
– Папа не убивал людей, Стиви! – не унимался Даг, будто не слыша. – Не резал людей на куски! Он был идолом безо всякого дерьма! Почему ты этого не понимаешь? Почему ты не хочешь понять – что бы ты ни вытворял, ты все равно никогда не будешь похож на нашего папу!
– Хорошо, – ответил Стив. – Я никогда не буду похожим на отца, только положи, пожалуйста, пистолет…
– Нет! – заорал Даг. – Я прекрасно знаю, что случится потом! Ты все перевернешь с ног на голову и обвинишь меня! Как всегда! Я больше этого не допущу! Теперь все будет по-другому! – И прицелился точно в лоб Стиву.
Именно в этот момент у входа в столовую раздался чей-то очень знакомый голос.
– Брось пистолет, сынок.
Даг обернулся, изумленный и возмущенный. Я тоже повернула голову и с удивлением узнала Реджи, да-да, торговца наркотиками Реджи, направившего очень большой и блестящий девятимиллиметровый «шок» в грудь Дагу Винеру.
– Брось оружие, – проговорил Реджи.
Странно, но его ямайский акцент куда-то исчез.
– Мне очень не хочется стрелять в тебя, но если меня вынудить, я выстрелю.
Стив, все еще распластанный подо мной, закричал:
– Офицер, слава богу, что вы пришли! У этого парня со всем крышу снесло. Он хочет меня убить!
– Ну-ну, – без всякого выражения проговорил Реджи. – Отдай пистолет, сынок.
Даг посмотрел на брата. Тот лежал подо мной и кивал, как китайский болванчик.
– Смелее, Дагги, отдай пистолет этому симпатичному полицейскому.
Даг плакал так сильно, что вряд ли был способен стрелять.
– Какая же ты сволочь, Стив, – сказал он и передал пистолет Реджи.
Тот, в свою очередь, протянул его детективу Канавану, который тоже стоял в дверях с пистолетом в руках.
– Возможно, вы не поняли, офицер, но вы только что спасли нам всем жизнь, – продолжал болтать Стив Винер. – Мой брат пытался убить меня…
– Правильно, – проговорил Реджи, доставая из-за пояса наручники. – Хизер, освободи, пожалуйста, мистера Винера.
Мне ничего не оставалось делать, как скатиться со Стива. Сделав это, я почувствовала, что вся комната начала крутиться. И это было очень приятно.
– Реджи! – закричала я, не поднимаясь с пола. – Так ты – коп? Почему ты мне ничего не сказал?
– Потому что он сотрудник ФБР, – объяснил мне детектив Канаван, попутно отдавая распоряжения целой толпе офицеров, которые надевали наручники на всех парней в красных балахонах. – С вашим неуемным энтузиазмом, Уэллс, вы умудрились попасть в самую гущу операции, которую несколько месяцев проводило агентство по борьбе с наркотиками. Кстати, с чем вас и поздравляю.
– Детектив! – Я смотрела на Канавана и была абсолютно счастлива. – Почему вас так долго не было?
– Мы задержались у входа в здание, – объяснил он. – Охранник оказался очень… упрямым, и мы долго не могли найти ключи. – Он закатил глаза. – Кстати, это характерно для этого места.
– Я так счастлива видеть вас! – воскликнула я и крепко обняла его за шею, когда он нагнулся помочь мне встать. – Я так сильно вас люблю!
– Хм… – протянул Канаван.
Я приклеилась к нему как пиявка, потому что комната кружилась все сильнее и сильнее.
– Вы что-то принимали?
– Они заставили ее что-то выпить, – подал голос Гевин, которого развязал бывший наркоторговец – агент ФБР, еще двое, неизвестно откуда появившиеся, осматривали раны на его лице.
Как я и ожидала, скотч оставил вокруг его рта ярко-красную полосу и изрядно проредил усы и козлиную бородку, отчего они стали выглядеть еще более жидкими.
– Гевин! – закричала я, отпустила шею Канавана и, к не удовольствию медиков, пытавшихся стереть кровь с его лица, заключила парня в объятия. – Тебя я тоже очень люблю! Но только как друга.
Гевина, вопреки моим ожиданиям, это совсем не обрадовало.
– По-моему, у нее крышу снесло, – сказал он, пытаясь вырваться.
Кстати, довольно грубо.
– Ладно, – сказал детектив Канаван и взял меня за руки. – Пошли.
– Куда? – поинтересовалась я.
– Для начала – в больницу. Там вас как следует промоют.
– А я не хочу мыться, – возразила я. – Я бы сейчас не отказалась от мороженого. Хотите батончик «Дав»? Возьми те вон там, в холодильнике. Эй, все должны взять по батончику «Дав»! Все, слышите! – Я вопила во весь голос – Батончик «Дав»! Мне – первой!
– Успокойтесь, Уэллс, – проговорил Канаван, крепко сжимая мою руку. – Хватит.
Потом он повел меня из столовой в вестибюль, и я увидела то, что заставило меня забыть о батончиках «Дав». И это был не Куртис в наручниках, хотя его мне тоже было очень приятно видеть. И вовсе не половина обитателей общежития, которые собрались внизу, пытаясь понять, что происходит, хотя Том и Сара выбивались из сил, убеждая их разойтись по своим комнатам.
Нет. Это был папа.
– Папа! – заорала я, вырвалась из рук Канавана и бросилась в широко раскрытые отцовские объятия.
– Хизер! – Он был очень удивлен моей несказанной радости, но нельзя сказать, что она его сильно расстроила. – Слава богу, с тобой все в порядке!
– Я так сильно тебя люблю! – призналась я.
– В данный момент она любит всех, кого видит, – услышала я голос детектива Канавана. – Она под воздействием седативного средства.
– Но я не поэтому тебя люблю, – заверила я папу, испугавшись, что слова Канавана расстроят его. – И не потому, что ты позвал копов и не допустил, чтобы мне отрезали голову.
– Вот и хорошо, – хмыкнул папа. – Приятная новость. У нее вокруг рта кровь. Она ранена?
Вдруг я заметила, что папа не один. Рядом с ним стоял Купер! Он вытащил из кармана один из своих фирменных носовых платков. Вероятно, носовые платки – обязательная принадлежность каждого частного детектива.
– Ничего страшного, – ответил детектив Канаван. – Она просто укусила одного парня. Вот и все.
– Купер! – закричала я, обвив руками его шею, когда он подошел стереть кровь Стива Винера с моего рта – Я так рада тебя видеть!
– Охотно верю. – Купер почему-то смеялся. – Стой спокойно, вот тут еще осталось…
– Я так сильно тебя люблю, – призналась я. – Даже не смотря на то, что ты сказал Гевину, что я до сих пор влюблена в твоего брата. Зачем ты так сказал, Купер? Я больше не люблю Джордана. Совсем не люблю.
– Вот и хорошо, – ответил Купер. – Поверим тебе на слово. Стой спокойно.
– Я не такая, – не унималась я. – Я не люблю Джордана Я люблю тебя. Правда-правда!
Когда Реджи снова появился в поле моего зрения, Купер уже заканчивал оттирать с меня кровь. Я закричала:
– Реджи! Я люблю тебя! Я так сильно тебя люблю! Я так хочу приехать на твою банановую плантацию!
– На самом деле у меня нет банановой плантации, Хизер, – сказал Реджи.
Он тоже смеялся. Почему все вокруг смеются? Серьезно, может, мне стоит прекратить писать песни и пойти в клоуны? Раз все так на меня реагируют.
– Я из Айовы.
– Ну и ладно, – сказала я.
Один из фэбээровцев осторожно расцепил мои руки, обхватившие шею Реджи.
– И все-таки я тебя люблю. Я всех люблю! Тебя, Тома, и Сару, и даже доктора Килгор. Кстати, где она?
И тут все закрутилось быстрее и быстрее, я больше не могла сопротивляться охватившей меня сонливости и отключилась. Что было дальше, я не помню.
29
Ты сказала, что любишь меня,
Просто так это быть не могло.
Ты сказала, что любишь меня,
Значит, в сердце живет любовь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики