ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Чем ближе они подходили к конторе Гарта, тем внимательнее становилась Силван. Если Гейл и в самом деле устроила себе укрытие в кабинете отца, — а это более чем вероятно — ее присутствие может обернуться несчастьем.
Джеймс насупился, слова Силван показались ему непонятными.
— А чем Гейл лучше других ребятишек? Такая же своевольная. Вот зачем, скажите, она сюда ходит? Тут такой развал, чего здесь девчонке делать? Я, например, и не был тут ни разу с тех пор, как Гарт погиб.
Она изобразила удивление:
— Неужели?
— Нет. Я.., ну, нет. Я чувствовал себя таким виноватым, что видеть все это непереносимо. — Он резко засмеялся, и в голосе его она почувствовала боль. — И к чему мне ходить сюда и мучиться? — Силван поскользнулась и Джеймс успел подхватить ее. — Осторожнее! — предостерег он ее. — Не хватало еще чтобы с вами что-нибудь случилось.
Глядя на Джеймса сквозь сгущающийся полумрак, она видела его глубокие глазницы, его впалые щеки, его высокий рост. Похож на призрака — как Ранд, и как тот призрак, которого она увидала в первую свою ночь в поместье, и как еще один настоящий дух, вовлекший ее в веселую погоню, и как тень того призрака, которого она не разглядела — уж слишком поспешно метнулся он из ее комнаты. Все они похожи. Слишком много привидений, и все они слишком похожи друг на друга, а этот признается в своей вине. Джеймс — обходительный, милый, очаровательный Джеймс — был одним из тех, кто так похож друг на друга. А сейчас он не только говорит о своей вине, но еще и улыбается. Словно посмеиваясь над ее неспособностью сообразить.
— Как вы себя чувствуете? — спросил Джеймс. — У вас такой вид, будто вы привидение увидали.
Он еще издевается! И Силван по-настоящему разозлилась. Теперь она не сводила с него глаз.
— Гейл, если ты в кабинете своего отца, немедленно выходи, — громко сказала она, открывая дверь кабинета Гарта. Силван рассчитывала усыпить бдительность Джеймса и в то же время дать понять Гейл, что ей ни в коем случае нельзя покидать своего укрытия.
Заглянув в приоткрывшуюся дверь, Джеймс спросил:
— А вы уверены, что она тут? Воспользовавшись удобным моментом, Силван сунула голову внутрь и пригляделась. Гейл не было видно, и она облегченно вздохнула. Будто бы обращаясь к девочке, она сказала:
— Гейл, выходи! Хватит баловаться.
— Так она здесь? — В голосе Джеймса звучало удивление. — Тогда почему же не выходит?
— Откуда я знаю? — Силван постаралась сделать вид, что страшно раздражена. — Может, вы ей скажете?
— Я? — Джеймс приложил ладонь к груди. — Если уж она вас не слушается, то что я ей могу сказать?
А вот теперь Силван могла пустить в ход свой актерский талант. Прижав руку к сердцу и проникновенно глядя на Джеймса, она сказала:
— Маленькая Гейл тоскует по погибшему отцу. А вы так похожи на него! Попробуйте уговорить девочку — может быть, ваши слова покажутся ей более убедительными. — Силван толкнула его в кабинет. — Она прячется под письменным столом. Идите и позовите ее. Она к вам выйдет, я знаю, — А вы куда пойдете, пока я буду строить из себя дурака? — раздраженно спросил он.
— Останусь тут. Подожду вас обоих.
Он ей поверил. Этот дурень ей поверил, потому что он мужчина, а она — женщина. Женщины — это такие глупые создания, которые падают с обрыва, когда им кажется, что кто-то стонет или камни в них кидает, а это маленькие безобидные зверюшки в темноте шмыгают.
Она до сих пор не могла простить насмешек Джеймса. Как он издевался над ее страхами в ту ночь, когда спас ее! И сейчас ей даже хотелось, чтобы Джеймс оказался тем самым негодяем — она первая разоблачила бы его.
Шагнув в комнату, Джеймс завел уговаривающие речи, а Силван уцепилась за рукоятку одного из тяжелых металлических станков. Она налегла изо всей силы и надавила на эту железную деталь. Машина подалась где-то на полшага, может, чуть больше. Она опять толкнула станок изо всей силы и услыхала, как Джеймс сказал:
— Что в самом деле…
С перепугу, видно, у Силван появились новые силы, и она, испытывая жуткий страх и очень боясь не успеть, толкала станок так быстро и так сильно, как только могла. И подперла дверь этим массивным металлическим сооружением как раз тогда, когда дверь стала открываться ей навстречу. Не понимая, что случилось, Джеймс окликнул ее:
— Силван!
Она опять уперлась всем телом в станок и, вглядываясь в дверной проем, увидела, как Джеймс пытается просунуть пальцы в щель.
— Нет! — крикнула она и налегла на станок, и тут машина поехала вперед так легко, словно была на колесах.
Пальцы Джеймса сильно прищемились, и он завопил от страшной боли. Перепугавшись, Силван попыталась было толкнуть станок назад, но услыхала мужской голос:
— Нельзя!
Она взвизгнула и обернулась. Рядом с нею стоял отец Доналд. Это он смазал полозья станины, заставив металлическую махину так легко скользить по полу. Схватившись за сердце, готовое выскочить из груди, Силван сказала:
— Я его поймала!
— Вижу.
Его жесткое лицо поплыло перед ее глазами, и она подумала, что никогда не была так рада видеть другое человеческое существо подле себя. За всю свою жизнь она так не радовалась помощи.
— Это Джеймс во всем виноват.
— Да. — Священник кивнул, всем своим видом показывая, как он скорбит о заблудшем грешнике. — Это он.
— Силван, — вопил Джеймс. — Ну, послушайте, прошу. — Свободной рукой Джеймс что было силы колотил в дверь. — Прошу вас, Силван. — Потом она услыхала, как он бормочет:
— Мои пальцы.
И в Силван невольно шевельнулось сострадание.
— Его пальцы зажаты, — сказала она отцу Доналду. — Надо…
— Не надо.
— Ему же больно. — Она толкнула станок назад, пытаясь отодвинуть его от двери, но священник схватил ее за плечо и отшвырнул в сторону.
— Нельзя! — закричал он.
Она оступилась и, ударившись обо что-то тяжелое, растянулась на полу. Он возник над нею черной тенью, и ее воображение сразу же превратило его в нечто отталкивающее и зловещее.
— Ваше преподобие, — прохрипела она.
— Оставьте ее! — Джеймс бился в дверь всем телом. — Не смейте трогать ее! Если с Силван что-нибудь случится…
Слова Джеймса стали доходить до нее. Она попыталась встать, но парализованное ужасом тело не желало подчиняться.
— Ваше преподобие?
Она силилась отыскать что-то возвращающее уверенность в перекосившемся, накренившемся мире, но священник навис над нею с длинным обломком металлической трубы в руках.
— Это очень хорошо, что вы закрыли его там. Мне было бы куда труднее справиться с вами обоими.
Справиться О чем это он?
Ее юбки запутались, когда она падала, и он наступил на них ногой, когда она попробовала подняться.
— Даже и не пытайтесь встать. Вы просто упадете еще раз.
Носок его башмака больно ударил ее по щиколотке, и эта боль все никак не проходила.
— Боже милостивый!
— Я всегда привожу их к Богу. — Он улыбался ей, и вид у него, как всегда в такие моменты, был благостно проницательный. — Они всегда молятся, когда я кончаю с ними.
Джеймс продолжал кричать из-за двери:
— Силван, бегите! Силван едва ли слышала его. Во всяком случае, слова Джеймса почти не доходили до ее сознания, потому что все ее внимание сосредоточилось сейчас на его преподобии Доналде.
— Не подобает сочувствовать и помогать тому, кто противится воле Божией. — Это увещевание произнесено было с состраданием в голосе, но священник так цепко держал трубу, что даже суставы пальцев и ногти у него побелели.
— А я разве таким помогала?! — Она кинулась шарить в поисках хоть какого-то оружия, но как назло на полу не оказалось ничего подходящего — весь покореженный металл, остававшийся после катастрофы, из этой части цеха уже убрали, а пол подмели.
— Да как вам в голову могло прийти, что молот Господень не отыщет и не поразит вас?
Она ушам своим не верила. Заикаясь, она выдавила из себя:
— В-в-ввы — мм-м-молот Господа?
— А кто более достоин?
И его глаза тоже выглядели глубокими и пустыми в полумраке, разлившемуся в цеху, и его белокурые волосы… Они поблескивали даже в полутьме.
— Но вы же не можете быть призраком. У призрака волосы черные были. Он похож больше на Ранда и Гарта и, — она глянула в сторону кабинета, где все еще вопил Джеймс, — на Джеймса.
— Ох, женщина, как ты глупа. Ты видишь только то, что тебе хочется видеть. Вакса для сапог хорошо меняет цвет волос.
— И вы им не родственник. — Она с тоской поглядела через нагромождения покореженных металлических конструкций и поломанного и потрескавшегося дерева на улицу, где все еще было светло. Солнце, спрятавшись за горизонт, все еще дарило вечерней земле свои последние лучи. — Вы и не похожи на них.
— Не похож? Я?
Он засмеялся, и смех его прозвучал странно и зловеще. На секунду Силван показалось, что перед ней — сумасшедший. Она опять поглядела на длинную металлическую трубу, зажатую в его кулаке. Как же она ошиблась! И ошибка эта была роковой.
Священник продолжал своим мягким, укоряющим голосом.
— Первый герцог Клэрмонт разметал свое семя по всей округе, оплодотворив, среди прочих, и мою давно усопшую и легко соблазнившуюся пра-пра-пра-прабабушку. Мне говаривали, что выгляжу я так, как эти, из герцогского рода, и я подумал, что уж в темноте я тем более сойду за герцога. — Он снова наступил своим огромным сапогом на ее юбку, как только она попробовала шевельнуться. Силван подняла глаза вверх и увидела, что священник взялся за свою металлическую трубу обеими руками и улыбнулся мягкой упрекающей улыбкой.
— Другие женщины думали, Я — первый герцог Клэрмонтский, но вы лучше поняли, в чем дело, так что, боюсь, я вынужден буду преподать вам урок Никто в деревне не встречал Гейл, никто не видел Силван, и Ранд утомился и чувствовал досаду. Не диво, что монахи в Англии в седую старину давали обет безбрачия. Так уж наверняка убережешься от многих лет непрестанного страдания.
Сердясь и беспокоясь, он побрел к дому викария.
Конечно, по этому поводу монахи не страдали, зато наверняка мучились чем-то еще.
Аккуратный коттедж был обнесен забором, а дворик дышал свежестью трав и поздних цветов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики