ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Кто-то из «чертей» подбирался к нам с тыла?
— Нет… Только Шип «заседал» сзади.
— Странно, как же Куцый мог заполучить пулю в затылок?
— Хрен его знает. Может, головой вертел или кто из «приматов» тут рядом прятался.
— Тогда б этот гаденыш и про нас не забыл. Очень странно… — в задумчивости повторял Торбин.
Борис Куц погиб, и отыграть ситуацию назад было невозможно. Строить же догадки, анализировать и выяснять подлинную причину смерти не позволял фатальный дефицит времени — парочка боевиков, скорее всего, отступила с поля боя и скоро непременно приведет сюда многочисленную подмогу.
Стас это прекрасно осознавал, посему размышлял совсем о другом…
Кто-то в «Шторме» называл подобную веху «Рубежом провала», кто-то «Пределом удачи». Парадокс заключался в том, что, значение вроде бы противоположных по смыслу словосочетаний, оставалось единым. Если в процессе выполнения приказа группа спецназа несла значительные потери, то рано или поздно наступал момент истины, когда приходилось выбирать: либо оставшиеся бойцы добьются поставленной цели, заплатив за это ценой собственной жизни, либо завалят задание и вернутся в базовый лагерь. Второй вариант на памяти Гроссмейстера еще никем из его коллег выбран не был. Вряд ли и он сомневался по поводу данной альтернативы. И все-таки одна мысль упрямо свербела в мозгах, не давая покоя: «Зачем погибать, устраняя Шахабова, всем троим? Коль исчерпана надежда на стопроцентный результат, так с этим по силам справиться и двум смертникам, а постараться и хорошенько продумать действия, то и одному сподручно. Но к чему же лезть в логово Медведя в полном составе, обрекая всех троих на верную смерть!..»
Могилу ефрейтору соорудили наскоро — уложили тело в едва приметной ложбинке — метрах в трехстах от места перестрелки, засыпали листвой и прикрыли ветвями. Приняв по глотку спирта, продвинулись по предложению Станислава на пару километров в сторону от генерального курса. А дальше, скинув тяжелый «лифчик», как любовно именовали бойцы свои разгрузочные жилеты, он организовал привал для проведения короткого совещания…
Не ведавшие о планах командира друзья, расположились рядом. Снайпер занялся чисткой винтовки, Воронец привалился ранцем к стволу дерева и мастерски крутил тремя пальцами финку с обоюдоострым клинком, как это делают в кабаках барабанщики со своими палочками, только гораздо быстрее — так, что вместо кинжала образовался поблескивавший в солнечных лучах круг…
— Вот что, мужики, — начал Торбин с железными нотками в голосе, — знаю, будут возражения, но решение мое таково: дальше пойдут только двое — я и кто-то один из вас.
Циркач с Шипом обомлели. Прапорщик едва не выронил промасленную тряпицу, а Сашка разом оборвал свою забаву. Оба смотрели на командира так, словно он только что предложил одному из них перейти на сторону Шахабова…
— Расчет до безобразия прост, — беспристрастно продолжал капитан, — удастся ли нам убрать эмира, нет ли — не знаю… Но четко уверен в одном: обратно уже не вернуться. А меж тем, прошу не забывать — в гроте дожидаются помощи Бояринов и Серов. Согласитесь, одному сержанту тяжелораненого Тургенева до наших не дотащить, — наверняка погибнут оба. Посему, что б никому из вас не было обидно — кинем жребий…
Он достал заветную монетку с отточенными краями, положил ее на указательный палец и, посмотрев на Сашку, улыбнулся:
— Твой, разумеется — решняк?
Александр кивнул то ли обиженно, то ли все еще обалдело…
— Стало быть, тебе Серега достается двуглавый, — объявил Гросс и подкинул денежку.
— А ежели, ядрен-батон, я с этим жребием не согласен? — неожиданно прорвало возмущенного прапорщика.
Стас поймал монету, но разжимать кулак не торопился.
— С Тургеневым все понятно! С Андрюхи Серова спрос также невелик!.. — все боле распалялся Шипилло, — а ты подумал о том, каким макаром я иль Воронец будем в глаза братве смотреть?
— Могу для успокоения вашей совести написать письменный приказ — это, во-первых. А во-вторых, товарищ заслуженный снайпер, и Серов навеки останется без вести пропавшим, и Тургенев до госпиталя никогда не доберется, коли вы тут спорить да рядиться начнете… Улавливаешь?
Оставаясь при своем мнении, Шип отвернулся…
Медленно раскрыв ладонь, Станислав показал результат жребия…
— Пиши приказ… — вскочив на ноги, выдавил подсевшим голосом Сашка, — без этой ксивы я никуда не пойду. Лучше застрелюсь прямо здесь же…
— Ксиву?.. Легко, — снова улыбнувшись, воспользовался любимым выражением Циркача, Торбин.
Капитан Воронцов — второй офицер в команде Гроссмейстера, попал в «Шторм» на месяц раньше его. Если к Станиславу в Отделе Специального Назначения относились, как к человеку серьезному и вдумчивому, вследствие чего гораздо чаще доверяли командовать спецгруппами, то Сашка всегда оставался самой непоседливостью. Такие выражения в характеристике его личности, как усидчивость, внимательность, сдержанность, не могли быть применены в принципе. Нет, разумеется, во всяческих особых обстоятельствах он умел брать себя в руки — становился собранным и вполне управляемым. Но кто бы знал, какого чудовищного усилия воли это стоило эксцентричному Воронцу! И все же, часто наблюдая за приятелем, Торбин ловил себя на мысли, что энергии и самоотверженности того, своевременно направляемой чьей-нибудь умелой рукой в нужное русло, с лихвой хватило бы на нескольких человек.
Александр беззаботно рос в спокойной интеллигентной семье коренных москвичей. Будучи ровесником Стаса, он поступил в Рязанское десантное годом позже — со второй попытки. В первый раз, успешно пройдя медицинскую комиссию и сдав на отлично все экзамены, напрочь завалил собеседование. Какое именно безобразие учинил Циркач перед авторитетным «жюри», и почему его — золотого медалиста вывел за шкирку из кабинета сам начальник училища, он никогда и никому не рассказывал. Никто так и не узнал, отчего он вдруг, нагло заложив руки за спину и сменив целеустремленную походку, на ленивую разболтанную поступь закоренелого бездельника, покинул здание, где в тот день решалась его судьба. Хотя, знающий Воронца и обладающий минимальным воображением сослуживец, мог бы легко представить любую из огромного многообразия выходок, имевшихся в арсенале этого заядлого повесы.
Неплохо владеть холодным оружием Сашка обучился в Рязани, а позже — в «Шторме», довел свое умение до абсолютного совершенства. Уже несколько лет на его «лифчике» красовались кожаные ножны для трех специальных метательных ножей с облегченной, просверленной во многих местах рукояткой. В другом чехле — нагрудном, покоился кинжал из великолепной стали, сделанный на заказ питерскими мастеровыми.
— Нет, Гросс… — очнулся после минутного молчания Шипилло, — твои гибкие задумки, бесспорно, обсуждению не подлежат, но Воронца мы подставим нешуточно. Для выполнения задания, чай, посылали всех, а не избранных депутатов. Это, как ты выражаешься — во-первых. Во-вторых, все ж остается и другой вариант…
Капитан с интересом воззрился на обычно немногословного прапорщика — коль тот воспротивился и отважился на пространные диспуты, значит, стоило прислушаться, а не слепо добиваться исполнения приказания.
— Ты командир — как решишь, так и свершится, — уже спокойнее вымолвил Сергей, — но, может, и наше мнение выслушаешь?
Мельком взглянув на циферблат часов, офицер кивнул:
— Хорошо. Высказывайтесь, только кратко.
— Сколько нам по твоим расчетам осталось до Медвежьего лагеря?
— Часов двенадцать хода, если без задержек.
— Так вот… — снайпер любовно погладил свою автоматическую винтовку, — нам ведь не велено чинить разгром всего логова… Задача куда проще — выследить и шлепнуть эмира, а для этого достаточно одной моей пули, верно?
В знак согласия Торбин повел бровями…
— Оптика у нас имеется — можем за версту вести наблюдение. С этой же дистанции я сделаю для надежи пару-тройку выстрелов, которые они хренушки услышат, а дальше ищи ветра в поле… То бишь в лесу. Согласен?
— Не забывай о дозорах, выставленных вокруг бивака, — возразил Станислав.
— Кстати, о дозорах! — вдруг встрепенулся Воронцов, методично щелкавший до этого курком пустой ракетницы и, задал резонный вопрос: — а если вам придется бесшумно устранять один или два поста, прежде чем займете нужную позицию!? Как же вы без меня обойдетесь?
Сей довод нельзя было отнести к несущественным — Циркач умел безупречно всаживать свои ножи в цель, размером с тетрадный лист, с расстояния аж в тридцать пять метров…
— На этот случай сгодиться и бесшумный «Вал», — парировал Гроссмейстер, однако без прежней уверенности в голосе.
— Так и у меня такой же «Вал»!.. — с умаляющей улыбкой уставился на него Сашка. — Стас, ну я же не какой-нибудь балласт ей богу!.. Наверняка пригожусь! Клянусь своей треугольной банданой!..
— Он ведь когда захочет — точило на шлифовальном станке зубами остановит, — озвучил Серега еще один бесспорный факт в защиту бесшабашного, но напористого офицера. — Окромя этого в моих никудышных мозгах имеется и третье соображение…
— Еще и третье?.. — с нарочитой серьезностью удивился командир.
— Так точно, третье, — лукаво стрельнул карими глазами Шип, затем, придав лицу значительное выражение, посветил в сокровенные мысли: — сдается мне, что это третье — наиглавнейшее из всех остальных. Мы ведь, как-никак, друзья. Помните посещение кладбища перед командировкой? Мы даже участок там застолбили общий. Посему считаю: и помирать, и спасаться надлежит скопом, а не порознь!
Встав с пригорка, Торбин отряхнул камуфляжку, и прищурился на стоящее в зените солнце. По всему было видно, что окончательное решение им уже принято. Двое приятелей в напряженном молчании выжидали «приговор»…
— Ну? Какого хрена расселись!? — строго вопрошал Гроссмейстер, — устроили тут, понимаешь, прения на полчаса. Живо собирайтесь! Нам до темноты километров пятнадцать отмахать нужно…
— Пошли, бельмо ты наше незадачливое… — тихо шепнул снайпер подскочившему от радости Циркачу и, с оглядкой на Гросса — как бы тот не приметил веселой мимики заговорщиков, улыбнулся другу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики