ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я уеду, даже не думай, что ты можешь что-то изменить, – возмутилась я.
– Нет, не уедешь, – заверила меня Оля. – То есть, может, и уедешь, не знаю. И не знаю, куда. В общем, раз у тебя с Михаилом все равно не сложилось, ты должна знать… как же это трудно, господи! Хочешь конфетку?
– Да в чем дело? Скажешь ты мне или нет?
– А ты меня не убьешь? – аккуратно поинтересовалась она.
Я окончательно запуталась.
– Я убью тебя, если ты еще минуту будешь испытывать мое терпение.
– Ладно-ладно, – примирительно замахала она руками. – Итак, на самом деле ко мне приезжал твой Рубин. Вот и все.
– Что? – я не поняла ни слова.
– КО МНЕ ПРИЕЗЖАЛ ТВОЙ РУБИН! ОН ПРИЕЗЖАЛ! – выкрикнула Ольга. – ПОНЯЛА?
– Нет, – ответила я и плюхнулась на предложенный стул. И вытаращилась на нее.

Глава 4, полная неожиданных подробностей

В жизни мало что бывает просто и ясно. Вокруг нас плещется море всякого разного мусора. Эмоционального, информационного, психологического и всякого разного другого. Люди пересекаются между собой, сплетаются в узоры, образуют причудливые последовательности событий. Связываются в узлы, которые потом не могут распутать годами. Вымазываются во лжи всевозможных сортов. Ложь во благо, ложь из страха, ложь ради выгоды или иного козырного интереса. Люди путают цели, меняются мыслями, закидывают друг друга желаниями и надеждами. Обижаются и обижают, ищут понимания и не могут никого понять. Как порой сложно принимать правильное решение, барахтаясь во всем этом. Правильное решение – оно всегда одно, а неправильных – их огромное множество. Они заслоняют собою дорогу, путают следы, дурят голову. Нашептывают всякие разные аргументы, от которых потом уже никак не отмахнуться. А потом, когда неправильное решение уже принято, дверь захлопнулась и последствия принятого решения начинают заражать радиацией все живое вокруг, остается только одно – доказывать всем, что другого решения не было. Не было и быть не могло!
Тетива этого лука натягивается так сильно, как только можно, но неизбежно в один прекрасный момент она лопается с треском, лишив тебя возможности скрываться за громкими фразами. Кому стало лучше? Тебе? Мне? Миру? Кому стало лучше от того, что ты немножечко соврала? Или даже не соврала, а так, чуть-чуть промолчала. И потом, потом тратила все свои душевные силы на то, чтобы продолжать молчать? Почему ты не сделала другой выбор, почему не приняла другое решение? О ком ты думала?
О ком ты думала, Оля, когда принимала решение скрыть от меня, что Рубин приезжал в Москву? Я даже не сразу смогла вникнуть в смысл произносимых ею слов, но вдруг отчетливо поняла, отчего же мне так плохо было последнее время рядом с ней. Отчего мне не хочется больше к ней ездить, выслушивать советы, смеяться вместе с ней и перемывать косточки всем нашим общим знакомым. Все последнее время я чувствовала, что между нами встала стена, у которой не было названия, не было объяснения или причины. И вот наконец я узнала, что это было не дежавю, не мания и не плохое поведение по отношению к подруге. Между нами стояла ложь.
– Что? Что ты сказала? – переспросила я после того, как мне с усилием удалось набрать в легкие воздух.
– Ко мне приезжал твой Рубин. Я не стала тебе ничего говорить, потому что ты тогда уже переехала к Михаилу. Я подумала, что будет неправильно снова тебя будоражить, – быстро-быстро затараторила Оля, с беспокойством поглядывая на меня.
Мне было тяжело дышать, я почувствовала, как сердце пытается выпрыгнуть из груди, а на грудь навалилась какая-то невероятная, неописуемая тяжесть.
– Что ты подумала? ЧТО НЕ СТОИТ МЕНЯ БУДОРАЖИТЬ?
– Слушай, ты ведь говорила, что любишь меня. Попробуй меня не убить, – жалобно попросила Ольга. – Мне и самой ужасно стыдно. Я вся уже извелась. Но я правда думала, что так будет лучше!
– Почему ты… – я захлебнулась очередным неритмичным вдохом. – Почему ты мне не сказала?!
– Ты уже ушла к Михаилу, – неубедительно оправдывалась она.
То, что я слышала, никак не укладывалось у меня в голове.
– И что? Ты же знала, что я в три секунды вернусь, если только Рубин придет!
– Я знала. Именно этого я и боялась. Только у тебя все более-менее наладилось, а тут он является. Я не знала, что делать!
– И ты решила, что лучше промолчать!
Мне не верилось, что передо мной все та же Оля Соловейка – лучшая моя подруга. Та, которая прекрасно знала, каково мне было, когда Алексей Рубин не приехал; которая лечила меня от депрессии и отлично понимала, насколько мне наплевать на Мишу Окунева. И все же она ни слова мне не сказала! Больше чем полгода! Невероятно!
– Мы все имеем право на ошибку! – жалобно всхлипнула она.
– Сказал киллер, застрелив прохожего. Постой, а зачем он приезжал? – очнулась я. – Чего он хотел? И когда? Когда именно?
– Ну, когда ты только переехала к Мише. В конце января, да, точно. В конце января, – с готовностью уточнила Оля.
Я подумала, что имею реальный шанс потерять сознание.
– А что ж ты молчала?!
– Я не хотела, чтобы ты уезжала, – жалко всхлипнула она. – А ты все равно норовишь уехать. Теперь вот в Завидово. Вот я и подумала, что надо тебе рассказать…
Вот тут я реально онемела. Просто не понимаю, что можно сказать в такой ситуации. ОН приезжал в конце ЯНВАРЯ, когда я еще видела его лицо каждую ночь в своих снах, когда я втайне хотела умереть, но не могла этого себе позволить из-за Темы. Когда я пыталась уговорить себя, что вполне могу прожить всю жизнь в душных объятиях совершенно чужого мужчины, которому я не очень-то и нужна! А в это время Алексей Рубин приезжал в Москву. За мной! Или не за мной? Может, он приезжал, чтобы сделать какую-то гадость, и именно поэтому Оля приняла такое странное решение – ничего мне не говорить? Впрочем, даже если он приехал сделать мне больно, я предпочла бы его увидеть. Лично посмотреть в его красивое загорелое лицо, в его карие глаза, такие умные и понимающие. И услышать, что я ему больше не нужна, а приехал он, скажем, открыть счет в моем банке.
– Ты как? – нахмурилась Оля.
Я держала паузу уже, наверное, минут десять.
– Зачем он приезжал? – с трудом овладела я непослушным голосом. Зеленый экран мне уже никак не мог помочь. Слова выпадали из меня в час по чайной ложке.
– Он приезжал за тобой, – тихим, почти трагичным тоном пояснила Оля. – У вас дома никого не оказалось, кроме бабули, которая что-то бормотала насчет продуктового пайка из собеса. Тогда он поднялся ко мне.
– Он приезжал за мной? – одними губами повторила я. – Хотел, чтобы я уехала с ним? Да? ДА?!
– Да, – огорченно кивнула Оля. – Но ты уже жила у Миши. Кажется, пару недель. И я надеялась, что вам с ним хорошо. Ты сама мне говорила, что Миша – примерно то, на что ты рассчитывала!
– Налей мне водки! Или спирта! – я пыталась уговорить себя, что все происходящее – галлюцинация.
– Сейчас! – засуетилась она. – Секундочку! Черт, где же рюмки? Будешь из чашки?
– Да! Полную чашку!
– Ага. Может, тебе еще дать транквилизатор? – заботливо поинтересовалась Ольга.
– Подробности! Все, до единого слова! И держи меня, чтобы я тебя не сильно покалечила. Как ты могла? Что ты ему сказала? Да если бы ты только словом мне обмолвилась, что Рубин в Москве, я бы в секунду бросила все и нарисовалась у тебя на пороге! Ты должна была держать его до последнего, не отпускать и рассказывать ему, как я его люблю!
– Да, – уныло кивнула она. – Наверное! Но я сказала, что ты переехала жить к мужу. Что ты вышла замуж. И попросила, чтобы он не мешал твоему счастью.
– Моему чему? Не мешал моему ЧЕМУ? Счастью?! – Тут у меня сорвало все последние предохранители: – Я тебя убью, Олька! Убью!
– Он хотел ехать! Он мне не поверил и все равно хотел ехать к тебе, чтобы посмотреть тебе в глаза! – предусмотрительно она отпрыгнула от меня. – Но я сказала, что ты вышла замуж за свою самую большую в жизни любовь, который к тому же еще и отец Темы. Что Тема еще одного вашего разрыва не перенесет. Я и правда так думала!
– И он уехал? – ахнула я. Снова стало трудно дышать. Но на сей раз потому, что я никак не могла заставить себя попробовать вдохнуть. Мне казалось, что стоит мне вдохнуть воздуха, я взорвусь и разлечусь грязной кляксой по Олькиной стене.
– Ну да. Уехал. Сказал, что ребенок – это, конечно, аргумент. И что Стешенко – урод, но как всегда прав. Я сука, да? А кто он такой, этот Стешенко?
– Ты сука, да. Так и есть, – подтвердила я. – Стешенко – это Алексеев коллега, тоже гид по туризму. Женщин недолюбливает, а во мне с первого взгляда заподозрил меркантильную стерву. Я звонила ему перед тем, как окончательно похоронить все мои надежды и отдаться Михаилу. Вернее, я звонила Алексею в Нижний Новгород, но ответил мне Стешенко. Сказал, что Алексею на меня совершенно наплевать и чтобы я больше не звонила. Ничего не понимаю! Если Рубин собирался ко мне ехать, то с чего Стешенко надумал меня послать?
– Господи, как же все запутано! – поразилась Ольга. – Если бы я знала подробности, я бы Рубина сразу же к тебе погнала. А интересно, почему ты мне не сказала, что звонила в Нижний? Ты тоже мне соврала!
– Во-первых, если бы я тебе сказала, ты бы мне звонить запретила. Во-вторых, у тебя уже было готовое мнение о Рубине. А я не хотела верить, что он подлец. И получается, правильно не хотела. Но почему Стешенко так себя повел? Ведь я именно после разговора с ним ушла к Михаилу. Из-за него, в сущности. Я подумала, что мне срочно надо что-то сделать. Или повеситься, или уйти к Михаилу. Что, в сущности, одно и то же.
– Дай-ка подумать! – подняла вверх палец Оля. – Кажется, я кое-что поняла. Цепь событий такова. Сначала твоего Алексея попросили срочно заменить какого-то заболевшего гида, и он на полтора месяца уехал в Боливию.
– Про Боливию мне говорила ихняя менеджерщиха, – припомнила я.
– Дальше, Алексей в пятницу не приезжает, но получается, он уверен, что тебя предупредили.
– Кто? Как? – раскрыла я рот.
– Стешенко, как я понимаю. Алексей ведь именно Стешенко просил предупредить тебя, что он не сможет приехать в пятницу, как обещал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики