ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пройдя вдоль вагона, он видел, как девушка появилась в купе, потом приникла к стеклу и долго стояла, неотрывно глядя на него до тех пор, пока поезд не набрал ход…

Часть четвертая
Прощай, Гроссмейстер…
1
В один из майских вечеров со стороны Витебского вокзала Санкт-Петербурга, к станции метро неспешно шел молодой мужчина лет двадцати восьми. На нем были новые черные джинсы и, несмотря на теплую погоду, кожаная и такая же черная куртка. Глаза скрывались за узкими темными очками, а лицо обрамляла недельная щетина. В левой руке пешеход нес пластиковый кейс.
Направился он, как ни странно, не к ближайшей — вокзальной станции подземки, а к соседней — Владимирской. Возможно, недавний пассажир поезда Ростов-на-Дону — Санкт-Петербург хотел размяться после утомительных двух суток, проведенных в вагоне СВ. Или просто возжелал пройтись по городу, с которым некогда что-то роднило и связывало. А может быть, его настораживало обилие людей в серой форме, в изрядном количестве снующих по привокзальной площади и примыкающим к железной дороге кварталам.
Так или иначе, сделав замысловатую петлю по старым переулкам, он вскоре оказался на Загородном проспекте, почти прямиком ведшем к нужной цели. Если он избегал встреч с защитниками правопорядка, то сейчас на его пути находилась не слишком подходящая городская «достопримечательность» — здание районного отдела внутренних дел. Но, вероятно, наличие данного препятствия мало волновало путника, поскольку маршрута он менять не стал, а уверенно держал намеченный курс.
Подъезды к милицейскому оплоту перекрывали бетонные блоки, раскрашенные в косую черно-желтую полоску. По обеим сторонам мрачного строения дежурили автоматчики в «Масках» — средствах индивидуальной бронезащиты…
«Как всегда заботятся исключительно о собственной безопасности. Прежде сами, а все остальные потом… — с горечью подумал незнакомец, огибая внушительные ограждения. — Школы, детские сады, больницы, театры — подождут. Точно террор, расползающийся с юга страны не хуже эпидемии, им не угрожает! Как же!.. Нужно ведь и МЧС работенкой обеспечить — трупы из-под завалов вытаскивать после взрывов!..»
— Гражданин! — внезапно окрикнул его кто-то сзади, прервав справедливую критику силовых структур.
Человек в черном остановился и нехотя повернул голову. Вальяжной походкой его догоняли два мента. Приблизившись и изобразив пародию на отдание чести, старший патрульный проскрипел:
— Ваши документы…
Подозрительный гражданин подал какое-то удостоверение. Ознакомившись с ним, стражи правопорядка снова козырнули и, возвращая документ, отвесили сугубо милицейский комплимент:
— Извиняемся, товарищ майор. Кожа у вас смуглая — точь-в-точь как у лица кавказской национальности. Вот и перестраховались.
— Ничего, бывает… — небрежно отвечал тот, пряча ксиву во внутренний карман. Прежде чем возобновить движение в прежнем направлении, бросил: — из отпуска возвращаюсь — на югах загорал…
— Счастливчик… — с завистью вздохнул один из патрульных, глядя вслед удалявшемуся офицеру в штатском.
— Учиться, надо было в школе на пятерки, Костян Петрович, а не прогуливать! — поддел его другой, — тогда, глядишь, и нас бы с тобой в ФСБ взяли. Пошли, двоечник. Надо бы пару настоящих азеров тормознуть — на обед подзаработать…
Проехав четыре остановки на восток, мужчина вынырнул из станции метро Ладожская и направился к гарнизону ОСНаз «Шторм». Лишь наблюдательный и хорошо знавший раньше этого человека сослуживец, по походке и внешности мог угадать в нем капитана Торбина.
Также неспешно он проследовал вдоль знакомого длинного забора и, наконец, увидел гарнизонное КПП… В груди сразу же защемило, а по спине пробежал легкий холодок от захлестнувших воспоминаний. Снова всплыли дорогие образы двух погибших друзей — Сашки Воронцова и Сергея Шипилло. Сколько раз они проходили через эти ворота!.. Немногим больше года назад прошли все вместе, когда отправлялись в ту роковую для них командировку. Отправлялись, не ведая, что она станет последней…
На территорию родного базового отдела Станислав проник, воспользовавшись лазейкой, известной только спецназовцам, да жителям ветхого трехэтажного дома, стоявшего почти вплотную к каменному забору. Зайдя с переулка в его парадное, он поднялся по ступенькам первого лестничного марша и оказался у подъездного окна противоположной стены. Открыв никогда не запиравшуюся раму, перемахнул через широкий, давно не видавший краски подоконник и, сделав несколько шагов по кирпичной кладке, спрыгнул вниз.
За истекший год внутри гарнизона мало что изменилось — выросло три этажа жилого панельного здания; старый асфальт местами заменили свежим; подновились обветшалые фасады магазинов… Проходя мимо одного из них, бывшему сотруднику «Шторма» пришлось отвернуться и, закрывая лицо рукой, делать вид, будто поправляет очки — неподалеку от стеклянного входа в супермаркет стояла с двумя знакомыми бабками его соседка — все такая же полная и неугомонная тетя Даша. Поглядывая по сторонам и провожая дотошным взглядом каждого прохожего, повариха из отрядной столовой взахлеб судачила с подругами о новостях и последних сплетнях. Если бы она вдруг узнала Стаса, весть об этом разлетелась бы по военному городку со скоростью звука. Но, большого интереса «незнакомец» в черном для пожилых женщин не представлял. Не задерживаясь у магазина, он ускорил шаг и избежал участи быть узнанным.
Та территория, где размещались казармы, учебный корпус, стадион, тир и спортзалы его не интересовала. Гроссмейстер медленно брел к тому дому, где когда-то проживали полковник Щербинин с дочерью. Пятиэтажка с улучшенной планировкой квартир находилась в центре гарнизона и выходила окнами на зону отдыха — небольшой парк, расчерченный множеством асфальтовых дорожек. В будний вечер парк пустовал, лишь с десяток детишек возились на зеленеющих газонах, да пара малолетних велосипедистов выписывала виражи на «перекрестках». Выбрав удобное для скрытного наблюдения местечко в тени деревьев, Торбин уселся на деревянную лавочку и развернул свежий «Спорт-экспресс»…
Напечатанные слова и мысли проходили через его голову, не оставляя следа. Он всеми силами напрягал свое внимание и все-таки не смог одолеть и десятка срок. Взгляд, будто намагниченный, постоянно устремлялся ко второму подъезду пятиэтажки…
У искомого дома появлялись все больше незнакомые люди. Правда, изредка мелькали и те, с коими приходилось сталкиваться в той — прошлой жизни. Прошло три часа его бдения, но ни самого Юрия Леонидовича, ни Елизаветы он так и не увидел. А когда совсем стемнело, над дверьми подъездов и в парке зажглись фонари. Гросс свернул ненужную газету, снова окинул взором пространство вокруг здания, поднялся и направился обратно к лазейке…
В общем-то, пока он не располагал даже приблизительными координатами полковника. По-прежнему ли тот возглавлял ОСНаз «Шторм», или был куда-то переведен… Оставалось лишь надеется, что Щербинин служил где-то поблизости.
«Служил!.. — зло усмехнулся про себя спецназовец, легко преодолевая забор и залезая в окно, — за такую „службу“ в самый раз „багровую мошну“ на голову. Без судебных проволочек и следствий…»
Весь прошедший год комбриг вызывал у Станислава устойчивую ненависть. «Еще бы!.. — рассуждал он, неторопливо прогуливаясь по вечернему Питеру в сторону станции метро. — Одному богу известно, сколько на его совести злодеяний. Сколько загубленных жизней наших солдат и офицеров. Связь с Шахабовым он, скорее всего, установил еще до перевода из Таджикистана в „Шторм“, или же сразу после прибытия сюда на должность заместителя командира. Теперь-то ясно, почему той далекой осенью Щербинин с легкостью вызвался в добровольные заложники к Медведю в обмен на тринадцать солдат — знал: по заранее сочиненному плану тот затребует Львовского. Все очень просто — Юрий Леонидович зарабатывал репутацию отважного и бесстрашного офицера, а Беслан Магомедович, в свою очередь, расчищал ему дорожку для карьерного роста. Потом же, когда Щербинин занял место погибшего Алексея Эдуардовича, стали бесследно исчезать команды, посылаемые для устранения эмира. Тем же, испытанным способом был обеспечен провал и моей группы, и „Вердикта“ в целом…»
Гроссмейстер сам не заметил, как дошел до станции Ладожская. Уже спускаясь по длинной лестнице вниз, мимо сидящих вдоль кафельных стен нищих, алкашей и бомжей, он очнулся от невеселых дум…
Следовало определиться с ночлегом. Проще всего было устроиться в гостиницу, но лишний раз светиться со своей новой фамилией Торбин не желал. Да и стоило ли рисоваться с поддельными документами в заведениях, находящихся под постоянной опекой ФСБ? Данные постояльцев гостиниц больших городов наверняка пропускались через компьютерную базу оной конторы. Удостоверение на имя майора ФСБ Петра Куликова изначально предполагалось использовать в зоне боевых действий и весьма кратковременно — не более двух недель, пока длилась бы диверсионная операция группы Губаева. Там, на всю Чечню и компьютеров-то две с половиной штуки… Здесь же, в Санкт-Петербурге осмотрительность и осторожность должны быть максимальными. И он, памятуя о давней привычке везде и во всем трижды перестраховываться, призадумался…
Но отчего-то нужные мысли сбивались и путались. Скоро Стас понял, почему это происходит — покоя не давала теперешняя близость с еще одним человеком — с Лизой. Одно только то, что некогда горячо любимая им девушка находилась где-то поблизости, возможно, на этой же станции метро, и ее лицо запросто могло сейчас мелькнуть в толпе, движущейся навстречу, заставляло дыхание учащаться…
О Лизе за минувший год он думал часто. Пожалуй, даже слишком часто. Не проходило и дня, чтобы Торбин не вспоминал их знакомство или продолжительные прогулки по скверам и набережным вечернего Петербурга… С трепетным волнением он восстанавливал в памяти ее образ и тот день, когда девушка, повстречав его у подъезда после долгой разлуки, отважилась сделать свой решительный шаг. Но все эти сладостные видения заканчивались одним и тем же наважденьем — ее чудесный образ и радостные, излучающие огромную любовь глаза, неизбежно затмевались, отчетливо проявлявшейся темной фигурой полковника Щербинина — человека, оклеветавшего его перед друзьями, сослуживцами и той же Елизаветой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики