ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Между прочим, с ребенком.
– Ты сама была тогда виновата, – упорно игнорировала очевидное Галка.
Я плевалась от бессильной ярости. Никто, совершенно никто не желал верить в мое чудо. Даже на работе все очень сдержанно отнеслись к известию о моем скором переезде.
– Ты понимаешь, что это значит? Ты порвешь все связи здесь, в Москве. Что ты будешь делать в деревне? – с ужасом спрашивала Маринка из операционной кассы.
– Как что? – возмущалась я. – Жить! Долго и, между прочим, счастливо!
– Да? А ты уверена в нем? – засомневалась она.
– Что ты имеешь в виду? – я нахмурилась.
– Он слишком красив. И, судя по тому, с какой скоростью у вас все это развивается, довольно легкомыслен, – уточнила она.
– Почему ты так в этом уверена? – горячилась я. Сомневаться в Рубине? Нет, ни за что. Ни на секунду. Все, что я о нем знаю, все, что я помню, говорит о том, что он – настоящее сокровище.
– Да потому, что все настоящие мужчины, которых я когда-либо встречала, вели себя совершенно по-другому. Они всеми копытами вцеплялись в статус своей долбаной независимости. Их надо было обихаживать, ловить в капкан, чтобы хоть как-то привязать к себе, – поделилась опытом Маринка.
– Точно! – согласились с ней дамы из остальных окошек. – Настоящие Мужчины будут до последнего делать вид, что им не до тебя. Они никогда не спешат делать предложение.
– Он не делал мне предложений. Он только предложил переехать к нему, – обиженно уточнила я.
– Именно! – хлопнула в ладоши Маринка. – Дамы! Многим ли через неделю знакомства предлагали переехать?
В ответ раздалась тишина. Маринка удовлетворенно кивнула.
– Это же фактически предложение жить семьей. Гражданский брак, – грустно добавила Рита. Я вспомнила, что она около пяти лет потратила на то, чтобы увести симпатичного эксперта кредитного отдела у его толстой коротконогой жены. Эксперт упоенно читал Рите стихи (преимущественно Пастернака), водил в разного рода злачные места, занимался с ней бурным сексом и дарил пробники фирмы «Avon», которые в избытке имелись у жены. Но на все намеки о соединении любящих сердец в законный союз включал непонималку.
– Да с моим первым мужем я год возилась, прежде чем мне было позволено оставить в его ванной мои духи и зубную щетку, – воззвала к моему разуму Маринка.
– А я женился на моей Наташке, только когда она забеременела, – не стал молчать Олег, наш обычно тихо дремлющий охранник.
Впрочем, эту историю мы, что называется, доподлинно помнили. Тучный от сидячей работы и совершенно не похожий на «джек-пот» Олежек женился на Наталье только лишь к пятому месяцу. Все, гад, хотел убедиться, что у нее не случится выкидыша. И женился он с таким видом, будто делает всем нам одолжение. Как честный человек.
– Если хочешь знать, – ядовито подвела итог Маринка, хотя я уже склонялась к тому, что ничего я знать не хочу. – Если хочешь знать, на нормального мужика у тебя больше тянет Михаил. Он вел себя как подлец, и пришлось три года растить Артема в одиночестве, чтобы он осознал, какой он подлец.
– И потом, он старше тебя на уйму лет. Понятно, что он хочет на тебе жениться. Кому не хочется иметь жену младше себя на пятнадцать лет? Тем более когда мужику сильно за сорок.
– Ага! – кивнул Олег.
Мне пришлось подавить в себе стремление вцепиться в его сытую физиономию. Наверное, если бы у меня был приличный маникюр, я бы не сдержалась.
– Это же тогда у них начинается этот… бес в ребро.
– О, это такой период! Они же себя не контролируют. Вот и твой Михаил…
Дамы с удовольствием обсасывали мою ситуацию, ни на секунду не усомнившись, что с Алексеем у нас ничего не выйдет. Основной причиной, по которой мы расстанемся, была, как ни странно, его красота. Ни одной нашей банковской даме не удалось найти причины, по которой такому красавцу вдруг понадобилась рядом простая и, скажем прямо, не сияющая прелестью девица. Такая, как я. Такая сгодится только для Михаила.
– Я в ярости, – поделилась я своими чувствами с Ольгой. – Почему бы Рубину меня не полюбить?
– Он же из совершенно другого мира. И не красоту ценит, а прежде всего душевные качества. Я правильно тебя поняла? – уточнила подруга.
– Ну да, – кивала я, хотя и сама понимала, что это звучит слишком красиво.
– Я, если честно, тоже не очень верю в благородство мужчин. Просто не встречала таких. Мой Женька, если ты вспомнишь, тоже довольно ревностно относился к чистоте своего паспорта. И тоже женился, когда я забеременела Васёной.
– Это ничего не значит. Он же тебя до сих пор на руках носит. А ты ведь тоже не эталон красоты! – возмутилась я. Всем не лень говорить, что я – ничего особенного. А я – молчи?
– Это верно, – немедленно надулась Оля. Она-то всегда чувствовала себя королевой. И ее Женька тоже так считал.
– Слушай, я не хотела тебя обидеть, – немедленно залебезила я.
Оля печально вздохнула, подлила себе минералки (это очень полезно для почек) и спросила:
– Но ты уверена, что Рубин действительно такой, что ради него стоит все бросить?
– Да, – с готовностью кивнула я.
И я действительно так считала. Хотя где-то к среде от всех этих разговоров и увещеваний у меня уже текла крыша. Я не могла вспомнить в точности лица Алексея – обилие всяких разных пророчеств, по которым я должна была скоро начать себе локти кусать, сильно смазало его образ. Я цеплялась за отдельные слова, я вспоминала наши ночи в охотничьем домике… Я чувствовала себя как Мальчиш-Кибальчиш.
– Мне бы только день простоять да до вечера пятницы продержаться, – говорила я себе.
С каждым днем становилось все сложнее. Как в мультике про тайну третьей планеты, я приходила по вечерам к Оле и говорила: «Держаться нету больше сил. Держаться нету больше сил».
– Осталось только два дня, – утешала она меня. – Ты поговорила с Михаилом?
– Да, – кивнула я.
Действительно, в среду вечером я уже не смогла сдерживаться. Мне казалось, что, если я еще немного протяну с этим разговором, это будет предательством по отношению к Алексею. Хотя Оля и предлагала мне сначала уехать, а потом просто передать прощальную записку. Однако как только я представила лицо Миши, получающего такого рода послание за несколько дней до предполагаемого бракосочетания, то сама себе стала отвратительна. И я предложила Мише встретиться после работы.
– И как это было? – спросила меня Оля.
– Ужасно, – я устало плюхнулась на ее кухонный диванчик.
– Что, он так плохо перенес? – удивилась подруга.
Накануне мы с ней много раз пытались представить Мишину реакцию. Оля была уверена, что он ужасно рассердится, потому что очень сильно рассчитывал на эту свадьбу. Она не считала, что Михаил изнывает от любви ко мне, но была уверена, что в свадьбе он заинтересован. Я же надеялась, что Миша только с облегчением вздохнет, узнав, что теперь уже может не выполнять свой отцовский долг по совершенно уважительной причине. Что и говорить, ошиблись мы обе.
– Михаил держался просто удивительно, – поделилась я воспоминаниями. – Это-то и плохо. Если бы он вел себя как мерзавец, я могла бы вздохнуть с облегчением. А так у меня возникло чувство, что я вероломно бросаю ангела во плоти. Ты представляешь: Окунев – ангел!
– Да что ты! – ахнула Соловейка. – Надо же. И в чем это выражалось?
– А в том! Он сказал, что давно заметил, что со мной что-то происходит.
– Какой наблюдательный. Это и слепой бы заметил, – фыркнула она.
– Ага. И что он очень хотел бы быть со мной вместе, несмотря ни на что, но…
– Но? – заинтригованно переспросила Ольга. – Он хотел бы остаться с тобой, несмотря на то, что ты гуляешь направо и налево, но…
– Но он видит, что я люблю другого, поэтому не хочет стоять на пути моего счастья! – выжала из себя я. – Не хочет стоять на пути, но всегда будет рядом. Если понадобится!
– Да что ты. Вот это да!.. – поразилась Ольга.
Если честно, я тоже поразилась, когда это услышала. Михаил, немного грустный, бледный, но спокойный, курил одну сигарету за другой. И говорил поистине невероятные вещи:
– Люля, я очень тебя люблю. Ты можешь в это не верить, но я люблю тебя как удивительно сильного человека, как совершенно невероятную женщину. И то, что ты сейчас делаешь, только лишний раз это подтверждает.
– Но ведь ты понимаешь, что мы не можем быть вместе! – пыталась я сбить его с этого возвышенно-романтического тона.
– Я понимаю. И понимаю также, что сам в этом виноват – опоздал, старый дурак! Так что, если можно, я бы хотел, чтобы мы остались с тобой друзьями. Хотя бы. Как ни крути, а у нас растет общий сын.
– Конечно! Конечно, мы можем остаться друзьями, – радостно кивала я, чувствуя себя последней негодяйкой. Но все же тот факт, что Михаил повел себя так благородно, очень меня устроил (вот только как бы отучить его называть меня Люлей?).
На самом деле, за эти дни я так устала от разборок, связанных с моим скорым отъездом, что я втайне боялась, что и Миша устроит мне еще одну. А так я очень радостно пообещала ему дружбу на веки вечные и выкинула его из головы. Вот только собственная циничность показалась мне ужасающей. Еще никогда, ни разу в жизни я не отказывалась от предложения выйти замуж. Да еще с такой легкостью.
К вечеру пятницы я совершенно потеряла покой. С трудом доработав банковскую вахту, я рысью полетела в садик за Артемом. Нам надо было еще проверить все собранные вещи, ведь на дворе стоял декабрь, впереди были долгие холодные месяцы, которые я планировала провести в глухой деревне, где-то в российской глубинке. Все, что я знала по дачному опыту о деревенской зиме, заставляло меня засовывать в чемоданы любые теплые вещи. Тишина, темнота, огромное бездонное звездное небо и страшный холод, который и не снился городским жителям, – вот что нас ожидало.
– Интересно, там будет хотя бы телевизор? – поинтересовались напоследок мои коллеги по работе. В обед я проставилась бутылкой «Ред лейбла», чтобы хоть как-то залить злое разочарование девушек (Олег не в счет). Как ни крути, моя жизнь переворачивалась, со мной происходили большие чудеса, большая любовь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики