ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это, конечно, не мое дело, но пообещай мне одну вещь.
– Какую?
– Не поступи как-нибудь по-свински, ладно? – он чувствовал себя явно не в своей тарелке.
– Что ты имеешь в виду?
– Я просто знаю Рубина. Он хороший парень. Порывистый, и это ему часто вредит. Он верит, что ты – именно то, что ему показалось.
– А ты – ты, значит, не веришь? – насупилась я.
– Я не знаю. Просто он почему-то решил, что ты – какое-то чудо природы. Исключение. А я не уверен, что это так. Так что будет лучше, чтобы ты просто ушла, если, конечно, ты не планируешь действительно все это. Жить с ним и тому подобное. Не надо с ним играть в эти ваши игры.
– Почему ты считаешь, что я играю в игры? – возмутилась я.
– А что, ты действительно поедешь с ним в деревню? И бросишь Москву? Знаешь, Рубин – красивый парень, но все вы, бабы, как только встаете из постели, требуете, чтобы он перевез вас в Москву. Или вообще в Гаагу. А такого, чтобы кто-то переехал из Москвы в Рязань, вообще не бывает.
– Ты меня совсем не знаешь! – я посмотрела на Алексея, взволнованно что-то объясняющего тому рыжему парню, которого я вчера видела у костра. Рубин оглянулся, увидел меня и улыбнулся. У меня заныло сердце. Почему мы не можем быть просто счастливы? Просто сесть в поезд, поехать на край света и просто любить друг друга?
– Я знаю жизнь, – грустно ответил Стешенко и отошел к машине.
Остаток дороги я ехала, копя злость. Я нашла тысячу слов, которые могла бы сказать, но разговор был окончен. Стешенко уехал, так что ответы я давала самой себе. Алексей же, вполне уверенный во мне, как только может быть уверен в чьей-то клятве человек, который никогда не нарушает своих, был спокоен. И даже болтал с Артемом.
– Ну что, Темка? Хочешь, я буду тебя катать на больших санях? А на лошади?
– Да! – замирая от предвкушения, кивал Тема. Он смотрел на Рубина как на полубога. Я была уверена, что он спокойно согласится на переезд. А вот мама и Галка, наверное, решат, что я сошла с ума. Я поежилась.
– А рыбу с тобой ловить будем? И топить камин. А знаешь, сколько у меня кошек?
– Сколько? – распахнул ротик Тема. У нас дома считалось, что у Гали аллергия на животных, так что Тема каждый раз с тоской отпускал из рук всех бездомных кошек и собак.
– Три штуки. Черная, белая и черно-белая.
Алексей был весел. Я никогда еще не видела его таким. Конечно, если быть до конца честной, я его не так много и видела. Может, он вообще всегда такой весельчак? Как странно, что мне предстоит это узнать. Много-много всего разного узнать о нем. Что он любит на ужин, часто ли у него меняется настроение, действительно ли он так хорош, как мне кажется, или меня ждет разочарование… Впрочем, при одной мысли о тех двух ночах, что минули в Сухом Мхе, мое настроение моментально взмывало вверх. Я была абсолютно счастлива, и мне совершенно не хотелось думать о туманном будущем.
Время, как я уже упоминала, то тащится, как несмазанная телега, то несется вперед бешеным скакуном. Дорога в Москву заняла преступно мало времени. Раза в три меньше, чем дорога из Москвы. Да и весь уик-энд длился в пять раз меньше, чем нормальные человеческие выходные. И когда настало время прощаться и Алексей обнял меня перед дверью моего дома, я запаниковала. Мне вдруг показалось, что если он сейчас уйдет, то волшебство может кончиться и никогда не повториться. Вдруг он уйдет навсегда?
– Зайдешь? – спросила я, пытаясь удержать его любой ценой. Хотя если бы я была в своем уме, вряд ли я повела домой своего любимого мужчину. Дома сидела разъяренная от скуки и одиночества Галина. Я не была готова отдать его ей на растерзание.
– Чаем напоишь? – с готовностью улыбнулся Рубин. Я поняла, что идея провести предстоящую неделю в разлуке так же неприятна для него, как и для меня.
– Конечно, – радостно кивнула я, стараясь не думать, что скажет сестрица. В крайнем случае, придется ее замочить.
Мы прошли в прихожую. В квартире было тихо, как перед бурей.
– Н-да, тесновато. Как вы тут помещаетесь? – громко засмеялся Рубин.
Я с трудом подавила в себе желание сделать «т-с-с-с-с». Впрочем, было уже поздно.
– Кто там? Люлька, ты? – послышался сонный Галинкин глас из дальней комнаты.
– Люлька? – заинтересованно переспросил Алексей.
– Если ты будешь меня так называть, я тебя убью, – сразу пригрозила я.
– А это кто? – с придыханием спросила выползшая на неопознанный мужской голос Галина. Скорее даже, она сказала «а етта хто?», так ее поразил вид Алексея. Думаю, она испытала удар, равносильный разряду молнии. Возможно, таких экземпляров мужского пола она и вовсе не встречала.
– Познакомься, Галя, это Алексей. Мой м-м-м, – затруднилась придать ему статус я.
– Юлин мужчина, – отрекомендовался Алексей.
Я в ужасе увидела огонь в Галиных глазах. В этом огне мелькал поруганный (с ее точки зрения) образ Михаила. Всей силой телепатии я послала ей импульс «заткнись, сука». Она уже было распахнула рот, но наткнулась на мой ядерно-опасный взгляд и подавилась словами «а кто тогда Михаил?».
– Очень… приятно, – выдавила она. Я схватила Алексея за рукав и с трудом втиснула его в мою комнату.
– Сейчас принесу чай, – пообещала я и выкатилась из комнаты. Там, в коридоре перед дверью, так и стояла Галка, не сумевшая закрыть рот. Я за руки поволокла ее на кухню, где тихо, но темпераментно прошипела:
– Умоляю, не говори ему ничего! Галя, ради всего святого!
– Объясни мне, что тут происходит! Ты что, обманываешь Михаила? – тоном потрясенной до глубины души классной руководительницы возмутилась она. Ее голос срывался, по лицу пошли красные пятна. Мне кажется или она действительно обижается за честь и достоинство Окунева? Сюрреализм!
– Нет, что ты, – успокоила ее я.
– Тогда ты обманываешь этого… этого Рембо, – с сомнением предположила она.
– Алексея? – уточнила я. Мне как-то не приходило в голову сравнить его с придурковатым Сильвестриком. – Нет, ты не поняла. Я никого не обманываю.
– Тогда я действительно ничего не поняла. Ты выходишь замуж? – запуталась сестрица. И добре, потому что она хоть перестала орать «как ты можешь так поступать с Михаилом».
– Думаю, да, – облизнув пересохшие губы, кивнула я.
– За кого? – с интересом глядя на меня, спросила сестра.
– За Алексея. А с Михаилом я сегодня же поговорю, – ответила я.
– И откуда ты его взяла?! Кто он такой? Что это еще за истории! Откуда взялся этот проходимец?! – начала обстреливать меня одиночными сестрица. Но я схватила чай, чмокнула Галку в щечку (сама не понимаю зачем и как я не отравилась) и пропела:
– Галчонок, я так счастлива! Я так счастлива. И если ты сейчас ляпнешь что-нибудь, после чего ОН уйдет, поверь мне – я тебя убью.
– Я всегда знала, что ты дура, – обиженно запыхтела Галина. Но угрозе вняла и попятилась к комнате.
– Надеюсь, когда-нибудь ты меня поймешь, – без особого надрыва добавила я.
Понять меня – это было бы прекрасной утопией. И Галина, надувшись, выдала мне тираду:
– А чего тут понимать? По тебе и так заметно, чем ты занималась, пока я тут возилась с мамой и бабушкой. Все выходные, между прочим! Господи, а ведь с вами был ребенок. Бедный Тема, каково ему было смотреть, как его мать падает в пучину беспутства!
– Да, ты права, – расхохоталась я. – Пучина беспутства была, и еще какая. Но Темину слабую психику я защитила. Он ничего не видел.
– Ты сумасшедшая! – скривилась от моего откровенного восторга Галина.
– Я не спорю! – кивнула я и улетела поить чаем мою любовь. Поскольку самое страшное (бешеная сестрица) оказалось не так уж и страшно, я принялась обнимать и удерживать Алешу до последнего. Мысль, что сейчас он уедет и мне снова придется его ждать, ранила меня наповал. Я показывала ему свои детские фотографии, рассказывала, каким чудесным человеком был мой отец. Как он строил тот дом, в котором мы с ним впервые занимались… или нет, впервые – это в гостинице.
– Ты хорошо училась в школе? – с интересом расспрашивал Алексей. Казалось, он был страшно рад, что получил доступ к информации обо мне. Все-таки действительно, мы слишком мало знали друг о друге.
– Не очень. Честно говоря, я только в институте смогла перебороть некоторую робость, – призналась я.
– У тебя? Робость? Вот уж не сказал бы, – сделал вид, что удивлен, Рубин.
– Ну, вся эта моя смелость – результат долгого воспитания. Говорить (и хамить) меня учила подруга Ольга, я тебе про нее рассказывала?
– Вся твоя смелость – это природное, можешь не сомневаться, – заверил меня он. – А про подругу ты только упоминала. Она такая классная? Обычно подруги – это просто ходячий кошмар!
– Она просто потрясающая, – заверила я его. – Она тебе обязательно понравится.
– Уверен, – Алексей сказал это таким тоном, чтобы было понятно, что он ни на секунду в это не верит.
Я возмутилась.
– А хочешь, я познакомлю вас прямо сейчас? – у меня загорелись глаза. Конечно, надо показать его Ольге. Она должна своими глазами видеть, что это такое – Алексей Рубин. А то опять начнет пилить меня и кричать, что я должна быть осторожна и думать только о себе. Я не сомневалась, что если Ольга его увидит – она все поймет.
– Слушай, мне же надо ехать, Юль. Может, в следующий раз? Я, честно говоря, побаиваюсь этих лучших подруг, – закапризничал Рубин, но я была непреклонна.
– Останешься ночевать у меня. Ты же мой мужчина, сам сказал. Значит, имеешь право!
– Слушай, неудобно! – отбивался Алеша, но я уже звонила Оле.
Через пять минут мы сидели на ее кухне. Она с опаской посматривала на моего Алексея, причину и результат стольких моих треволнений. Оле, конечно, не надо было объяснять, что упоминание о Михаиле нежелательно. Она с удовольствием поддержала ощущение, что я всю жизнь ждала именно Алексея (Тема не в счет, это просто случайность, с кем не бывает). Впрочем, в остальном все было далеко не так безоблачно, как мне бы хотелось. Любви с первого взгляда между Олей и Рубиным не получилось.
– Значит, вы из Рязани? – под видом светской беседы выпытывала у Алексея Соловейка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики