ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я его нашла, – удовлетворенно прошептала я. Потом огляделась, потому что за последние пять минут полностью потерялась в пространстве и времени. Однако вокруг все было по-прежнему. Олежек спал, до конца перерыва оставалось еще полчаса. Я быстро нажала на ссылку «контакты» и получила номер нижегородского телефона. Стараясь не думать о последствиях и не слушая голос разума, я набрала все эти цифры на рабочем телефоне. Банк не обеднеет, если я воспользуюсь их связью. А вот я не могу ждать ни минуты.
– Турфирма «Вершины мира», менеджер Елена Троицина, – продекламировала трубка. Слышимость была прекрасная, словно эта Елена сидела в соседней комнате.
– Скажите, пожалуйста, как мне найти Алексея Рубина? – дрожащим голосом спросила я. Девушка на секунду задумалась, а потом бойко отрапортовала:
– Рубин сейчас в Боливии.
– А когда он будет? – переспросила я дрожащим от возбуждения голосом. А вдруг его просто срочно отослали в Боливию? И он поэтому не приехал, а я тут умираю от горя!
– Через двадцать восемь дней, – любезно ответила Елена. – Он ведет два тура подряд. Но потом он, в принципе, сразу уедет к себе. Хотите, я ему передам сообщение?
– Да, – радостно кивнула я. – Попросите его перезвонить Юле из Москвы. Я на всякий случай продиктую телефон.
– Юле? – каким-то совершенно другим голосом переспросила она. – Секундочку.
– Что? – не поняла я, но в трубке стало тихо. Не могу сказать, что меня это порадовало.
– Алло? – внезапно раздался мужской бас. – Это кто?
– Это Юля, – робко ответила я. Голос не был похож на Рубиновый, но кто знает.
– Это Павел Стешенко, – деловито пояснил Паша.
Я не знала, радоваться мне или что.
– Привет, – осторожно начала было я.
– Слушай, ну чего ты звонишь? Ведь все и так понятно! – раздраженно спросил он.
– Что понятно? – я растерялась. – Паш, ты не знаешь, почему Алексей не приехал?
– А чего тут сложного? – довольно грубо ответил он. – Потому что ты ему на фиг не нужна.
– Чего? – поперхнулась я.
– Чего слышала. Зачем ты ему сдалась? Живи себе спокойно, а про это маленькое приключение забудь. И не звони сюда больше, ладно?
– Но почему? Неужели он и правда такой мерзавец? – жалобно всхлипнула я. – Ведь ты говорил, что он хороший человек.
– Он? Конечно, хороший человек, но… – задумался Паша. – Все мужики, как ты понимаешь, козлы. И он тоже тот еще мерзавец. А ты как думала? В общем, забудь его, девка, и живи дальше. И не верь больше красивым мужикам, лады?
В тот вечер я была весела как никогда. Я отпросилась с работы и предложила Мише выпить вместе в каком-нибудь приличном месте. Там, сидя за уютным маленьким столиком, на котором горела свеча под стеклянным колпачком, я сказала Мише: мне жаль, что я так мало ценила твои прекрасные душевные качества. Допив кувшин предложенного нам домашнего вина, я призналась, что всей этой историей я просто хотела сделать Мише больно, как и он сделал когда-то мне. Я каялась, что вела себя как маленькая обидчивая дурочка, и клялась, что между мной и этим Рубиным ничего не было.
Миша нежно обнимал меня за плечи и шептал, что простит мне что угодно, если это поможет нам стать ближе. И хотя в тот вечер (в силу некондиционного состояния) я так и не смогла стать к нему ближе, видит бог, я была к этому абсолютно готова.

Часть третья Все ради тебя, ангел мой


Глава 1, в которой я полностью посвящаю себя ребенку

Московская весна сильно отличается от того великолепия юности и нежно-салатового сияния, которое охватывает природу вне нашего чудного мегаполиса. Лично для меня весна делится на два четко разграниченных сегмента. Городская весна – это грязевая река по разбитому асфальту, оттепель, заставляющая прохожих отпрыгивать от проезжающих машин, которые щедро швыряют на тротуары грязь из-под колес. Это испарения около сточных решеток, черные края ломкого скукоженного снега, следы жизнедеятельности домашних любимцев, слоями выступающие на пятнах проглядывающей земли. Городская весна – это не мое любимое время года. Впрочем, в Москве любое время года связано с грязью, огромными толпами народа и серым смогом, через который не так-то легко пробиться солнечному лучу. Другое дело – весна у меня на даче. Она начинается еще на вокзале, где среди сутолоки, мечущихся пассажиров и торговцев газетами и дачной дребеденью меня окутывает явственный аромат железных дорог. Запах разгоряченного металла, машинного масла и электрических разрядов около усов электрички. Зеленые змеи вагонов вмещают в себя невообразимое количество соскучившихся по природе дачников, но мы с Темкой профессионалы и всегда найдем способ забиться в самую середину вагона, к окошку по ходу движения. Мы знаем, где открываются двери вагона, поэтому заранее становимся на точно высчитанном пятачке. Темка рыбкой ныряет между высыпающихся бисером приезжих и занимает нам два места. Я же могу степенно и неторопливо идти, всем своим видом показывая, как неприлично вот так нестись, сшибая с ног других пассажиров.
– Мама, сюда! – машет мне рукой Артемка. Ему уже пятый год, совсем большой мальчик, но его почти не видно из-за спинки сиденья, поэтому многие несутся к нашему отсеку, думая, что места у окна свободны. Наивные. Маленький мальчик ничуть не меньший аргумент, чем большая спортивная сумка.
– Занято! – деловито оповещает эфир Темка, игнорируя раздосадованные взгляды.
– Молодец, – шепчу я ему на ушко.
До дачи нам предстоит ехать почти два часа, так что совесть мы выключаем. Старушки, не старушки, мы смотрим в окно, потому что стоит переместить взгляд в глубь вагона, обязательно упрешься в какую-нибудь практически умирающую бабулю, обвешанную рассадой. Будучи хорошо воспитанными людьми, мы обязательно уступаем ей свои, такой ценой завоеванные места, а потом битый час маемся, наблюдая, как ожившая и порозовевшая бабуля разгадывает кроссворд. И по ее виду можно понять, что в ней хватит сил вскопать и окучить все ее шесть соток земли. Так что мы давно научились смотреть в окно, не отрывая ни на секунду взгляда от той весны, которая разворачивается за окном электрички, стоит нам только пересечь черту города.
Как только за поворотом скрываются трубы пыхтящих ТЭЦ, перед нами возникает совершенно другая картина.
– Мам, смотри, куст зазеленел! – восторженно тычет пальцем в стекло мой сынок.
– Вау! – киваю я. – А видишь, как сверкает снег?
– Да!
– Это значит, он сверху уже подтаял на теплом солнышке. Чувствуешь, какое теплое солнышко?
– Можно я буду на даче загорать? – смеется Темка.
В конце апреля весна начинает свой теннисный матч с зимой. Деревья и кусты зеленеют по одному, как выигранные в сетах очки. За этим интересно наблюдать, на это можно делать ставки. Сколько процентов верб зазеленеет к следующей субботе? Распустятся ли березы? Проклюнется ли из земли молодая трава? Будут ли на майские заморозки? Стоит ли довериться этой сумасшедшей оттепели, при которой мы ходим с Темой по нашему лесу в одних свитерках, но под ногами все еще скрипит снежок? В отличие от серого городского снег в лесу похож на сверкающие островки, по которым мы с удовольствием скачем, слушая, как хрустит снежная корочка.
– Мам, а чего папа не поехал? – периодически спрашивает меня Тема.
Я на это вздыхаю и пожимаю плечами.
– Он не очень любит дачный отдых. Ты же знаешь нашего папу. Ему бы у телевизора посидеть, футбол посмотреть. Документальные фильмы.
– Жаль, – вздыхает Тема. Я погладила его по голове, но втайне порадовалась, что Миша не любитель природы. Весь этот пропитанный солнечными лучами воздух принадлежит только нам, нам с Темой. К сожалению, Миша так и не вошел в наш закрытый клуб деревенской жизни. Но все же свое место он нашел.
Где-то после Рождества мы с Темкой переехали к Мише в Бутово, чтобы просто пожить вместе, прежде чем снова задумаем жениться и марать друг другу паспорта. Это было моим условием, но я знала, что и Миша вздохнул с облегчением. Первого срыва свадьбы оказалось достаточно. Он тоже хотел убедиться, что между нами все склеится. И надо сказать, что мы добились в этом направлении значительных успехов. По крайней мере Тема теперь проводит вечера на коленях у отца, а Миша старательно учит его читать и рассказывает на ночь длинные сказки из цикла «История России». Вот уже три месяца, как я еду с работы на Коктебельскую улицу, где в глубине еще необжитых новостроек притаился Мишин дом. Моя жизнь, как хорошо подмазанная телега, катится по мостовой, аккуратно притормаживая перед светофорами. Я захожу в «Пятерочку», чтобы купить чего-нибудь на ужин, а потом, в тишине отдельной квартиры, готовлю какой-нибудь плов по Ольгиному рецепту. По Ольге я очень скучаю.
– Ты приедешь в пятницу в баню? – строго вопрошает она каждую среду. Раньше мне не нужно было задавать вопросов, но теперь она лично контролирует мои явки, потому что и в самом деле у меня теперь не каждый раз получается выбираться к ней.
– Надо уточнить, какие планы у Михаила, – аккуратно отвечаю я, на что Соловейка разражается гневной тирадой:
– У него всегда одни планы – отлеживать ваш диван! Скажи ему, что если он тебя не отпустит – я с ним разберусь!
– Не надо ни с кем разбираться, – смеюсь я.
Олино одобрение Михаила окончилось, стоило мне только к нему переехать. Однажды вечером Оле стало одиноко, и она решила со мной пообщаться. Сначала она не смогла до меня дозвониться, потому что я сидела с Мишей в кинотеатре. Потом, когда она таки поймала меня по мобильному, я ответила, что не могу говорить, так как Миша читает мне отрывок из своей статьи в каком-то академическом журнале. Или готовлю ему ужин. Или глажу его брюки. Она вдруг осознала, что теперь я трачу свое время, силы и душевное тепло на совершенно постороннего человека.
– Знаешь, если бы я могла предположить, что Миша такой собственник, я бы ни за что тебя ему не отдала, – возмущалась она, когда я в очередной раз объясняла, что Миша не готов отпустить меня к ней в пятницу.
– Я не думала, что ты меня ему отдала. Кажется, я сама ему отдалась, – уточнила я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики