ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бойцы постояли возле неприметного бугорка, водрузили на головы повязки защитного цвета и ринулись в дальнейшую погоню.
Поздним вечером четвертых суток преследования отдел «Л» связался с генералом Бондарем и продиктовал следующее лаконичное послание, полученное от Константина Николаевича:
«Иудой уничтожен пятый боец спецгруппы Гроссмейстера — ефрейтор Куц. Отставание от первой группы сократилось до четырех-пяти часов.
Б. К.»

Часть вторая
Провал «Вердикта»
Последнее донесение из отряда полковника Щербинина вызвало у штабных офицеров оперативного соединения немалое замешательство.
Во-первых, за короткий срок спецоперации «Вердикт» появилось слишком много жертв, весьма слабо подходящих под определение «боевые потери». Объяснять и оправдывать «в верхах» смерть людей из-за действующего и не изобличенного по сей день провокатора, командованию становилось все сложнее.
Во-вторых, после нескольких громких провальных рейдов Федеральных сил, столичным генералитетом незадолго до старта «Вердикта» был спущен некий негласный лимит все того же «боевого ущерба». Потери, указанные в официальных реляциях и докладных, существенно занижались, и хотя простой русский люд давно понимал, что к приукрашенным цифирям, оптимистично озвучиваемым средствами массовой информации, следует, как минимум, добавлять ноль, московское начальство все еще строило иллюзии. Директива чем-то смахивала на закрытые документы из Политбюро ЦК КПСС и гласила: в сутки данные о потерях не должны превышать более одного человека из взвода; трех из роты; девяти из батальона. Дальше по логике, говоря о масштабах полка, должна была следовать цифра «двадцать семь», но о таком уроне в столице боялись даже думать. Спецгруппа Торбина, недотягивающая по численности и до отделения — минимального армейского подразделения, уже прилично превысила свой предел.
И, наконец, в-третьих… Предателем, судя по всему, являлся кто-то из оставшихся трех профессионалов высочайшего уровня. Это подливало изрядную порцию масла в вот-вот готовый разгореться грандиозный скандал — наличие оборотней из числа прапорщиков, а тем более боевых офицеров издавна считалось пятном позора, явным образом характеризующим колоссальные недоработки не только в воспитательной работе, но и во всех остальных аспектах жизни и деятельности силовых структур.
Расклад приблизительно таковых отвратительных мыслей и перспектив портил Бондарю настроение с того самого дня, когда полковник ФСБ примчался с известием о перехваченном разговоре по радиоканалу «Вертекса». Перед началом совещания, в экстренном порядке созванного после получения пятой депеши, генерал-майор маханул из плоской бутылки смачный глоток коньяку, вошел в штабную палатку и, поздоровавшись с офицерами, начал:
— Итак, господа, вот что мы имеем… К преогромному сожалению, Щербинин с Сомовым к этому часу получили исключительно косвенные улики. Доказательств измены, прямо указывающих на конкретного человека, увы, пока нет… И здесь — под Ханкалой спецслужбами многократно проверены все сотрудники отряда специального назначения «Шторм», не занятые на сегодняшний день в операции «Вердикт». Каких-либо результатов данные контрольные мероприятия также не дали, посему круг подозреваемых в измене сузился до трех человек. Меня интересует ваше мнение — кто из них предатель?
На двух узеньких лавках, стоящих по обе стороны от длинного стола, разместились в основном чины ФСБ и заместители руководителя оперативного соединения. Все они имели довольно скудную информацию о членах первой команды, да, пожалуй, и об остальных бойцах спецназа. Каждому из них на войне с лихвой хватало и своих канительных забот. Что до изучения отдельных личностей, то это была прямейшая обязанность бывших замполитов и нынешних «воспитателей»… Потому-то Бондарь в срочном порядке и вызвал в Чечню заместителя командира «Шторма» по воспитательной работе подполковника Орлова. Уж он-то, по мнению генерала, как никто другой должен был владеть информацией о подноготных своих подопечных. Именно на него и устремились после прямого вопроса угрюмые и недвусмысленные взгляды…
— Что я могу сказать о них? — встал худощавый подполковник. — Весть о непонятных подозрениях, стала сродни шоку…
— Давайте без красочных описаний эмоций. Ближе к делу, — поморщился командир опергруппы.
— Короче говоря, коллектив не видит причин, для столь тяжких обвинений кого-либо из наших людей, — набрав в легкие воздуха, твердо заявил гость из Северной столицы. — Торбин, Воронцов и Шипилло — профессионалы, прошли огонь и воду. Зарекомендовали себя с самой лучшей стороны…
— Забудьте на полчаса о солидарности и своей… этой, как ее… корпоративной этике! В данном случае мы оперируем фактами, добытыми ни кем-нибудь, а вашими же сослуживцами! Вон на столе валяется распечатка радиограмм Сомова… Можете полюбопытствовать.
«Воспитатель» промолчал. Осознавая правоту генерала, он по-прежнему ощущал на себе пристальные и выжидательные взоры присутствующих. Опустив глаза, признался:
— Есть одна слабая зацепка. Не знаю, поможет ли она в расследовании… Но только я хотел бы наедине, товарищ генерал-майор.
— Нет уж, увольте подполковник. Мы собрались здесь не сплетни выслушивать, а дерьмо разгребать. Кучу дерьма, наваленную на всех нас одним из ваших «профессионалов»! Ясно?
Тот утвердительно кивнул…
— Докладывайте при всех. Если, конечно, есть что доложить, а коль собрались попусту балаболить, то лучше помолчите. Итак, слушаем…
— Возможно, тут замешана девица… — начал вконец расстроенный офицер, — а точнее — дочь полковника Щербинина.
— И позвольте же узнать: а при чем здесь отпрыски Юрия Леонидовича? — продолжал допытываться генерал.
— Торбин и Воронцов вроде бы друзья, но оба знакомы с девушкой. Оба добиваются ее расположения. И… если не ошибаюсь, между ними состоялась дуэль…
— Совсем охренели!.. — откинулся на спинку единственного стула Бондарь и грозно уставился на бывшего замполита: — у вас что там в Петербурге, бойцы столбовыми дворянами себя возомнили? И почему, скажите на милость, если дошло то такого беспредела, этих двоих посылают сюда одновременно!? Более того, Щербинин сует их в одну спецгруппу!
— Происходящее здесь, равно как и деятельность руководства уже не в моей компетенции, — смущенно пожал плечами собеседник, — а вот противостояние двух молодых людей — такой же бесспорный факт.
— Деятельность руководства!.. — ехидно передразнил его генерал-майор. — А вы-то тогда кем в «Шторме» приходитесь? Ночным сторожем подрабатываете?..
Покачав головой, он молча посмотрел на остальных офицеров. На лицах отчетливо читалось сомнение в адрес озвученной новости. Их скептическое настроение передалось и ему. Ухмыльнувшись, командир соединения с издевкой продолжил «следствие»:
— Полагаете, обезумевший любовник мог из-за какой-то бабы преспокойно расправиться с сослуживцами, не имеющих к ней ни малейшего касательства?
— Я ничего не полагаю, просто других объяснений у меня нет, — корректно оппонировал «воспитатель».
— Бред какой-то… Если бы разборки Торбина и Воронцова перешли все границы — они попросту перерезали бы друг другу глотки. И все бы на этом закончилось…
— Ну а что можете поведать о прапорщике? — впервые подал голос Сергей Аркадьевич — полковник ФСБ, возвращая собеседников к истокам проблемной темы.
— Сергей Шипилло — надежный мужик, отличный снайпер, неоднократно выполнял…
— А мы и не сомневаемся, — меняя шутливый тон на раздражение, резко прервал оглашение очередной положительной характеристики Бондарь, — все трое — герои!.. Профессионалы!.. И преданные, ё… вашу мать, сыны Отечества! Все, да не все!.. Из восьми ушедших — четыре трупа, плюс один инвалид… Вот показатель вашей «надежности»!
— Может быть, замечались за кем-то из них выходящие за рамки логики поступки, странности, или же у кого-то ни с того ни сего появлялись шальные деньги? — мягко продолжал вытягивать нужные сведения контрразведчик.
Боязливо косясь на руководителя оперативной группы и побаиваясь очередной вспышки гнева, подполковник промямлил:
— Если вы не стали бы возражать, к завтрашнему дню я бы попробовал выяснить такие подробности…
— Почему вы именно этот день выбрали — «завтра», а не другой какой-нибудь — не «сегодня», скажем? — снова завелся Бондарь. Похоже, за время их короткого знакомства бывший замполит успел завоевать устойчивую антипатию боевого генерала. — Отставить «завтра»! Сегодня же свяжитесь с Питером и вечером подробно доложите полковнику. Ясно?
— Так точно…
— В моей практике случались всякие казусы, — поспешил вставить реплику Сергей Аркадьевич, чувствуя, что терпение пожилого вояки вот-вот иссякнет. Кроме того, версия зашкалившей ревности, сумасбродной ему отнюдь не показалась и он, спасая бедного «воспитателя», припомнил некоторые из упомянутых фортелей: — помнится, мужики ради смазливых теток и бомбы мастерили, и вокзалы минировали, и даже государственной изменой не гнушались. Надобно как следует обжевать эту гипотезу, прежде чем отбросить.
— Ладно, обжевывайте, — согласился командир оперативной группы, всё одно не видя другого выходя. — Срок вам на все про все — двое суток. Извещайте меня о любых сдвигах в этом чертовом деле. Свободны…
1
Чем ближе три спецназовца подходили к Грузинской границе, тем гуще и сумрачнее становились леса, тем выше взметались в небо горы, тем чаще встречались глубокие скалистые ущелья. Разряженный воздух высокогорья не обеспечивал организмы здоровых мужчин нужным количеством кислорода, и остановки для отдыха командиру приходилось объявлять чаще. Тем не менее, за остаток дня они преодолели крутой хребет перевала, отмахав в общей сложности около двадцати километров.
Торбин правильно рассчитал время оставшегося пути. В ночь перед последним привалом немногочисленные остатки первой группы отделял от маленького кружочка, очерченного синим фломастером на топографической карте, один пятичасовой марш-бросок…
— Отдых граждане, — скомандовал Стас, когда троица очутилась на покрытой кустарником и низкорослыми деревцами вершине скалы, — четыре часа отдыхаем…
С двух сторон подходы к вершине были защищены обрывами, так что дозорному оставалось следить лишь за двумя другими склонами, бесшумно подняться по которым и приблизиться на расстояние прицельного выстрела не представлялось возможным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики