научные статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен и принципы идеальной Конституции --- конфликты в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии и на Украине с точки зрения теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

научные статьи:   циклы национализма, патриотизма и сепаратизма --- пассионарно-этническое описание русских, украинцев, американцев и пятидесяти других важнейших народов мира плюс будущее Русского и Западного миров
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Или два. Пока не надоест.
- Конечно, - закивала подруга. Тане нравилось гулять с Валеркой, так как прохожие часто восхищались карапузом, а ее принимали за маму.
Глава 6
Чувство меры, тактичность, отличная дикция и нормальное владение русским языком выделяли Нику Сереброву из вязкой серой массы телеведущих, которые в великом множестве обитали на бесчисленных каналах шлимовского ТВ. Она не лезла без надобности грудью в кадр, не обрывала собеседников на полуслове, чтобы продемонстрировать свою эрудицию, не занималась самолюбованием - то есть подавала себя зрителям в удобоваримых дозах, не вызывая раздражения, как другие местные мастера экрана. К тому же была просто красивой женщиной. Служба социологических опросов Фелька, бесперебойно снабжавшая город рейтингами всего, что шевелится и умеет разговаривать, ставила программы Ники Серебровой на первые места в ряду телевизионных шедевров шлимовских журналистов.
Когда она появилась на пороге квартиры, сопровождаемая ассистенткой и видеооператором, Олеся, Таня и Никитишна выстроились в ряд в холле встретить популярную гостью. Игорь тоже нацепил одну из своих самых лучезарных улыбок и поцеловал Никину ручку.
- А мы все ваши передачи смотрим, особенно "Час мэра", - сразу сообщила Олеся. - Пожалуйста, проходите. Будете что-нибудь? На улице такое пекло.
- Спасибо, - кивнула Ника. - Вы Олеся.
- Да. Это моя подруга Таня.
- А где ваш малыш? Надеюсь, он собирается сниматься?
- Я думаю, он собирается поспать еще минут двадцать, а потом устроить хорошенький скандал.
- Чудесно. Если вы не возражаете, мы бы посмотрели квартиру, чтобы выбрать место съемки.
- Конечно, конечно! - подскочил Игорь. - Идемте! Визитеры и хозяин дома отправились в путь.
- Шикарная? - тихо спросила Татьяна Олесю. - Шикарная. Как Эмпайр-Стейт-Билдинг.
- Как Лиз Тэйлор в "Клеопатре".
- Как джип "шевроле".
- Как прыжок гепарда.
- Как три килограмма икры.
- Как голос Доминго.
- Как метафора Рансэцу.
- Как "Аппассионата".
- Как норковое манто.
- Как... как... ресницы Киркорова!
- Фи, Олеська, ты проиграла. Ресницы Киркорова! Скажешь тоже.
- Ладно, сдаюсь.
- А на экране всех этих морщинок у нее не видно, правда?
- Угу. Ей сорок один.
- Да ты что! - ужаснулась Таня.
- Угу. По телевизору выглядит на тридцать три, мне кажется.
- Интересно, какими мы с тобой будем в сорок? Полуразрушенными инвалидками.
- Думаю, нам никогда не будет сорок. Всегда будет двадцать два.
- Ну-ну, надейся.
- Приятная и милая. Не наглая, как другие ведущие. Какую комнату выберет?
- У вас везде красиво. Да они, наверное, по всем комнатам пробегутся с видеокамерой.
- Игорь мне сказал, не надо бить избирателя по голове своим благосостоянием. Чтобы не нервировать.
- А тебя будут снимать?
- Конечно. Если Валерку будут, значит, и меня тоже. В качестве фона. Как же без жены?
- Да, здорово.
Появилась ассистентка Оля, примерно того же возраста, что и девочки.
- Мы маленького посмотрели, - сказала она, взмахивая руками, - такой котенок! Спит, соска набок, как сигарета. Ковбой. Олеся, а можно пройти в туалет? Нахлесталась пепси-колы, такая жара, теперь мучаюсь.
- Конечно, вон там. А что у вас в телестудии, парикмахер, визажист, да? Нике укладку кто-то делает? Выглядит обалденно. А костюмы? У нее всегда такие костюмчики классные, - спросила Олеся.
- Парикмахер у нас так себе. А стилиста вообще нет. Костюмы - да, их поставляет в рекламных целях салон "Паллада", знаете? Девчонки, ну я в туалет нырну, ладно?
Оля исчезла из поля зрения. С балкона раздался сердитый рев. Олеся вскинулась, как дрессированная львица на манеже, и помчалась успокаивать ребенка.
Деньги на съемку рекламно-ознакомительных передач с кандидатами на пост мэра выделил избирком. Игорь Шведов был последним участником цикла. Остальные претенденты уже показали себя в полной красе, мягко направляемые деликатными вопросами Ники, рассказали в неформальной обстановке о своем житье-бытье, поведали об увлечениях и хобби, продемонстрировали жен и собак. Яростную агитацию и заунывное перечисление пунктов своих предвыборных программ квазимэры оставили за кадром, а в кадре проявили себя в качестве задушевных собеседников, примерных мужей и отцов, отличных рыболовов, спортсменов и прочее. Даже свирепый полковник Кукишев, иначе как Кукишем в городе и не называемый, предводитель местного отделения "Союза русских патриотов", политический экстремист, ярый сионист и - одновременно - избирательный русофоб, короче, мизантроп и матершинник, и тот вел себя пристойно. Вывез съемочную группу на дачу, где виртуозно жарил цыплят на вертеле, и, лишенный военного мундира и пены у рта, был вполне мил и вежлив.
А что тогда говорить про молодого, умного, энергичного, в общем сверхположительного Игоря Шведова? Передача с ним могла стать украшением цикла.
Жена Игоря Олеся поразила Нику своей юностью. К готовой коллекции кандидатских жен Ника ожидала добавить полновесную даму лет двадцати пяти-тридцати, а напоролась на взъерошенного воробья с огромными глазами и большим ртом. Тонкая, стройная, с короткой растрепанной стрижкой Олеся выглядела лет на шестнадцать-семнадцать и заставила Нику мысленно ужаснуться своему возрасту. Она смотрела на шведовскую девочку-жену и чувствовала, как за спиной выстроились в ряд все ее годы и укоризненно буравят взглядом позвоночник. "Женщина всегда виновата в том, что не родилась лет на десять позже, - уныло подумала Ника. - В следующем году будет сорок два. От этого никуда не деться. Это так же необратимо, как последняя стадия туберкулеза".
Съемки прошли на редкость непринужденно и весело. Шведов не уставал острить и подбрасывал комплименты, глупышка Олеся смотрела на телевизионную знаменитость восторженно и затаив дыхание, не подозревая, что Ника сама втайне завидует ей. Закономерным был бы в таком случае звонок видеооператора Сергея Будника с паническим сообщением, что их пленку испортили в монтажной. Такое иногда случается. Но обошлось. По мнению Ники Серебровой, интервью с кандидатом Игорем Шведовым оказалось самым удачным и интересным.
Глава 7
- Что, сокол залетный, проблемы у тебя?
Платон держал на вилке крупную маслину, черную, как нефть, и через стол смотрел на Вадима. Стол, сервированный на веранде роскошного кирпичного дворца, потрясал великолепием средневековых оргий. Груды жареного мяса, развороченные безжалостным ножом пироги с вывалившейся сочной начинкой, туманно-серый язык под заливной бульонной гладью, капустный салат с рубиновыми каплями ледяной клюквы, помидоры, словно красные бильярдные шары, глянцевые синие сливы... С веранды открывался чудесный вид на уединенное лесное озеро, тихое и неподвижное в данный момент. Вадим развалился в плетеном кресле и, не притрагиваясь к еде, смотрел на Платона с затаенным интересом. Тот непрерывно подкладывал себе с многочисленных блюд куски пищи, подливал водки из графинчика, беззастенчиво хрустел кольцами едкого лука. "Когда ж ты нажрешься?" - думал Вадим.
- А какие у меня проблемы? Никаких.
- А что ж тогда в родной Шлимовск пожаловал? Не иначе как отсидеться.
- Ну, возможно. Просто отдохнуть. И ностальгия, понимаешь.
- Ностальгия, - усмехнулся Платон. Тыкнул, кхек-нул и потянулся за очередным лангетом.
- Как вообще дела в Шлимовске? - поинтересовался Вадим.
- Дела нормально. Вот, в выборах мэра буду участвовать. В роли тайной пружины, хе-хе. Кстати, не хочешь потрудиться? Пока будешь утолять тоску по малой родине?
- И что надо сделать?
- Да ерунду. И заплатят хорошо. Нужно кое-кому нервишки помотать.
- Каким образом?
- Украсть бабу с дитем.
- Это не мой профиль.
- А мой, что ли? Дадут десять тысяч. Купаться будешь в зелени, насмешливо улыбнулся Платон.
- В десяти тысячах не больно-то искупаешься. И что, только украсть?
- Смеешься. Конечно, не только. Но сначала недельки две подержать взаперти. Как раз для тебя, ты же в бегах. Вот и посидишь в подполье. Покараулишь.
- Нет, не хочу.
- А я хочу? Надо услугу оказать полезным людям. Женщина с ребенком отличный инструмент воздействия.
- Говорю, не мой профиль.
- Конечно, тебе банкиров подавай. Ладно, Вадим, не выпендривайся.
Вадим задумался. С Платоном ему ссориться не хотелось - слишком влиятельная личность. Провести две недели в обществе нервной мамаши с ребенком - хотелось еще меньше.
- Соглашайся, - подтолкнул мячик для гольфа Платон. Мячик медленно преодолел несколько метров нерешительности Вадима и упал в заготовленную лунку, поставив точку в его размышлениях. Десять тысяч долларов за несерьезную работу плюс две недели уединения, которое ему сейчас очень кстати, плюс расположение Платона - наверное, придется согласиться.
- Вот и славно, - понял Платон. - Я знал, что ты не откажешь. Зачем нам ссориться, правда, Вадик?
- Машину даешь?
- Все дам. И ключи от квартиры. Там все приготовлено. Жратва, хаггисы-маггисы.
- Какие хаггисы? - не понял Вадим.
- Ну, памперсы.
- Ребенок что, маленький? - Угу.
- Час от часу не легче.
- Тебе-то какая разница?
- Что за баба?
- Да девчонка. Соплей перешибешь. Каждый день после обеда гуляет со своим детенышем в городском "парке. Маршрут один и тот же. Выбирает, где поменьше людей. Знаешь, дубовая аллея параллельно берегу водохранилища, начинается у кафе "Чио-Чио-сан"? Вот там -она курсирует битых три часа ежедневно. Там ее и возьмешь.
- Когда?
- Да хотя бы послезавтра. А завтра езжай в парк, посмотри на нее.
- А фотографию?
- Да зачем тут фотография? Нет у меня. Девчонка тощая, симпатичная, короткие светло-русые волосы, голубые глаза. Очень симпатичная, тебе понравится, хе-хе. Коляска ярко-синяя с желтыми мишками и автомобилями.
- Мишки, автомобили, - хмыкнул Вадим. - Тоже мне ориентировка.
Платон приподнялся в кресле, оглядел сверху на четверть опустошенный стол и нацелился вилкой на жареный шампиньон.
Вадим вздохнул, пододвинул к себе тарелку и в расстроенных чувствах тоже принялся за еду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
научные статьи:   современные государственные идеологии России, Украины, ЕС и США --- закон пассионарности и закон завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    научная статья:   система праздничных дней и дней воинской славы для России, разработанная на основании ключевых дат в истории Руси-России
загрузка...

Рубрики

Рубрики