ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

! И ты хотела меня напугать какой-то сотней километров?!
– Ну, не то чтобы напугать, – растерялась я.
Значит, дача. Час от часу не легче. Нет, он все-таки совершенно странный парень. Провел со мной целую ночь в гостинице, не тронул и пальцем (хотя нет, пальцем-то тронул, но, кажется, непреднамеренно), и теперь нет чтобы организовать нормальное свидание, ведь видно же, что я уже не то что не против, а даже наоборот – всеми руками «за», изъявил желание поехать черт-те куда.
Мы тряслись в плохо отапливаемой электричке, держась за руки. Все-таки это дико приятно, ехать вот так, держась за руки. Михаил Артурович мог, конечно, взять меня под локоток, если тому соответствовал момент. Но держать в ладонях мои ладони – в этом было слишком много личного, слишком много слабости и доверия, которое так не выносят мужчины.
– Знаешь, я так рад, что мы познакомились, – шепнул мне на ухо Алексей.
– Я тоже. Ты даже не представляешь, как я рада.
– Я хочу узнать о тебе все-все, – сказал он, внимательно осматривая мои шестисоточные пенаты. – Что ты любишь, как ты живешь, как растишь помидоры и картошку.
– А это тебе зачем? Ты же завтра уедешь, – поддела я его. Во-первых, потому, что совершенно не была готова рассказать ему о себе все. В особенности в части моих отношений с Михаилом Артуровичем. Во-вторых, оттого, что действительно ничего не могла с собой поделать. Мысль о том, что Алексей завтра уедет и я его больше никогда не увижу, приводила меня в страшное расстройство.
– Я уеду. Но я вернусь. Если ты, конечно, этого захочешь, – серьезно глядя мне в глаза, сказал Алексей. Он обнял меня, и мы стояли в моем дворе, прижавшись друг к другу.
– Я-то, может, и захочу. Но тебе-то это зачем?
– Ты думаешь, что я – такой симпатичный парень, которому легко и просто решать все вопросы с девушками? – спросил он. И, надо же, попал в самую точку.
– Ну, что-то вроде того, – кивнула я.
– Я тебя уверяю. Живут не с лицом, а с человеком. И я – далеко не самый простой вариант. Мне нужна практически уникальная женщина. До сих пор я таких не встречал, хотя, честно признаюсь, встречался со многими.
– А я – уникальна? – фыркнула я.
– Не знаю, – спокойно ответил он. – Я вообще про тебя мало что знаю. Но мне нравится то, как ты одеваешься и как себя ведешь. Мне нравится твоя дача и то, что ты любишь смотреть на звезды. Для начала достаточно, а там посмотрим.
– На что посмотрим?
– Возможно, даже скорее всего, что из этого ничего не получится. Но разве ты не хочешь попробовать?
– Что попробовать? – злилась я. – Что ты мне предлагаешь?
– Ничего. Кроме того, чтобы подойти ко мне поближе. – Алексей хищно сверкнул глазами.
– Куда уж ближе, – буркнула я. – Надо растопить печь. А то мы через полчаса околеем.
– Это дело, – согласился Алексей.
Я несколько растерялась от той отповеди, что он мне устроил. До этого момента я как-то совершенно не рассматривала варианта, при котором Алексей еще когда-нибудь появится в моей жизни. Я думала, что этот день будет прекрасным (возможно) и единственным (бесспорно). А что теперь думать – я и не знала. Впрочем, Алексей не дал мне долго думать и перебирать варианты. Он быстро и удивительно ловко растопил печь, заварил и разлил в кружки чай, сунул мне в руки чашку и смеялся, говоря, что я забавно на нее дую. Потом он отставил чашку в сторону, ужасно крепким захватом взял меня за плечи и спросил:
– Ты уверена?
– Да, – кивнула я, глядя на него с покорностью кролика перед удавом.
– Тогда держись, – посоветовал он, с удовлетворением стягивая с меня свитер и водолазку.
Я зажмурилась от внезапного чувства чего-то неизведанного, незнакомого и уткнулась носом в его грудь. От восторга мне хотелось рыдать, кажется, слезы и вправду потекли у меня из глаз. Алексей хозяйским жестом стащил с меня всю оставшуюся одежду, за которую я инстинктивно цеплялась, как потерпевший кораблекрушение цепляется за обломок мачты.
– Ну что ты, маленькая. Ну не бойся, – шептал он, покрывая мои плечи поцелуями. А я не знала, как сказать, что совершенно не боюсь, а просто… просто я никогда, никогда и ни в чьих руках не чувствовала себя так… такой беззащитной и такой нужной. Такой желанной и правильной, как безупречно настроенная скрипка в руках гениального музыканта. У меня закружилась голова. Вот уж действительно чудо. В руках незнакомого мне властного, иногда даже резкого мужчины с простоватой деревенской улыбкой, мужчины, о котором я практически ничего не знала, кроме того, что он очень симпатичный и у него какая-то странная работа. В его руках я вдруг почувствовала себя совершенно невозможным образом. Я почувствовала себя королевой…

Часть вторая Задачка на сообразительность


Глава 1, в которой я буквально разрываюсь на части

Время – непостоянная субстанция. Что бы там ни говорили физики, оно течет неравномерно, то сжимаясь до предела, то растекаясь в необъятные лужи, из которых невозможно выбраться. Это, например, происходит в понедельник с утра. Неделя только началась, впереди целый рабочий день, за которым, словно фрукты на канапе, нанизаны еще четыре точно таких же дня. Может быть, от мыслей обо всем этом, а может, в силу каких-то еще не открытых физических законов, все начинает происходить гораздо медленнее и печальнее. Клиенты плавно открывают двери, мучительно долго заполняют квитанции, неторопливо работает компьютерная база. Все немного виснет, и я тоже. Я начинаю тормозить, зевать и поглядывать на часы, а их стрелка в понедельник утром и вовсе останавливается. Просто отказывается двигаться дальше.
– Господи, ну когда же обед?! – восклицаю я примерно в половине одиннадцатого. Предстоящие два с половиной часа видятся мне непреодолимой пропастью. В выходные же, наоборот, время летит, бежит вприпрыжку, нагоняя минуты и часы, которые я бы предпочла замедлить. Время в бане всегда кончается, когда я еще не успела помыть голову. Мне приходится напяливать одежду на еще мокрого Артемку, а минуты катастрофически утекают сквозь пальцы. Вот уже и в дверь стучат возмущенные посетители бани.
– У нас забронировано! Выметайтесь! – ну конечно, пятнадцать минут – серьезный повод, чтобы оборать несчастных матерей с тремя детьми. Колготки цепляются за влажные ноги. Кремы и шампуни разбегаются в разные стороны и никак не хотят попасть в сумку. Мы выметаемся на улицу, пулей оказываемся дома и моментально засыпаем. Остальные дни благословенной свободы проносятся так же быстро, как и божественный пятничный вечер.
Однако ничто и никогда не пролетало так быстро, как тот сумасшедший день у меня на даче. Мы практически ничего не успели, не сказали друг другу никаких нужных, важных и подходящих моменту слов, а уже пора было уезжать. Все, что я запомнила в тот день, это какое-то невероятное, бешеное количество поцелуев, от которых хотелось одновременно петь и мазать губы гигиенической помадой. И еще мы смеялись. Мы очень много смеялись. Мы хохотали над тем, как торчат наши голые ноги из-под драного ватного одеяла.
– Интересно, а бывают еще более маленькие одеяла? – с умным видом спрашивал Алексей.
Я говорила, что ему больше идет без одеяла.
– Значит, тебе нравятся голые мужчины?
– Ну, не все. Например, меня никогда не тянуло подглядывать за голыми мужчинами в бане.
– Странно. Я был уверен, что это – твое любимое занятие, – поддел меня Рубин.
– Нет. Я бы согласилась подглядывать только за тобой, экскурсовод. Кстати, в каких фитнес-клубах тренируют таких экскурсоводов?
– Слушай, я же сказал, что я не простой экскурсовод, – обиделся Алексей.
Я, честно говоря, в этом вопросе так и не достигла особой ясности. Так что предпочла уточнить:
– Волшебный?
– Я вожу туристов на горные вершины. По быстрым рекам, – со скучающим лицом перечислял Рубин, загибая пальцы.
– Как это? – удивилась я.
– По велотрекам, на лыжных маршрутах, на джипах по пустыням…
– Стоп-стоп. Это что, такая работа? Ты экскурсовод на джипе? Никогда не слышала, что такое бывает, – запротестовала я.
– Однако бывает, – посерьезнел Алексей. – И в этом вся проблема. Я, конечно, симпатичный малый. И сам знаю. Впрочем, среди наших такого добра полно. Но вот жить с нами, ну, встречаться там и тому подобное – сложно.
– Почему? – замерла я.
Если он начал мне рассказывать, что с ним ужасно трудно, это, скорее всего, хороший признак. Потому что я знаю, это такая игра. Мне Ольга рассказывала. Мужчина заранее забивает себе отмазки на случай своего плохого поведения, всяких там недостатков.
– Потому что семьдесят процентов времени ты будешь меня ждать.
– Ждать? – я не поняла. Он что, капитан дальнего плавания?
– Тур в среднем длится две недели. Есть еще туры выходного дня, но таких, как я, туда не ставят.
– А что в тебе особенного? – полюбопытствовала я.
– Я – мастер. Так что меня болтает по миру в зависимости от графика, количества клиентов и мнения руководства. И менять свою работу я не собираюсь.
– И не надо. Зачем тебе что-то менять? – на всякий случай бодренько закивала я. Пока я и в самом деле не планирую вносить никаких корректив в его жизнь. Кстати, и в свою тоже.
– Все хотят что-то менять. Первая моя девушка требовала, чтобы я переехал в город. В городе я жить не могу. Вторая девушка хотела, чтобы у меня был график. А какой у меня, к черту, график?
– Список длинный? – обозлилась я. Тоже удовольствие, выслушивать его претензии к «бывшим».
– Не очень. Были еще очень ревнивые, были подлые, которые за моей спиной пытались что-то там решить. Были с детьми.
– И что? – дернулась я. Ничего себе претензия. Кажется, мне пора собирать манатки.
– Да нет, ничего. Просто к детям, как правило, прилагаются отцы, от которых масса проблем, – коротко высказался Рубин, оставив меня обливаться холодным потом. А сам он встал, натянул джинсы и подошел к печке.
– Дрова в предбаннике, – я еле уняла дрожь. Значит, мой вариант отметается сразу. Приехали. Можно даже не напрягаться.
– Слушай, Юльчик. А пожрать тут ничего не найти?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики