научные статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен и принципы идеальной Конституции --- конфликты в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии и на Украине с точки зрения теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

научные статьи:   циклы национализма, патриотизма и сепаратизма --- пассионарно-этническое описание русских, украинцев, американцев и пятидесяти других важнейших народов мира плюс будущее Русского и Западного миров
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С набором импровизированных отмычек - шпилька, булавка, зубочистка - она вернулась к сумке. И через секунду с жадным интересом погрузила обе руки по локоть в недра нехитрого багажа Вадима.
Джинсы, чистая футболка, немного мятый летний пиджак и дорогой галстук, а внизу что-то твердое и тяжелое. С замиранием сердца Лора смотрела на маленький прямоугольный сверток (деньги?) и два пистолета.
- О! - задохнулась от восторга и ужаса Лора. - Прямо ковбой! Или киллер. Надо же! Киллер Кондрат. И богатенький!
У нее получилось "бохатенький хиллер Хондрат". Еще в сумке лежала аккуратно сложенная газетная страница. Лора с вожделением ощупала пачку денег и, вздохнув, положила ее обратно. К смертоносному оружию она и не притрагивалась.
Когда "хиллер" Вадим появился из ванной, его темно-синяя сумка чинно стояла в углу, там, где он ее и оставил. А на старинной кровати лежала и улыбалась юная Лора с бутылкой кока-колы, и вся композиция смотрелась словно убойная обложка крутого эротического журнала.
Глава 2
Редактор говорил по трем телефонам, делал записи в гигантском блокноте с черной обложкой и золотыми уголками и щелкал "мышью", просматривая что-то на экране компьютера. На краю стола высилась запотевшая бутылка минералки и бокал, явно приготовленные для Маши, а в глазах Аркадия мелькнул немой вопрос: насчет презерватива - это что, шутка? Или можно надеяться?
Маша открыла дверь ногой, но так как нога была длинная, загорелая и провокационная, то Гилерман не воспротивился. В принципе он был согласен, чтобы корреспондент отдела расследований Мария Майская с утра до вечера отрабатывала приемы каратэ в его кабинете, используя дверь в качестве тренажера.
Фамилию Майская Маша придумала сама, в качестве псевдонима ("Мой ксюндоминт", - шептала она с придыханием, опуская глаза и мило смущаясь), маскировавшего непритязательное наименование "Понты-кина". Аромат яблоневого цвета, дуновение влажного весеннего ветра, волнение юности, предчувствие любви и ожидание радостных перемен слышала Маша в своем "ксюндоминте". "Я Маша Майская, - говорила она, протягивая собеседнику, обычно мужчине, руку для знакомства и пристально изучая его беспокойным, как морская волна, светло-зеленым взглядом. - Я работаю в газете "М-Репортер" и умру от разочарования прямо на коврике в вашем кабинете,, если вы не дадите мне интервью".
Интервью давали охотно. Но потом иногда герои Машиных статей отправлялись в суд из-за несогласия с некоторыми формулировками и выражениями. Парадокс заключался в несоответствии Машиной внешности ее интеллектуальным способностям и врожденной вредности. Взгляд собеседника отдыхал на Машиных формах, ее детская улыбка и светлая челка не таили опасности и подвоха, приглашая визави расслабиться, забыть о проблемах и выложить журналистке-чаровнице всю подноготную. Многие так и делали, а потом с возмущением названивали редактору Гилерману, требуя унять наглую девицу и напечатать опровержение. Аркадий обеими руками поддерживал заявления, что девица наглая, но печатал опровержения только по решению суда.
Взмокшая Мария бросила на стол бумаги и две дискеты, развалилась в кресле, заставив себя все-таки забросить ногу на ногу (ноги тут же неприятно прилипли друг к другу), чтобы не выбивать начальника из рабочей колеи, и замерла до того момента, когда кондиционер охладит ее разгоряченное июньским неподвижным зноем тело и она вновь обретет способность двигаться.
- Налить воды? - ласково спросил по-еврейски заботливый Аркаша. Уморилась, ласточка? Неужели на улице так жарко?
Он с недоверием глянул в окно и пошевелил плечами. Ему было даже вроде бы и холодно.
- Так, Мария Понтыкина, едешь в Шлимовск, - сказал Гилерман. - Это на Южном Урале.
- Ни хрена себе, - вяло возмутилась Маша. - А в Гвинею-Бисау не надо?
- Там выбирают мэра, - продолжал редактор. - Будешь освещать.
- Вот еще. Какой Шлимовск к черту! У меня и в Москве работы хватает; Почему я?
- Потому что ты. Предвыборная агитация уже началась, шесть кандидатов, включая действующего мэра, - полный джентльменский набор: и бизнесмен, и директор завода, и представитель местной интеллигенции, а также коммунист и бесноватый полковник, возглавляющий шлимовское отделение "Союза русских патриотов", молодчики которого едва не изнасиловали тебя месяц назад на митинге.
- Это они тебя чуть не изнасиловали, - кисло заметила Маша. - А меня пытались пригласить в ресторан.
- В общем, двигай.
- Ты что, Аркаша, все-таки серьезно? - не поверила Маша. - И вправду собрался отправить меня на Урал? Зачем? За что?
Маша сменила позу и потянулась за бутылкой минералки. У Гилермана дрогнула челюсть.
- И дался тебе этот разнесчастный Шлимовск, - продолжала ныть Мария, ну, выборы, ну и что? Да я тебе в радиусе пяти километров от нашего здания таких сенсаций накопаю - закачаешься! Пожалуйста, Аркаша, не используй свое служебное положение для совершения подлости, представь, мне париться в самолете, в аэропорту, вдали от домашнего комфорта, ради чего? Дались тебе эти проклятые провинциальные выборы!
- Я надеюсь, ты привезешь из Шлимовска конфетку. Будет битва компроматов, отковыривание засохшей грязи, разоблачения, обвинения, скандалы. То есть я высаживаю в виде тебя десант на питательнейшую почву и жду, что в Шлимовске твой талант буйно расцветет. А что провинция, не беспокойся. Читателям это не помеха, провинциальная грязь не менее сочна и привлекательна.
- Хорошо, поеду, - внезапно согласилась Маша и, уставившись на Аркадия наглыми зелеными глазами, невозмутимо и ни капли не смущаясь, поправила бюст в лифчике. Гилерман задохнулся.
"Ну и отомщу же я тебе, - со злостью и азартом подумала Мария. Плакать будешь и умолять меня скорее вернуться в Москву!"
- Ладно, не злись, - засуетился Аркадий, словно прочитав ее мысли. Съездишь, развеешься. Познакомишься с претендентами и электоратом.
- Познакомлюсь, - согласилась Маша. - Только бы СПИД не подцепить.
Гилерману в очередной раз напомнили, что в определенной сфере он обделен Машиным вниманием. Он грустно вздохнул.
- Стерва ты, Мария Майская, - печально сказал Аркадий. - Иди в бухгалтерию за деньгами.
- Ангелы твоей желтой газетенке не нужны, - напомнила Маша. - И вообще нигде не нужны.
Она достала пудреницу, посмотрела в зеркало и убедилась, что пудра ей ни к чему, сунула в рот жвачку и встала с кресла.
- Целоваться будем на прощанье? - серьезно спросила она у редактора, направляясь к двери и надувая по пути из жвачки огромный пузырь.
Тот засуетился, задышал, помчался вслед за корреспонденткой Понтыкиной, едва не снес стол, схватил Марию за руку и попытался притянуть к себе.
- Хорошо пахнешь, - сказала Маша, отодвигаясь, - и галстучек неплохой. Небось стоит побольше моей квартальной премии? Ну, чао, апельсинчик, остаешься за главного. Целую ручки.
- У нас что, кто-то был? - спросила Марьяна, выкладывая на тарелки яичницу с огромной сковородки с шершавыми черными боками. - Нарежь хлеб.
- С чего ты взяла? - забеспокоилась Лора. - Опять яичница!
Девушки сидели на кухне с открытым окном, в которое дул вечерний ветер, шуршал листьями каштан и доносились крики с детской площадки.
- Если у тебя есть деньги на более изысканный ужин - не стесняйся. Я с удовольствием съем что-нибудь подороже яичницы. Итак, ты не ответила, у нас кто-то был? Весь коврик в ванной залит водой.
- Заметила! - недовольно промычала Лора, запихивая в рот ненавистную глазунью. - Все замечаешь. Ко мне друг приходил.
- Какой друг? Кто? Я знаю всех твоих друзей.
- А этого не знаешь! Я с ним сегодня познакомилась.
- И сразу привела домой!
- Вечно ты меня допрашиваешь и осуждаешь!
- Я твоя сестра, и я, между прочим, тебя кормлю и одеваю.
Лоре было нечем крыть. Верно, после смерти родителей, кроме Марьяниных денег, других источников дохода в семье не было. И старшая сестра не уставала раздраженно напоминать об этом.
- А ты, Лорка, водишь каких-то мужиков. Лучше бы устроилась на работу!
- Куда я пойду? А он, Марьянка, такой хороший! Он мне дал...
Лора хотела было сообщить сестре, что, в отличие от других "друзей", Кондрат дал ей десять долларов, чтобы немного реабилитировать сегодняшнего посетителя в глазах Марьяны, но передумала. Марьянка тут же потребовала бы отдать ей баксики на оплату коммунальных счетов или еще чего-нибудь, нет, лучше оставить их себе.
- Что он тебе дал? - спросила сестра.
- У него пистолеты в сумке! - выпалила Лора первое, что пришло в голову, чтобы увести разговор в сторону от десяти долларов.
- Господи! Ты смеешься?
- Правда, правда! - убедительно закивала Лора. - И еще фотография этого, как там его, по телевизору часто показывают, фамилия такая, ну... Этот, ну, "отец украинской гривны", банкир...
- Хоменко?
- Нет, нет, другая фамилия.
- Подопригора?
- Точно, он. Седой такой, улыбчивый. В общем, его фотография. - Лора глупо захихикала. - У нас в гостях был киллер! А что к чаю? Просто батон? Хоть бы конфет купила, Марьянка!
- Какая же ты дура! - возмутилась сестра. - Надо ведь в милицию!
- Зачем? - оторопела Лорка. - Зачем в милицию?
- Глупая какая, Господи! Если он киллер и собирается убить Подопригору!
- Ой, я не подумала! - изумилась Лора. Она и вправду не подумала. Факты укладывались в ее шестнадцатилетней голове в отдельные, изолированные ячейки и никак не взаимодействовали между собой.
- Хотя... - задумалась Марьяна. - Как-то малореально. Ходит по Киеву с оружием в сумке и фотографией Подопригоры. А если его остановят? Проверят вещи? Ты что, рылась в сумке?
- Ага, - довольно кивнула Лора. Про пачку долларов она решила не упоминать, чтобы не выводить разговор на денежную тему.
- Дурында! И зачем ты его вообще привела! Ну ладно. Ты, наверное, не разобралась, пистолеты ненастоящие. Не мог бы киллер таскать с собой такой опасный груз, да еще и пойти с ним в гости к незнакомой девке. Вспомни, наверное, они ненастоящие?
Лора задумалась. Если Марьяна говорит, что так быть не может, то, вероятно, пистолеты были игрушечными.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
научные статьи:   современные государственные идеологии России, Украины, ЕС и США --- закон пассионарности и закон завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    научная статья:   система праздничных дней и дней воинской славы для России, разработанная на основании ключевых дат в истории Руси-России
загрузка...

Рубрики

Рубрики