ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он живет в доме, которое занимает одно из братств.
– А… – со знанием дела протянул Реджи, – тусовщик.
– Они так это теперь называют?
– Это я так их называю, – сказал Реджи, оживляясь. – Но все равно, я о нем не слышал. Что у меня может быть с ним общего? Мы вращаемся в разных слоях общества.
– Возможно, не в таких уж и разных, как тебе кажется, – возразила я, вспоминая марихуановую дымку над бильярдным столом в «Тау-Фи-Эпсилон». – Может, поспрашиваешь о нем у людей?
– Для тебя, Хизер? – Реджи сдержанно поклонился. – Считаешь, что этот парень как-то связан с девушкой, которая потеряла голову?
– Возможно, – сказала я осторожно, памятуя о том, как детектив Канаван предупреждал меня о мстительности отца Дага.
– Попробую, – сказал Реджи. – Куда это ты собралась? Опять на работу? Они тебя на этой неделе совсем заездили.
– Пожалуйста! – Я закатила глаза. – Мне даже не хочется об этом говорить.
– Ну ладно, – проговорил Реджи, – если тебе понадобится маленький допинг…
– Реджи!
– Неважно, – сказал он и скрылся.
Вы решите, что, когда я вернулась, Фишер-холл буквально кипел от возбуждения по поводу обеда с президентом и баскетбольной игры? Нет. Совсем наоборот. Большинство служащих слонялось по вестибюлю, не скрывая дурного настроения. Работники столовой (дневная смена) протестовали особенно громко, требуя, чтобы им оплатили сверхурочные. Джеральд, их начальник, утверждал, что они будут ужинать бесплатно, и нечего так орать. Понятно, его подчиненные считали, что есть вчерашнюю пищу там, где вчера было совершено страшное убийство, не такое уж большое удовольствие, как им старались внушить.
Странно было видеть обслуживающий персонал не в уни форме. Я с трудом узнала Карла, начальника инженерной службы, в кожаной куртке и джинсах (с огромным количеством золотых цепей на шее). Старший уборщик Хулио и его племянник Мануэль были почти неузнаваемы в спортивных пиджаках и галстуках. Они явно ходили домой, чтобы переодеться.
А Пит без формы охранника выглядел так же, как и любой отец пятерых детей… суетливым, помятым и волнующимся за детей, которых оставил дома одних. Его мобильный телефон как будто приклеился к уху. Пит говорил: «Нет, сначала нужно вытащить их из кастрюли. Нельзя разогревать спагетти прямо в кастрюле. Нет, нельзя. Нет, послушай… Видишь? Что я тебе говорил? Почему ты не послушал папочку?
– Это затягивает, – сказала я, подойдя к Магде, выглядевшей, как всегда, великолепно в белых обтягивающих джинсах и блузке из золотой парчи (цвета школы!).
Но на щеках Магды горели красные, не нарисованные пятна.
– Сюда пришло столько моих маленьких кинозвездочек, – возбужденно проговорила она. – Столько за весь день не приходило!
Это правда, ужин в Фишер-холле был самым посещаемым мероприятием. То, что президент решил показать пример, взяв поднос и поставив на него тарелку, наполненную фаршированной индейкой, возымело действие: студенты, оставив свои капризы по поводу еды в «Общаге смерти», последовали его почину.
А может, они просто хотели посмотреть на выражение его лица, когда он попробует знаменитую картофельную запеканку?
Том с кислым выражением лица незаметно подкрался ко мне. Через секунду я поняла, в чем причина. За ним с самодовольным видом шествовала Джиллиан Килгор.
– Видите, разве это была плохая идея? – Она показала на толпу, скопившуюся у столика с приборами с космической скоростью разбирающую вилки и ножи. – Это показывает, что у нас есть средства, чтобы победить болезнь. Теперь нужно только начать лечение.
– По-моему, никто не говорил, что ее присутствие обязательно, – прошептал Том, становясь за мной в очередь.
– Шутишь? – прошептала я в ответ. – Это целиком и полностью ее идея. По-твоему, президент своим умом до этого дошел?
Том взглянул через плечо на доктора Килгор. Она стояла у салат-бара, разглядывая свою тарелку, на которой ничего, кроме айсберга и… айсберга не было.
– Дьяволица, – прошептал Том.
Тут к нам подошла запыхавшаяся Сара.
– Спасибо, что сообщили, – с сарказмом бросила она Тому и поставила свой поднос вперед.
– Сара, – укоризненно покачал головой Том, – этот ужин только для постоянного персонала, а не для студентов.
– Ну, разумеется, – проговорила Сара. – Мы – граждане второго сорта. Мы не имеем права разделить терапевтическое воздействие совместного обеда во время всеобщего горя? Это идея Килгор? Исключить из списка работающих студентов? Господи, как это типично для фрейдистки…
– Заткнись, – сказал Том. – И ешь.
Мы нашли столик на безопасном, как нам показалось, расстоянии от президента и уже начали за него усаживаться, но президент Эллингтон нас заметил.
– Идите сюда, – помахал он нам рукой. – Садитесь рядом с нами, Скотт.
– Том, – нервно поправил его Том. – Я – Том Снеллинг, сэр.
– Конечно-конечно, – закивал президент, а сидевший рядом доктор Джессап, чувствуя необходимость поддерживать президента и на совместном со служащими ужине, и на матче, уточнил:
– Том – директор Фишер-холла, Филипп.
Бесполезно. Президент его не слышал.
– А вы – Мери? Правильно? – обратился он ко мне.
– Хизер, – выдавила я, мечтая, чтобы подо мной разверзлась пропасть, в которую я могла бы провалиться. – Помните меня? По тому случаю в пентхаусе, когда вы еще жили в Фишер-холле?
Его глаза остекленели. Президенту Эллингтону не нравилось, когда ему напоминали о том дне, это очень не нравилось и его жене. Из-за того случая она реже, чем раньше, приезжает в Нью-Йорк из загородного дома в Хэмптоне.
– Конечно-конечно, – сказал президент Эллингтон.
К нашему столику подошла с подносом доктор Килгор. Она, видимо, не заметила, что за ней идет Сара, и лицо у нее злющее.
– Мне кажется, мы все здесь друг друга знаем…
– Извините, президент Эллингтон?
Пять членов группы поддержки выстроились в линию перед нашим столиком и посмотрели на президента.
– Хм… – Президент озабоченно взглянул на доктора Килгор, как будто прося у нее помощи.
Потом, вспомнив, что он слывет доступным для студентов, попытался выдавить улыбку и сказал:
– Здравствуйте, девочки. Я могу вам чем-то помочь?
Сидевший рядом тренер Эндрюс помрачнел и положил на стол вилку.
– Знаете что, девочки, – проговорил он медленно, словно продолжая разговор, начатый раньше, – мы уже это обсуждали. И ответ…
– Мы разговариваем не с вами, а с президентом Эллингтоном, – сказала Шерил Хебиг, ее щеки залил нежный румянец.
Она старалась оставаться спокойной.
Президент переводил взгляд с тренера на девушек и обратно.
– В чем дело, Стив? – поинтересовался он.
– Они хотят торжественно пронести по залу свитер, принадлежавший Линдси, – тяжело дыша, объяснил тренер Эндрюс.
– Не понял… – забеспокоился президент Эллингтон.
– Позвольте, я все улажу, – проговорил тренер Эндрюс и обратился к девушкам, стоявшим перед столом. – Леди, я переживаю за Линдси точно так же, как и вы. Давайте простимся с ней на официальной церемонии, в присутствии родителей бедной девочки.
– Сегодня вечером ее семья в полном составе будет здесь, – сухо проинформировала его Меган Макгаретти из комнаты 1410.
Для такой малышки она выглядела достаточно грозно – руки скрещены на груди, губа угрожающе приподнята.
– Они не хотят никакой официальной церемонии. Они ждут, что сегодня на игре кто-нибудь скажет о Линдси хорошие слова.
– О… – президент Эллингтон замялся. – Не уверен, что это уместно.
– Вы не можете притворяться, что ничего не случилось, – заявила Хейли Николс из комнаты 1714.
– Да, – кивнула Шерил Хебиг, и ее блестящие карие глаза наполнились слезами. – Мы не хотим, чтобы Линдси забыли. Она была такой же частью команды, как и любой мальчик.
– Я полагаю, мы все это понимаем, – сказала доктор Килгор, пытаясь прийти на помощь президенту, – но…
– Если бы погиб любой из игроков команды, – перебила ее Тиффани Парментер, соседка Меган по комнате, – вы помести ли бы его майку на перетяжку, рядом с баннерами чемпионата.
– Хм… – Доктор Килгор явно попала в затруднительную ситуацию. – Это правда, девочки. Но баскетболисты – спортсмены, а…
– Хотите сказать, что члены группы поддержки не являются спортсменами, доктор Килгор? – ледяным голосом спросила Сара.
– Конечно, являются, – дрогнула доктор Килгор, – только…
– Тогда почему вы не разрешаете пронести свитер Линдси? – поинтересовалась Хейли, взмахнув для убедительности русым хвостом. – Почему?
Я взглянула на Кимберли Ваткинс, надеясь увидеть, что она на стороне девчонок, но Кимберли почему-то была необычно молчалива. Все пять девочек пришли на ужин в униформе – белых свитерах с вышитой золотой буквой «А» на груди, в коротеньких плиссированных, белых с золотым юбочках и белых кроссовках «Reebok» с золотыми бубенчиками на задниках. Все были блондинками, кроме черной как ночь Кимберли.
– Послушайте, – тренер Эндрюс выглядел уставшим, под глазами чернели круги, – когда спортсмен умирает, мы прощаемся не с его майкой, а с его номером. У Линдси не было номера. Мы не можем прощаться с предметом одежды.
– Почему это?
Все взгляды обратились к Мануэлю, который сидел с дядей в компании охранников.
– Почему? – повторил он.
Его дядя Хулио готов был провалиться от смущения под землю.
Я оглядела столовую и заметила неподалеку Магду, с ужасом смотревшую на группу поддержки. Мне даже не нужно было спрашивать, о чем она думает. Потому что я и сама думала о том же.
– Я согласна с Мануэлем, – услышала я собственный голос.
И все, разумеется, посмотрели на меня. К великому облегчению Мануэля. Мне стало очень некомфортно. Но я сумела взять себя в руки.
– Я считаю, что это будет выглядеть достойно, – сказала я. – Особенно, если сделать это со вкусом.
– Ну, конечно, – заверила нас Шерил. – Мы уже спрашивали у музыкантов, смогут ли они тихо сыграть гимн колледжа. Мы все вместе пройдем по площадке с венком из белых и золотистых роз. А я буду держать выглаженный свитер Линдси…
Я заметила, что все, включая доктора Джессапа, шефа от дела размещения, уставились на меня.
Ну и что тут такого?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики