ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До реки нас провожал знакомый Павлу местный житель. Он с сомнением смотрел на то, как мы перепрыгиваем через густую траву, и пытался всучить нам еще один дополнительный топор.
– Ну, ты не передумала? – с надеждой посмотрел на меня Паша, когда спина местного жителя скрылась за поворотом, а мы остались стоять на берегу бурлящей речки Катуни. – Дальше ведь никакой цивилизации нет. Полная глупость – идти по этим местам пешком.
– Очень красивая река, – изобразила я восторг и двинулась в сторону, противоположную течению реки.
Любовь – страшная сила, и она гнала меня вперед, затыкая голос разума, который практически на последнем издыхании подавал сигналы «SOS». Хотя уже к обеду я несколько измоталась, перепрыгивая через сплетающиеся у ног кустики морошки и делая крюки в сотни метров, чтобы обойти какой-нибудь особенно непреодолимый бурелом. И конечно, комары! О, эти неповторимые местные жители всех таежных лесов, они набросились на нас, стоило нам только пересечь черту цивилизации.
– И что, ты готова это терпеть? – с любопытством смотрел на меня Павел.
Я исступленно лупила себя по щекам.
– Подумаешь, комары! Их на моей даче целые тучи! – дернула я плечами. Признаться, самое обидное было то, что Стешенко комары как будто обходили стороной.
– Значит, все прекрасно? – уточнил он.
– Конечно! Куда идти?
– Прямо! – любезно махнул Стешенко в неопределенном направлении.
Наш план состоял в следующем: мы должны были пешком идти вверх по реке, стараясь максимально сократить разрыв между летящими на надувных рафтах туристами компании «Вершины мира» и нами. Двигаясь быстро, за два-три дня мы должны были нагнать их где-то в районе впадения в Катунь мелкой речки Урсул или в крайнем случае Айлагуш. Айлагуш впадала в Катунь намного дальше.
– Вот видишь, как это сложно – ходить по дикому лесу! – заверял меня Стешенко, когда мы в голом виде (в купальнике) переплывали какой-то приток. Шириной всего в три метра, он был слишком глубок, чтобы мы могли перейти его другим способом.
– Я люблю купаться! И люблю комаров! – упиралась я.
Но ближе к вечеру я уже была почти готова с ним согласиться. У меня болело все тело, а ноги промокли и пропитались какой-то тиной, даром что изначально мои ботинки считались непромокаемыми.
Наутро я далеко не так бодро перескакивала с камня на камень и перешагивала лесные завалы, выискивая глазами желто-синий рафт с надписью «Вершины мира». Если честно, я нашла массу отличий в этой интенсивной пешей прогулке с легким подъемом вверх и моими многочасовыми шляниями по нашему подмосковному лесу, которые я обожала. Дорога слишком часто шла резко вверх, а притоки разной степени сложности постоянно сбивали меня с ориентира. И если честно, то без Пашкиной карты (как и без него самого) я действительно бы, скорее всего, заблудилась и пропала.
– Знаешь что, намажься-ко вот этим! – недовольно проворчал Паша, когда я отбивалась от очередной гнусной атаки (в смысле, от атаки гнуса). И протянул мне баночку с какой-то смесью, пахнущей машинным маслом.
– Что это? – насторожилась я.
– Средство от местной живности. От комаров, – недовольно ответил он.
– И ты скрывал! – ахнула я.
– Так ведь ты не жаловалась! – хитро усмехнулся он. Я швырнула в него хворостиной и принялась судорожно втирать в себя масло. Слава богу, после этого комары несколько поутихли, хотя мне все же и приходилось по ночам начесывать уже полученные раны.
Собственно, три следующих дня мы двигались в глубь Алтая, гонимые исключительно силой моей любви, примерно в том же ритме, делая две стоянки в день для обеда и чая. Я ломала по-быстрому пару вязанок хвороста, а Паша подрубал пару мелких сухих елок, и мы наскоро разводили костер. Горячий чай, банка тушенки, баранка или сухарик – все это на чистом воздухе становилось вкуснее самого изысканного блюда из дорогого ресторана. Мы молча лопали наши походные изыски (спасибо Стешенко, что он вообще взял их с собой), а потом с полчасика отдыхали, расстелив спальные коврики из полипропилена (их тоже привез Паша). И, видит бог, нам было почти хорошо. Почти – потому что для полного счастья в этом чарующем великолепии суровой сибирской природы мне не хватало только одного – Алексея Рубина.
– Знаешь, все-таки я полный дурак! – признался к вечеру третьего дня Стешенко.
– Почему? – сонно спросила я. После целого дня ходьбы я засыпала примерно в течение тридцати секунд, даже если палатка стояла на каком-нибудь неудобном выступающем бугре.
– И как я мог решить, что ты – городская вертихвостка? Ты же просто создана для нашей жизни!
– С чего ты взял? – я села на спальник.
– Ты не устаешь, не жалуешься и, кажется, даже не страдаешь, хотя нагрузка, я тебе скажу, довольно серьезная! И вообще, действительно, почему на тебе самые правильные для таких походов ботинки? Откуда они у тебя?
– Я всегда их ношу, – улыбнулась я. – И между прочим, в свое время Рубин подошел ко мне на улице именно потому, что на мне были надеты альпинистская куртка и эти самые ботинки!..

Глава 6, в которой я ужасно боюсь пролететь мимо своего счастья

Человечество всегда волновало такое размытое понятие, как смысл жизни. Откуда мы пришли? Куда идем? Зачем господь потратил столько сил, чтобы нас создать? И зачем я живу? Думаю, нет ни одного человека, который хоть раз не задавал себе подобные вопросы. Надо сказать, что и я сама долгие годы не могла найти ответов на все эти вопросы. И с удивлением пыталась разгадать, для чего понадобилось создавать такую нелепую, несовременную женщину, от которой нет никакого проку. Конечно, когда на свете появился Артем Шубин, я как-то перестала сильно напрягаться по этому поводу, потому что как минимум была нужна, чтобы кормить его грудью. Хоть это оправдывало мое существование. За неимением никакого другого, женщине всегда доступен смысл, заключенный в материнстве. Я бы, кстати, вполне обошлась им, потому что от природы была лишена какого бы то ни было честолюбия и амбиций. Но оказывается, что и для меня всевышний приберег сюрприз, который, как кролик из шляпы, появился именно тогда, когда я его совершенно не искала и не ждала. На четвертый день нашего со Стешенко сумбурного путешествия по алтайской горной речке Катунь я вдруг поняла, в чем смысл моей жизни. Я должна и могу жить и работать в каких-то экстремальных условиях! Я просто создана для того, чтобы лазить по горам, ходить по лесам и плавать по рекам. Пусть я и не все еще знаю и умею, но мне не страшно находиться в лесу! Я могу найти дорогу, ориентируясь по своему вестибулярному аппарату. Я не боюсь тяжелых условий и очень, очень работоспособна. Даже Стешенко согласился, что для человека, впервые продирающегося сквозь таежные дебри, я подозрительно мало жалуюсь! И главное, я совершенно не хочу обратно.
Мысль о возвращении в город приводила меня в ужас. Скука банковских будней казалась мне теперь невозможной на фоне этих гор, этой жизни, этой реки, по берегу которой мы продвигались в гору.
– Я бы тоже могла плавать на рафтах, наверное. А как люди становятся гидами? Или, может, можно найти работу спасателя? Или еще что-то, чтобы жить в лесу? – приставала я к Стешенко. Тот, смеясь, отмахивался от меня. Мы взбирались вверх, на скалу, за которой должен был начаться более плавный подъем.
– Вот найдем Рубина, и с ним ты из лесов вылезать не будешь!
– А вдруг он уже не захочет, чтобы я была с ним? – озвучила я свои самые страшные страхи.
– Что? – не расслышал Павел за ревом порога, грохочущего под скалой.
– Ведь он может не захотеть ко мне вернуться! – проорала я ему на ухо, перекрывая гул порога.
– Как это не захочет? Заставим! Ты же – идеальная женщина! Это совершенно точно!
– Знаешь, я поняла, что даже если Алексей не захочет быть со мной, он все равно останется самым большим чудом в моей жизни!
– Как это? – удивился Павел, немного углубляясь в лес, чтобы обойти резкий подъем на скале.
– А вот так. Благодаря ему я теперь знаю, чего я хочу в жизни. Я всегда думала, что я – результат ошибки, эдакого ляпа, совершенного природой, и что единственное, чего я могу добиться, – это хоть немного стать такой, как все.
– Как все? Но зачем?
– Так в этом-то все и дело! Теперь я понимаю, что незачем. Теперь ясно, что именно такой женщины, как я, и не хватает в огромном количестве мест нашей планеты. И что там, среди лесов, гор, полей, снегов и еще бог весть чего – я буду просто прекрасна. Единственная, без которой никак не обойтись.
– Но ведь это правда! – кивнул Стешенко.
– Ага, – шмыгнула я носом. Не хватает только расплакаться от такой патетики. – Но я бы никогда не узнала про эту правду, если бы не Алексей!
– Ну, это ты зря, – добродушно пробубнил Павел.
Мы наконец перешли основной подъем и теперь стояли на холме, за которым речка уходила резко вниз, бурля и отскакивая от натыканных в речке камней. Я оглянулась назад и замерла. Красота пейзажа потрясла бы кого угодно. С высоты холма были видны бесконечные километры таежного леса, ковром устилавшего землю, над которой синело абсолютно чистое небо с красным огненным шаром солнца. Я подумала, что все-таки я права и моя жизнь после всего этого никогда уже не будет прежней. И я никогда уже не смогу обходиться без таких вот пейзажей, без удивительных красот, существующих на нашей земле.
– Юля, смотри! – заорал Паша.
– Что? – повернула я к нему голову.
– Смотри на порог!
– Что? – я переместила взгляд на бушующую рядом со мной воду. Вода переливала свои гребешки с камня на камень.
– Да нет, не туда. Смотри в исток порога. Ну что за медленная корова!
– Что? – я перевела взгляд на начало реки, и там, в лесу, среди елей и ивовых ветвей, вдруг отчетливо проступил сине-желтый контур.
– Рубин! Рубин! Сюда! – заорал Стешенко, махая всеми своими конечностями сразу. На его лице отразилась радость от того, что дальше можно не ходить. Потому что если я и переживала один из самых ярких моментов за всю жизнь, то он насмотрелся всех этих лесов и без меня.
Я, не отрывая глаз, следила за тем, как маленький сине-желтый овальчик скачет по шеверам и гребенкам, предваряющим порог.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики