науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Четвертый натолкнулся на длинный, холодный, мускулистый
хвост. Он ни минуты не сомневался, что это очень большая змея. Пятый,
потрогав пару мягких мохнатых ушей, радовался, что нашел домаси -
животное, чье мясо считается деликатесом. А шестой понюхал тламина и
решил, что попал в Храм Веселья. Каждый мудрец рассказал о своем открытии
другим. Каждый настаивал, что прав именно он. Шум от их долгого и, надо
сказать, горячего спора, в конце концов разбудил спящего тламина. И
голодный зверь тут же их всех съел... Пока еще никто из тех, кто
встречался с тламином, не смог рассказать об этом.
Пораженный остротой ума собеседника, Поул Мер Ло пристально посмотрел
на бога императора.
- Господин, это очень мудрая сказка. В нашей стране есть похожая, о
другом животном, которого мы называем слон.
- В стране на том краю неба?
- В стране на том краю неба.
- Что есть правда? - рассмеялся Энка Нэ. - Вокруг мира, в котором мы
живем, нет ничего, кроме Орури. И даже я - всего лишь тень, в его
бесконечном сне.
- Но кто может сказать, что может, а что не может присниться Орури, -
решил рискнуть Поул Мер Ло. - Почему бы Орури не увидеть во сне
удивительную страну, где существуют серебряные птицы?
Энка Нэ молчал. Сложив руки на груди, он задумчиво глядел на своего
пленника. Тихо шелестели перья. Вода, стекая по ним, маленькими лужицами
собиралась на каменном полу.
- Оракул сказал, - наконец произнес бог-император, - что ты учитель.
Великий учитель. Это так?
- Господин, то, что я умею, ценилось в моей стране. Мудрость моего
народа велика, но мне ведома лишь ничтожная ее часть. Я не знаю, великий я
учитель или нет. И я пока даже не представляю, чему я мог бы учить.
Ответ, похоже, понравился Энка Нэ.
- Может быть, ты и искренен... Почему умерли твои товарищи?
До этого момента Поул Мер Ло не подозревал, что остался один. Чувство
одиночества пронзило его сердце. Он вскрикнул, как от острой физической
боли.
- Тебе плохо? - удивленно спросил бог-император.
- Я не знал, - с трудом выговорил Поул Мер Ло, - что мои товарищи
погибли.
Снова наступило молчание. Энка Нэ задумчиво глядел на
коленопреклоненного белокожего гиганта. Он сделал несколько шагов из
стороны в сторону, словно пытаясь рассмотреть стоящую перед ним проблему
со всех сторон. Перья шуршали. Шум фонтанов стал подобен грому.
Наконец Энка Нэ, похоже, принял решение.
- Что ты сделаешь, - спросил он, - если я дам тебе свободу?
- Мне надо будет найти, где жить.
- А после того, как найдешь?
- Мне надо будет найти кого-нибудь, кто согласится для меня готовить.
Я ведь даже не знаю, что в вашем мире можно употреблять в пищу, а что
нельзя.
- А после того, как найдешь и дом, и женщину? Что тогда?
- А после этого, господин, я должен буду решить, как мне
отблагодарить народ Байа Нор, который мне все это дал.
Энка Нэ протянул руку.
- Живи, - просто сказал он.
Поул Мер Ло почувствовал рывок. Путы упали с его рук. Воины байани
подняли его на ноги. Но после долгого стояния на коленях его ноги так
затекли, что он тут же упал.
Воины снова подняли его.
Энка Нэ окинул его бесстрастным взглядом, повернулся и пошел прочь.
Сделав несколько шагов, он вдруг остановился и, обернувшись к стражникам,
сказал:
- У этого человека слишком много пальцев. Это оскорбляет Орури.
Отрубите по одному с каждой руки.

7
Поулу Мер Ло подарили маленький, крытый соломой домик, стоявший на
коротких сваях прямо рядом со священным городом; нойю, которая учила его
языку в казематах Байа Нор и шестьдесят пять медных колец. Он не знал
ценности колец, служивших здесь деньгами, но Мюлай Туи подсчитала, что
даже если он больше и не получит никаких подарков от Энка Нэ, то все равно
сможет прожить около трехсот дней, не охотясь и не работая.
Поул Мер Ло решил, что бог-император проявил исключительную щедрость:
он дал чужестранцу сумму, достаточную, чтобы прожить до конца его
правления. Возможно, Энка Нэ 609-й поступил мудро, не выказав ему слишком
большого благоволения. Теперь Энка Нэ 610-й не окажется в неудобном
положении из-за излишней щедрости своего предшественника.
На руках у Поула Мер Ло теперь оставалось только по четыре пальца.
Шрамы зажили, и только появлявшаяся перед ненастьем тупая пульсирующая
боль в несуществующих уже мизинцах напоминала о том, что раньше пальцев
было пять. В целом Поул перенес утрату двух пальцев на удивление спокойно.
Просто поразительно, как человек, адаптируясь, делает четырьмя пальцами
то, на что раньше ему требовалось пять.
С того момента, как Энка Нэ подарил ему жизнь, Поул Мер Ло все свое
время проводил, изучая страну, в которую он попал. Он ходил по улицам Байа
Нор, и подавляющее большинство жителей, к его несказанному удивлению,
казалось, не видело в нем ничего необычного. Если он обращался к ним - они
вежливо отвечали на вопросы, но его никто ни о чем не спрашивал. Судьба
пигмея, появившегося на улице Лондона, думалось Поулу Мер Ло, была бы
совершенно другой. А что произошло бы, появись на улице любого из земных
городов инопланетянин, трудно даже вообразить. Наверняка потребовалась бы
полиция, чтобы хоть как-то обуздать толпы любопытных, а может, и разогнать
жаждущих крови. И чем больше Поул узнавал, тем больше понимал, как много
ему еще предстоит узнать.
Население Байа Нор, города посреди густого леса, достигало двадцати
тысяч человек. Из них чуть меньше трети составляли крестьяне и
ремесленники, и чуть более трети - солдаты и охотники. Из оставшихся,
около пяти тысяч жрецов содержали в порядке храмы и каналы и примерно
тысяча жрецов-судей-государственных служащих ведали делами города.
Бог-император Энка Нэ с помощью городского совета и оракула, как
абсолютный владыка правил государством в течение одного года - четыреста
дней. По окончании этого срока его приносили в жертву в Храме Плачущего
Солнца одновременно с возведением на престол нового бога-императора.
Что же касается Байа Нор, то этот город был удивительно гармоничным
сплавом воды и камня. Словно какой-то сумасшедший, так по крайней мере
казалось Поулу Мер Ло, забросил огромный, построенный в готическом стиле
плавательный бассейн в самую середину непроходимого леса. Байани
обожествляли воду, может быть, потому, что вода - это и есть сама жизнь.
Повсюду были фонтаны, искрились на солнце пруды и бассейны. Главные улицы
представляли собой широкие каналы, такие большие, что без сомнения над
ними поработало не одно поколение строителей. В центре каждого из четырех
основных водохранилищ, за стенами из фонтанных струй, тянулись к голубому
небу храмы, удивительно похожие на земные пирамиды. Над постройкой одного
такого храма двадцать тысяч человек проработали бы никак не меньше сотни
лет. Храмы выглядели очень древними, но в то же время казалось, что они
будут стоять и тогда, когда воздвигнувший их народ исчезнет с лица земли.
Со всех точек зрения Байа Нор представлял собой два города - один
внутри другого. На большом острове, в озере с поэтическим названием
Зеркало Орури, располагался Священный город. С внешним городом его
соединяли четыре узкие дамбы, украшенные изваяниями всех богов-императоров
Байа Нор с незапамятных времен. И если в науке байани и не добились
больших успехов, то произведения искусства буквально потрясли Поула Мер
Ло. Поколения скульпторов и каменотесов, вырезавших город из теплого
темного песчаника, оставили после себя шедевры, поражающие своим размахом
и красотой. Они обвенчали воду с камнем, создав живую, непрерывно
меняющуюся поэму фонтанов и известняка, тени и солнечного света - поэму
радости к вящей славе Орури.
Поул Мер Ло мало что знал о религии байани. Но по мере знакомства с
внешними ее проявлениями он чувствовал, как понемногу попадает под ее
влияние, как постепенно начинает постигать философию, дающую людям
непоколебимую уверенность, что их образ жизни есть идеальное выражение
самого таинства бытия.
Временами Поулу Мер Ло становилось страшно. Он понимал, что если он
хочет жить здесь и при этом не сойти с ума, то ему придется взять на себя
роль змея в этом необыкновенно сложном и на удивление статичном Эдеме. Ему
придется быть самим собой - уже не землянин, но и не байани из Байа Нор.
Он станет человеком, оказавшимся на полпути между двумя мирами. Человеком,
на чьих плечах тяжким бременем лежат световые года, которого преследуют
воспоминания, которого мучает невысказанное знание. Человеком, которому
прежде всего нужно общение, которому требуется покаяние. Человеком,
стремящимся одновременно созидать и разрушать.
Временами он гордился своей миссией. Временами он стыдился ее.
Временами он вспоминал кого-то по имени Пол Мэрлоу; его убеждения,
привязанности, предрассудки. Он вспоминал его самонадеянность и
самоуверенность, его жгучее желание достичь далеких звезд.
Пол Мэрлоу добился своего, но при этом погиб. Жаль беднягу. Он и не
догадывался, что за удовлетворение своего тщеславия ему придется заплатить
цену большую, нежели смерть.
Уроженец планеты Земля Пол Мэрлоу превзошел Эрика Рыжебородого, Марко
Поло, Колумба и Дарвина. Но платить за его достижения придется теперь
Поулу Мер Ло, жителю Байа Нор, верноподданному Энка Нэ.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики