ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Татаев терпеливо выжидал и настойчиво гнул свою линию: намеренно уступал территориальное преимущество; кружил, подманивая земляка ближе и, бесстрашно ныряя под тяжелые кулаки соперника, бил по его ребрам. Дуэль не предусматривала даже коротких перерывов, и минут через двадцать пять тактика инструктора начала давать результаты. Охранник, по выражению давнего тренера сник: движения замедлились, пропал былой напор, а из гортани вырывались гулкие хрипы.
Концовка осталась за Сайдали, который творил теперь в пределах «арены» все что хотел. Минуты за две до окончания боя лицо белокурого напоминало кровавое месиво. Не успевая уклоняться или же защититься руками, он несколько раз падал после точных ударов Татаева, и ревущая толпа требовала добить поверженного. Однако у бравшего верх были свои представления о правилах и чести — он неизменно дожидался, пока тот поднимется, и только после этого продолжал атаку.
Закончился этот жестокий поединок весьма неожиданно.
Начальник Генштаба несколько раз порывался вскочить и остановить позорное избиение своего воина, но эмир неизменно удерживал его. Маскируя издевательские нотки, он приговаривал:
— Да будет тебе беспокоиться, Ислам Шайх-Ахмедович! Посмотри, разве твоему Рэмбо из российской элиты что-нибудь угрожает? Мой боец тоже устал… видишь, совсем перестал двигаться…
А спецназовцу и не требовалось исступленно носиться по площадке — более некого было изматывать. Здоровяк только что поднялся с колен и, покачиваясь, стоял шагах в трех, не представляя сколько-нибудь серьезной угрозы. Команда драться до смерти прозвучала из уст какого-то гостя и не являлась для Сайдали руководством к действию — здесь полновластным хозяином был Шахабов, а он подобного приказа не озвучивал.
«Пора заканчивать спектакль», — решил бывший капитан «Шторма» и двинулся к охраннику Харуханова. Тот даже не среагировал — просто старался удержать равновесие и, вероятно, ждал, когда его прикончат…
— Ну что, птичка перелетная, дометалась из края в край? — холодно процедил инструктор.
Белокурый безмолвствовал, не размыкая распухших и окровавленных губ…
Не обращая внимания на страшный шум вокруг и выкрики с требованиями свернуть шею «слабаку», Татаев резким движением боднул лбом противника в подбородок и, развернувшись, медленно пошел прочь. Он не видел, как тот повалился; как упрямо и с неимоверным трудом стал подниматься, оставляя на белом снегу кровавые отметины; как, падая и снова вставая, пробирался к краю «арены»…
Однако от мастера рукопашного боя не укрылась внезапная перемена, произошедшая в поведении зрительской аудитории. Все вокруг вдруг разом стихло, и только странный хруст раздался сзади и немного правее.
— Сайдали!..
— Сайдали, осторожно!..
— Сайдали, обернись!.. — вдруг послышались отдельные выкрики из толпы подданных Шахабова.
Широко раскрыв глаза, и бешено вращая на пальце перстень, со своего места привстал и сам эмир, но теперь Харуханов уцепил его за руку и, наблюдая за действиями подопечного воина, зловещее усмехнулся:
— Беслан, ты же сам настаивал на смертельном исходе!..
Гул нарастал, но Татаев продолжал неспешно идти в прежнем направлении, не оглядываясь, а лишь пытаясь вычленить из ненужного нагромождения звуков те, которые требовались ему словно воздух. Источник странного хруста он определил сразу — с краю площадки торчал высокий деревянный флагшток с колышущимся на слабом ветерке зеленым полотнищем и гербом Чеченской Республики Ичкерия — волком с поднятой головой. Более деревянных штучек, способных за секунду превратиться в смертоносное орудие, поблизости не было. Вероятно, поверженный и опозоренный соперник решил воспользоваться данным подручным средством для вымещения на победителе своей взбеленившейся злобы.
Толпа уже не кричала, а ревела в предвкушении финального зрелища, обещавшего кровавую и варварскую развязку, и многоголосый шум этот до предела мешал инструктору. Он сделал еще несколько шагов, а когда рев достиг апогея, насторожился и вдруг резко шарахнулся влево, одновременно выбросив в сторону правую руку. Никто толком не успел понять, каким чудесным образом Сайдали угадал нужный момент — увернулся, да к тому же не глядя поймал пущенное копьем остроконечное древко. Не раздумывая, с разворота и почти не прицеливаясь, он с силой метнул его туда, откуда оно прилетело. Здоровяк находился шагах в пятнадцати, и флагшток, в мгновение преодолев это небольшое расстояние, молнией ударил тому точно по центру полосатой тельняшки-безрукавки. Выпучив глаза и схватившись обеими руками за пронзившую грудь деревяшку, охранник постоял несколько секунд, затем, издав страшный крик, рухнул навзничь…
Воцарившуюся вокруг тишину нарушил бесстрастный голос заместителя Командующего:
— Полагаю, поделом псу, осквернившему одну из наших святынь. Водрузите флаг на место. И следующий, кто вздумает к нему прикоснуться, будет иметь дело с Сайдали Татаевым…
Беслан Магомедович уже не вращал перстня, а ласково поглаживал бороду. Значение этого действа преотлично знал сидевший где-то сбоку муфтий Вахид Зелимханович: возврата к неприятному волнению эмира боле не будет. И не дожидаясь реакции остальных, старец одобрительно затряс седой бороденкой.
Шахабов всегда умело подбирал и удивительно своевременно произносил нужные слова. Никто из высоких гостей не возразил против подобного заключения. Даже сидевший с каменным лицом начальник Генштаба…
Труп белокурого куда-то оттащили, освободив площадку для новых забав; после тонкого завывания Вахида Зелимхановича сообща совершили вечерний намаз; и праздник, не взирая на убитое настроение Ислама Шайх-Ахмедовича, продолжился…
Дождавшись же отъезда гостей, Беслан Магомедович повелел построить весь личный состав учебной базы. Потом вывел из строя мастера рукопашного боя, обнял его и преподнес великолепный кинжал с серебряной отделкой ножен. При этом прилюдно повелел переселиться из общей в отдельную, одноместную палатку.
За полчаса до окончания плановых занятий по восточным единоборствам, Сайдали Татаев медленно прошелся вдоль строя молодых чеченских призывников…
Здесь, в лагере их частенько именовали волонтерами, желая подчеркнуть добровольное волеизъявление сотен парней и девушек, обучавшихся ратному делу. В действительности же все обстояло не совсем так. Лишь половина из прибывавших сюда тянула на почетное звание добровольцев. В основном это были представители горных районов Чечни, с которыми загодя успели поработать муллы и шейхи, втолковывая им наиболее радикальные и воинствующие тарикаты ислама — накшбендийский и кадырийский. Другую половину зеленых юнцов и прочих способных держать оружие, агрессивно настроенные старейшины или просепаратистское духовенство, не спрашивая согласия, попросту включало в списки очередников на прохождение трехмесячного курса. Эти призывники не отличались особым энтузиазмом, принимая факт принудительной учебы как данность или некую обязанность. Вначале ими руководил простой меркантилизм — «добровольцы» спали и видели те немалые по здешним меркам деньги положенные им в качестве вознаграждения за последующее участие в боевых действиях. Потом же неизменно срабатывали надежные механизмы пропаганды, и согнанные со всех уголков республики рекруты, сами того не осознавая, постепенно вливались в движение ваххабизма — еретического с точки зрения истинного мусульманства движения. На смену замкнутости разрозненных одиночек приходил дух неуемной коллективной силы. В отчаянном стремлении поучаствовать в войне против неверных из памяти остервенело стирались многие слова Пророка. Его учение: «Вооруженная борьба — есть Малый джихад, а мирный созидательный труд — джихад Великий и главный», более ими не вспоминалось…
Ни огромных, ни малых талантов в освоении бойцовского искусства никто из нового призыва волонтеров не выказывал. Сайдали Татаев же в свою очередь вкладывать в тренировочный процесс душу и творчество не торопился. Однако элементарные сдвиги в постижении разнообразных мордобоев обязательно должны были иметь место.
Среди курсантов предыдущего набора мастер сумел-таки отыскать одного подходящего, крепкого парнишку — Вису Мукушева. Ежедневно проводил с ним дополнительные занятия, обучил нескольким нестандартным приемам, заставлял работать с максимальной нагрузкой… В результате получился неплохой по тутошним меркам рукопашник. Эмир остался доволен, просмотрев пару показательных боев с участием Висы.
Надо было что-то придумывать и на сей раз…
— Вот что… ну-ка встали полукругом, — задумчиво молвил он. Выбрав двоих, приблизительно равных по комплекции, приказал: — на середину. Бой до первой крови. Постарайтесь выложиться и показать все, чему научились.
Щуплые новобранцы подчинялись суровому, атлетически сложенному инструктору беспрекословно. В мгновение ока они образовали круглую площадку, обступив ее почти со всех сторон, а двое названных отвесили легкие поклоны — что-что, а этот предварительный ритуал был ими усвоен отменно. Под одобрительные выкрики земляков мальчишки стали неуклюже передвигаться по «рингу» и мутузить друг друга. Спарринг длился недолго — оба пропускали каждую вторую зуботычину и уже через минуту размазывали кровь вокруг расквашенных носов.
— Ты и ты, — кивнул Татаев курсантам, назначая следующую пару.
Но ни вторая, ни третья, ни четвертая пары не показали ничего примечательного. Единственным учеником, на кого он согласился бы взглянуть еще раз, была Анжела Ясаева — семнадцатилетняя девчонка среднего роста. Камуфлированная военная форма немного стесняла ее движения, однако не мешала угадывать под нею сильную, стройную фигуру. Великим умением, как, впрочем, и способностью быстро впитывать преподносимый материал она не отличалась, но по дерзкой напористости и отчаянному упрямству будущая террористка могла дать фору кому угодно. Один взгляд ее, впивавшийся в соперника со страстью и злобой, гнал по телам парней мелкий, неприятный озноб…
— Встречаемся завтра на этом же месте после тренировочных стрельб. Свободны, — простился с учебной группой наставник и направился к своей палатке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики