ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

теперь в моей руке было кое-что повнушительней, чем палочка от барабана.
За все это время ни одной фигуры у входа в «Ёси-нагу» я не заметил. Однако не успел я оборвать ленту скотча, как зазвенел мобильник. От «Ёсинаги» было достаточно далеко, чтобы говорить в полный голос, и я нажал кнопку «прием». Поднося телефон к уху, я ощутил холодок в животе. А что, если это…
— Господин Хориэ? — послышался мужской голос. — Меня зовут Охара.
— А! Муж Мари Охары? — сообразил я. — Очень рад!
— Мне тоже очень приятно… Времени мало, давайте сразу к делу. Я проверил то, о чем просила Мари. Действительно, в избирательном округе, от которого баллотировался генсек Партии реформаторов Норио Сато, есть городок под названием Ёсинага. Очень маленький, вдали от больших магистралей, так что в Токио о нем почти никто не слыхал. Население — сорок тысяч человек…
От образа робкого парнишки, каким я запомнил его при первой встрече, не осталось и следа. Уверенный голос, отточенные формулировки. Судя по голосу, взрослый мужчина, который знает, чего хочет от жизни.
— Снимаю шляпу перед профессионалом, — сказал я. — Скорости у вас просто поразительные!
— Ну, что вы! Это мы тут поражаемся вашей интуиции. Вчера я просматривал документы «Ёсинаги», но мне даже в голову не пришло…
— В любом случае оперативности вам не занимать. И трех часов не прошло!
— На самом деле Мари просила, чтобы я успел до восьми. Пришлось очень крепко оседлать телефон, и вышло немного дольше…
— И как же вы действовали?
— Ну, пришлось сблефовать немного, у журналистов свои приемчики. Даже директору местной школы пару раз позвонил… Оказалось, что Хидэки Кацунума родился в городке Ёсинага. Сейчас ему пятьдесят восемь. А Норио Сато — его земляк, на два года младше. Они закончили одну школу.
— Ого. Чего только не узнаешь по обычному телефону! Вот уж не думал, что где-то в этой стране еще плюют на законы о неразглашении информации…
Он рассмеялся:
— А что вы хотите? Городишко тихий, провинциальный, никакой столичной нервозности. Перед центральными СМИ только что навытяжку не встают… В общем, отношения у этой парочки давние и очень тесные.
— Да уж, — согласился я. — Старший товарищ, младший товарищ? Представляю, что там за отноше-
ния…
— Об их прошлом подробностей нет, поэтому сказать трудно. Но на сегодняшний день их связывает совершенно конкретная взаимная выгода.
— Выгода?
— Сценарий довольно обычный. Кацунума вложил очень крупные средства в капитальное строительство вокруг родного города. И параллельно финансировал предвыборную кампанию Сато. Не напрямую, конечно, — но стрелки указывают на него. Вы еще не в курсе, что в Палате советников Норио Сато — член Комиссии по строительству? Поэтому любые проекты но развитию инфраструктуры его избирательного округа получают зеленый свет… В общем, о чистой и бескорыстной дружбе тут, конечно, говорить не приходится. Зато становится ясно, кто кому чего должен.
Мне стало не на шутку интересно.
— И вы столько успели узнать всего за три часа?! Его голос ни капельки не изменился.
— На самом деле, не только я. Вчера вечером Мари рассказала мне о вашей догадке насчет «семейственности» в «Ёсинаге». Я позвонил своему коллеге, эксперту по связям с якудзой, и зачитал ему все фамилии из списка учредителей фирмы. Уже к утру он проверил что мог. И хотя ужасно извинялся, что много узнать не удалось, сообщил весьма любопытные факты. А именно — кое-что из личного дела Кацунумы.
Я прижал ухо к трубке и затаил дыхание.
— До сих пор Кацунума кичится тем, что в молодости его «учил жизни» сам Тэцуо Саэки. Тот самый Саэки из префектуры Тиба, он же — отец Киэ Саэки. Якобы они были настолько близки, что Кацунума считает себя чуть ли не членом его семьи. Хотя существует версия, что все это — миф, который Кацунума выдумал для пущей авторитетности…
— Но постойте! — перебил его я. — В том мире насчет подобных вещей не бывает никаких версий. Все связи между семьями известны точно, даже если прошло очень много лет…
— Даже не знаю, что на это сказать. Я просто передаю вам то, что услышал.
— Да-да, конечно. Продолжайте, пожалуйста.
— Ну, позицию Кацунумы в клане вы, наверное, знаете?
«Давненько не проверял», — чуть было не сказал я, но сдержался.
— Не знаю…
— Тогда, возможно, это вам пригодится. До сих пор банда Кацунумы считалась одним из лидеров клана Минамото. Но в последнее время против них набирает силу оппозиция.
— Оппозиция?
— На совете клана обсуждается сценарий, по которому власть над бандой должна перейти в руки лидера клана Дайго Сакадзаки. Такой план назревал уже очень давно. Дескать, если именно Сакадзаки возглавит банду, управление кланом станет эффективней и проще. И хотя внешне Кацунума держит себя как паинька, многие внутри банды убеждены, что его внешняя покладистость — не более чем камуфляж.
— Вот оно что… — хмыкнул я.
— Официально капиталами «Ёсинаги» вертят Сугино и Омия. Считается, что оба «завязали» с преступным миром. Однако в свое время Кацунума называл их своими «правой и левой рукой». Иначе говоря, на сегодняшний день эта парочка — марионетки Кацунумы в мире легального бизнеса.
— Ого! Вы даже их успели проверить?
— Как раз это у моего коллеги времени не заняло. В том мире главный принцип — «рука руку моет». Любой бизнес строится только на личных знакомствах… Ну, и последнее — личность профессора Ёды. Уникальная личность, должен сказать…
— Вот уж действительно: муж и жена — одна сатана!
— В каком смысле?
— У вашей супруги такая же привычка. В любом разговоре главное блюдо на десерт оставляет…
Он опять рассмеялся.
— Вы не поверите, но факты — упрямая вещь: Ёсиюки Ёда закончил ту же школу, что и Сато с Кацунумой. Директор их школы — на редкость болтливый старичок. О Кацунуме особо не распространялся — зато о Ёде все уши мне прожужжал. Уж очень гордился, что их маленькая школа выпустила в мир аж две знаменитости. Понятное дело, Кацунуму он в их компанию не включал… О Ёде старикан помнит все, поскольку сам его учил. Говорит, за всю его практику школа не знала другого школьника с такой блестящей успеваемостью. Тем не менее по возрасту Ёда был гораздо младше этих двоих. А точнее, вообще из другого поколения. Все, что их объединяет, — это название школы в биографии и, понятно, место рождения. И тогда я решил проверить все напрямую.
— Напрямую?
— Ну да. Взял и позвонил профессору Ёде. Сказал, что наслышан о его планах относительно выборов в Палату советников.
— И что же он ответил?
— Что ничего подобного никогда не планировал.
— Ну, другого ответа от него теперь и не дождешься.
— Это верно. Но дальше случился занятный эпизод. На всякий случай я спросил, не знакомо ли ему слово «Ёсинага» — то ли город, то ли название фирмы… И вот тут он ответил очень красноречиво.
— Неужели пустился в воспоминания?
— Если бы! — опять засмеялся он. — Шмякнул трубкой так, что я чуть не оглох. Сравнить с его образом в телевизоре — просто другой человек! Ей-богу, такого лучше сто раз увидеть, чем один раз услышать…
— Ишь ты! — усмехнулся я. — Вот и мне он «ответил» точно так же. Забавная привычка… Значит, не любит вспоминать родные места?
— Кто знает, — задумчиво произнес Охара. — На данный момент это все, что мне удалось разузнать. Надеюсь, пригодится?
— Еще как пригодится! — сказал я. — Массмедиа — великая сила… Впрочем, нет, извините! Это вы — великий журналист. Я не преувеличиваю, честное слово.
— Скажете тоже! — отозвался он, явно польщенный, и я снова вспомнил его полудетское лицо.
О жене он, слава богу, не заговаривал. Я поблагодарил его и уже хотел отключиться, как вдруг вспомнил еще кое-что.
— Да, кстати! Можно ли узнать, по какому адресу зарегистрирован Кацунума?
— Думаю, да.
— И заодно… У него же наверняка и в Токио есть квартира, вы не думаете?
— Сейчас попробую. Подождите минуточку!
В трубке послышались удаляющиеся шаги. Похоже, он звонил из какого-то отдельного кабинета, чтобы никто не слышал. С минуту он с кем-то совещался, потом вернулся — и зачитал мне адрес дома в городе Ёсинага.
— Насчет Токио, — добавил он. — Какое-то жилье он здесь приобрел, это факт. Но адрес неизвестен. Это могут знать только члены семьи, вы же понимаете…
— Да, конечно. Огромное вам спасибо!
— Ну что вы, всегда рад… Значит, сейчас вы идете встречаться с самим Кацунумой?
— Да.
— Будьте предельно осторожны. Как мне только что намекнули, этот бандит не признает авторитетов и славится особой жестокостью…
Я еще раз поблагодарил и отключился.
Да, похоже, муж Охары больше не был робким юнцом. Человек, с которым я только что говорил, был крутым журналистом с отличной хваткой и блестящими аналитическими способностями. Что там сказала ему Нами-тян? «Будешь ворон считать — старый хрен у тебя жену отобьет»? Не знаю, кто из нас считает ворон, но пока «старый хрен» у парнишки в большом долгу.
Стало быть, Нами-тян считает меня толстокожим? Ну что ж. В чем-то она права. Возможно, даже попала в самую точку… Пока я думал об этом, к дверям «Ёсинаги» подрулил «мерседес». Передняя дверь открылась. Какой-то юркий человек проворно выскочил из машины и распахнул заднюю дверь.
Тот, кто вышел из задней двери, был одет в двубортный костюм. Лица я не разглядел — чересчур далеко. Подойдя к дверям, двубортный остановился. Двери разъехались в стороны, и я различил за ними вереницу из нескольких человек, застывших в самом низком поклоне. Возглавляли эту шеренгу мои знакомцы — «толстый» и «тонкий». Омия и Сугино.
Я посмотрел на часы. Без десяти девять. Кто-кто, а якудза знает цену времени.
Я достал блокнот, раскрыл его и набрал номер на телефоне. Трубку взял Майк.
— Сестра рядом? — спросил я.
— А, это ты? А что, у тебя к ней разговор?
— Ага. Хочу ее на свидание выманить…
Он засмеялся. Явно не принял меня всерьез. Нами-тян взяла трубку.
— Ты, говорят, похитить меня решил?
— Угадала… — Я вынырнул из-под навеса и окинул взглядом черное, без единой звездочки небо. — Извини, что от дел отрываю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики