ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Сайдали, — вдруг кто-то негромко окликнул его.
Обернувшись, Татаев увидел Ясаеву. В недавнем поединке она походила на задиристого и взъерошенного воробья, теперь же, заправляя туго скрученные косы под армейское кепи, пыталась придать обличию обыденный и опрятный вид.
— Сайдали, можно с вами поговорить?
— Отчего же нельзя? Пойдем…
«Пусть начинает беседу первой», — не забывая об осторожности, решил капитан, усаживаясь напротив своего скромного жилища — прямо возле недавно угасшего кострища, что обдавал теплом тлевших углей при каждом легком порыве ветра. Однако девушка, выросшая в мире иных законов, робко стояла поодаль, ожидая дозволения мужчины приблизиться и начать разговор.
Пришлось смягчить тактику…
— Присаживайся, — разрешил он. — Так что тебя привело ко мне?
— Мне очень нравится наблюдать, как вы показываете нам всевозможные приемы, удары, движения… Ваша техника, одним словом. Здорово у вас получается!.. — сбивчиво стала объяснять девица-курсант, несмело присев напротив. — А вот у меня, почему-то ничего не выходит. Понимаю, что сильнее соперника и могу победить, а грамотно сделать этого не могу.
— Есть хочешь? — слегка огорошил ее встречным вопросом угрюмый инструктор.
— Нет… — деликатно отказалась она, заливаясь румянцем, — спасибо.
Но Сайдали знал о скромном пайке волонтеров. Дотянувшись рукой до полога палатки, он откинул его и достал из рюкзака четыре сырых картофелины. Закопав их в горячую золу, подбросил несколько сучьев.
Анжела молча наблюдала за его действиями. Пару раз она порывалась возразить, но рта раскрыть не посмела — отчего-то побаивалась сильного и уверенного в себе человека. Вероятно, немало к этому времени успела наслушаться легенд о его редких способностях…
— Видишь ли, — наконец, молвил он, — все зависит от того, управляешь ли ты собой во время боя, или же наоборот — что-то правит тобой.
— Как это? — не поняла юная собеседница.
— Просто. Ты же полностью отдаешься во власть эмоциям. В соответствии с обязанностями я наблюдаю за каждым из вас и многое вижу. Сегодня, к примеру… Во время спарринга ты готова была разорвать партнера, однако из этого ничего не получалось, и большинство твоих наскоков заканчивались плачевно. Не так ли?
Та виновато кивнула и потрогала запекшуюся кровь на разбитой нижней губе.
— Злость, ненависть, ожесточение, жажда мести и справедливости — все это крайне необходимые для борьбы с врагом составляющие, — продолжал Татаев. — Но нужно научиться отделять элементы фундамента собственных убеждений, от инструментов достижения победы.
Девчонка хлопала длинными ресницами, стараясь постичь смысл мудреных фраз.
— Хорошо, я попробую растолковать по-другому. Можешь вразумительно объяснить, почему ты здесь?
— Нас собрали и привезли сюда по приказу эмира Урус-Мартановского района.
— Урус-Мартановского? — переспросил молодой человек.
— Да. Вы там бывали?
— Нет… не приходилось, — соврал он, припомнив участие в первой операции по устранению Барса — эмира Дукузова. И вернув разговор в былое русло, предположил: — вероятно, вас набирали по какому-то принципу: как наиболее подходящих, готовых отдать жизнь за свободу и независимость республики. Не так ли?
— Наверное, как же без этого?.. — с какой-то неопределенностью пожала плечами Анжела.
Из ее ответа Сайдали почерпнул совсем другое — сознание девушки не слишком обременено политическими убеждениями.
— Так вот, — перешел к более конкретным советам инструктор, осторожно выхватывая из золы первый готовый овощ, — когда сталкиваешься лицом к лицу с противником, до полной победы над ним необходимо отключать чувства, способные вмешаться в исход поединка. К ним-то как раз и относятся вышеперечисленные: лютая ненависть, излишняя жестокость, злоба… Запомни: настоящий боец неподвластен эмоциям; его голова обязана быть холодной; он должен забыть обо всем на свете и руководствоваться исключительно приобретенными навыками рукопашной схватки! Уяснила?
Напряженное ли внимание, с каким она внимала его словам, или же что-то другое придавало ее взору суровое и немного жестокое выражение.
— Кажется, уяснила… — согласно кивнула Ясаева. — Значит нужно просто сосредоточиться на изучении приемов с тактикой и во время боя не думать ни о чем постороннем. Верно?
— Примерно так, — просто, точно говоря о кулинарном рецепте, ответил профессионал от спецназа.
Покопавшись палкой в золе, он достал вторую готовую картофелину, а первую — уже немного остывшую в его руке протянул гостье: — угощайся…
Наличие женщин в рядах чеченских добровольцев поначалу обескураживало инструктора-рукопашника — Шариат весьма недвусмысленно трактовал приниженное положение слабого пола в мусульманском обществе. По строгим законам Ислама женщина являлась человеческим существом второго сорта, природа и обязанность которого сводилась к послушанию и ублажению мужа — представителя бога на земле и полновластного ее хозяина. Свидетельские показания в суде одного мужчины приравнивались к показаниям двух женщин. Она не имела права давать присягу и брать на себя любые обязательства…
Но все эти каноны оставались за пределами учебно-тренировочной базы, руководимой заместителем Командующего вооруженными силами Чеченской Республики Ичкерия. Стоило женщине вступить на территорию лагеря с целью обучения и дальнейшего участия в войне с неверными, статус ее сразу же приравнивался к мужскому. От молодых парней, девиц-волонтеров отличало только одно — селили их в отдельной большой палатке.
А дальше для некоторых из них начиналась смертельная игра в фанатизм…
Обжившись в четырехместной палатке, Сайдали пытался осторожно выяснить, какие именно занятия с курсантами проводит старый муфтий. Все попытки были тщетными, пока тот сам однажды вечером не заглянул к нему…
Завидев почтенного гостя, неспешно приближавшегося к его жилищу, молодой человек встал — старикам-кавказцам нравилось подчеркнуто-уважительное отношение.
— Садись-садись, Сайдали… — проскрипел Вахид Зелимханович.
Татаев дождался, когда старший по возрасту усядется сам, только после этого последовал приглашению. О причине неожиданного визита инструктор не догадывался, но знал: любой разговор с местным пожилым человеком может занять весьма продолжительное время. Следовало запастись терпением, а чтобы соблюсти протокол здешних обычаев, справился:
— Благополучно ли прошел ваш сегодняшний день?
— Да, хороший был день…
— Не беспокоит ли здоровье?
— И на здоровье, слава Аллаху, не жалуюсь… — заметил старикан, удовлетворенно задрав голову так, что посеребренная бороденка приняла почти горизонтальное положение.
Вопреки ожиданиям, муфтий не стал тянуть резину и сразу перешел к делу, ради которого явился:
— Я вот зачем пожаловал… Не смог бы ты назвать человек восемь-десять из недавнего пополнения, кто на твой взгляд отличается особым рвением, убежденностью и ненавистью к нашим врагам?
Татаев задумался…
— Не стану торопить… У меня достаточно времени, подумай. Неважно мужчины это будут или женщины, хотя женщины даже предпочтительнее… Но главное, чтобы они были наделены страстным желанием воевать с неверными!
— Вахид Зелимханович, я полагал, к нам все попадают с желанием воевать…
— Э-э-э… — протянул старческим тенорком культовый служитель, — все да не все! Мне нужны самые фанатично преданные люди!..
После упоминания слова «фанатично» Сайдали все понял и, немного помедлив, перечислил какие-то фамилии.
А позже он заметил седобородого старца за аналогичным опросом и других инструкторов. Окончательно Татаев утвердился в правильности своей догадки, когда небольшую, набранную муфтием группу, целиком состоявшую из молодых женщин, помимо духовных уроков стали натаскивать основам подрывного дела. Эту дисциплину в лагере преподавал Арзу Элиханов — начальник личной охраны эмира.
Расчет и принцип у руководства сепаратистов был предельно прост: поиск, отбор, либо воспитание слепо верующих каждому их слову людей — фанатиков, готовых пожертвовать жизнью ради кем-то придуманных догм и целей. Вахид Зелимханович упорно втолковывал им, спекулируя на заурядном тщеславии, будто они становятся шахидами — воинами-мучениками, свято почитаемыми настоящим мусульманством.
На самом же деле, их готовили стать рядовыми смертниками в чьей-то изощренной, но, тем не менее, обыденной борьбе за деньги и власть…
2
В течение следующего месяца на тренировках и в вечернее время Сайдали стал уделять Ясаевой гораздо больше внимания. Разговоров на отвлеченные темы она старалась избегать, да и он не торопился дознаться до причин ее пребывания в рядах сепаратистов. Преподавателя рукопашного боя куда больше волновал другой вопрос — наличие в группе хотя бы одного неплохо подготовленного по здешним меркам бойца. В конце концов, это являлось показателем его профессионализма и качества работы по воспитанию боеспособного пополнения. В противном же случае он мог навсегда лишиться поддержки всемогущего, но единственного протеже — эмира Шахабова.
Следуя его четкому плану, они устраивали непродолжительные — в пределах базы, кроссы; подтягивались на самодельной перекладине; отрабатывали разнообразные удары руками и ногами. И в правильности своих действий Татаев убедился довольно скоро. Устраиваемые им спарринги меж подопечными, как правило, собирали вокруг массу зрителей. Маленькая круглая «арена», на одной из лесных полян тут же оказывалась в центре внимания сотни-другой волонтеров, свободных от занятий и дежурств. Это становилось неким развлечением в однообразной, нелегкой жизни обитателей учебного лагеря. Крики в поддержку того или иного бойца привлекали все новых болельщиков, и в один из дней на просмотр поединков пожаловало руководство…
Сайдали еще издали заприметил, как меж деревьев со стороны черно-зеленого шатра неспешно шествуют два человека в сопровождении шестерых вооруженных головорезов Арзу Элиханова. О чем-то переговариваясь, Беслан Шахабов с Альбертом Губаевым направлялись прямо к бурлящей толпе.
Знаком подозвав к себе Ясаеву, наставник шепнул:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики