ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но ведь то была чисто телесная тяга. И больше ничего. А сейчас что?
— А вы меня поцелуете? — не унимался Ранд.
— Я теперь безобидный, как ягненок.
«Скорее, как голодный тигр», — подумала Силван.
— Поближе, — прошептал он.
И у нее хватило глупости погладить тигра и послушать, как он мурлычет.
— Будем считать, что это входит в ваши обязанности сиделки. — Лапа тигра продвигалась по ее ноге все выше и выше, прикасаясь так а бережно, что она почти ее не ощущала. — Это, примерно то же, что удалять занозу из ладони, благодаря этой процедуре я по ночам буду просыпаться и думать, будто я еще мужчина.
Воспитание, полученное ею в отеческом доме, где все было пропитано цинизмом до такой степени, что он проникал в плоть и кровь, все же не могло притупить ее природного здравомыслия.
— Вы, наверное, всех горничных в Клэрмонт-курте перецеловали, чтоб убедиться, что вы еще мужчина.
— Думаете? — Рука Ранда неторопливо поднималась вверх, к лифу ее платья, чтобы расстегнуть его. — Тогда, быть может, вы поцелуете меня по другой причине?
— Это по какой? — Она глядела ему в глаза.
— Чтобы убедиться, что вы — еще женщина.
Он, пожалуй, прав, черт бы его взял, подумала Силван, — иначе почему бы она позволила ему обнимать себя? Ранд притянул ее к себе, и она не воспротивилась. Держал он ее так бережно, что их тела едва соприкасались, и Силван поразилась, откуда у этого грубияна столько нежности. И вот, наконец, он ее поцеловал.
Губы она в ответ не раскрыла, так что поцелуй пришелся куда-то в уголок рта, да еще его отросшая за день щетина колола ей щеку.
В общем, восторга Силван не испытала.
Хриплым, откуда-то из глубины груди идущим голосом он прорычал:
— Попробуем еще раз.
И, отбросив все свои нежности, властно, по-мужски схватил Силван и прижал ее к своей груди, так что она едва могла пошевелиться.
А она позволила ему и это.
Двумя пальцами он закрыл ее глаза, а потом сдвинул волосы со лба, наклонился и стал целовать, слегка покусывая ее губы. А когда она раскрыла их в ответ на его поцелуи, то почувствовала его язык, прикасавшийся к покусанным местам, словно стараясь смягчить даже эти, такие слабые укусы. Она поняла, что Ранд выпил — ощущался запах бренди — и что ему нравится нежно и бережно касаться языком внутренней поверхности ее губ. Казалось, ее губы для него — как дорогой леденец, который должен медленно таять во рту, продлевая наслаждение.
И сама Силван буквально таяла в его объятьях, почти бездыханная, и ждала, что он еще придумает.
Теперь руки Ранда ласкали ее грудь, поглаживая, пробуя на вес, а губы по-прежнему не отрывались от ее губ. Большим пальцем он нащупал ее сосок и теперь играл им, шевеля взад и вперед. Кружево легкой сорочки скользнуло по коже в такт его движениям, и она даже задрожала, до того приятно было.
Очень осторожно он раскрыл ее губы и прикоснулся языком к ее зубам. Силван отпрянула :, напряглась, дивясь его дерзости и особенно тому, что ей эта дерзость, пожалуй, нравится. Ранд повторил попытку, И на этот раз она покорно поддалась, предоставив его языку полную свободу действий. В этих прикосновениях было что-то настолько интимное, что Силван вдруг ощутила острую близость к этому человеку, какой никогда не испытывала ни к кому прежде.
Она очень мало знала его. И далеко не все ей в нем нравилось. Но именно это она почувствовала тогда, когда они танцевали в Брюсселе.
Им было хорошо вместе.
— Что, всю работу спихнула на меня и рада, а? — с грубоватой нежностью проговорил Ранд и потерся своей шершавой щекой о ее кожу. — Силван приоткрыла глаза и увидела, что Ранд весело подмигивает ей. И тогда она сама потянулась к нему. И он поцеловал ее. По-настоящему. Вкус, прикосновение, настойчивость — все по-другому, не так, как раньше. Не только их губы слились, они и сами раскрылись навстречу друг другу. Поцелуй был глубоким, долгим, в нем исчезли и прошлое, и будущее, оставался только этот миг, который, казалось, будет длиться вечно.
— Лорд Ранд, мисс Силван. Довольно! Силван почувствовала, что кто-то трясет ее за плечо, а потом до нее дошел суровый и властный голос Бетти.
— Лорд Ранд, ну-ка, отпустите ее. Отпустите ее немедленно, сию минуту! Джаспер, пусть он ее отпустит!
Силван открыла глаза и встретила туманный взгляд Ранда, обращенный куда-то в глубь себя. Ранд был настолько поглощен своим занятием, что не замечал ничего вокруг. Но вот взор его прояснился, И он укоризненно сказал:
— Ну до чего же ты не вовремя, Бетти, только-только у нас что-то стало получаться. Могла бы и подождать немножко. Но не ругайся. Я сейчас. — Он еще раз провел ладонью по груди Силван. — Одну секунду.
Резко отстранившись, Силван украдкой глянула на потрясенную Бетти и на одеревеневшую физиономию Джаспера и стала затягивать лиф своего платья. Нарочно двойным узлом завязала, чтобы уж никак он развязаться не мог. Пальцы ее дрожали.
— Сделанного назад не воротишь. Да и не забыть вам того, что между нами произошло.
Голос у Ранда был угрюмый, но она почувствовала в нем ласку.
— По-моему, нам обоим стало кое-что понятнее.
Взгляд Силван скользнул вниз, по подолу платья, и она прижала ладони к пылающим щекам. Никогда не бывала она в таком состоянии и так близко с мужчиной. А вот он-то, похоже, ничуть не смущен.
Ранд пробормотал:
— Во всяком случае, теперь нам определенно известна ваша способность исцелять недужных.
Очень уж легкомысленный был у него тон да и говорил он так, будто она теперь превратилась в его собственность, и Силван окончательно рассердилась. И потому, не думая, ляпнула:
— Может, и исцелять недужных, но не воскрешать мертвых.
Ранд только откинул голову назад и разразился хохотом, но в голосе Бетти послышалось возмущение:
— Мисс Силван, это жестоко.
— Да она не жестокая, Бетти. — Ранд подался вперед и сказал, явно поддразнивая Силван:
— Она испугалась.
— Я вас не боюсь.
— А мне надо, чтоб вы боялись.
Но почему? Этот вопрос так и вертелся на кончике ее языка. Зачем ему надо ее пугать? Но Силван чувствовала какой-то подвох и решила лучше промолчать.
Он позволил ей дойти до двери, он дал ей почувствовать вкус вновь обретенной свободы, но когда она уже шагнула в коридор, крикнул ей вслед, как бы отвечая на незаданный вопрос:
— Да потому, что меня влечет к вам, а вас — ко мне!
О, с каким удовольствием Силван послала бы его ко всем чертям — у нее нашлись бы для этого подходящие слова — ругани она наслушалась достаточно на поле боя. Но хорошее воспитание, полученное в детстве, взяло верх, и она ограничилась лишь одной фразой:
— Вы — отвратительное чудовище! Звуки ее удаляющихся шагов давно затихли, а он все продолжал смотреть на дверь, через которую она ушла.
— Лорд Ранд? — Джаспер, понимающе ухмыляясь, дожидался, когда, наконец, хозяин решит отойти ко сну и, стало быть, будет нуждаться в его помощи. — Она, значит, и вправду такая, как все говорят, да?
Ранд неохотно оторвался от своих дум и переключил внимание на слугу:
— Это ты про что?
— А то, что ее и просить не надо. Она сама напрашивается.
Все еще взбудораженный желанием, Ранд повторил за денщиком:
— Напрашивается?
Джаспер подался к хозяину и по-товарищески подмигнул ему.
— А то нет? Полезла в чужую кровать как ни в чем не бывало и в момент освоилась, что в доме родном.
До Ранда, наконец, дошло, о чем это толкует его верный оруженосец, и скопившаяся в нем энергия вдруг нашла выход. Схватив слугу за грудки, так, что тому стало трудно дышать из-за тянувшего шею ворота рубахи, Ранд подтащил Джаспера совсем близко и, склонившись лицом к его лицу, яростно прошипел:
— Чтоб я от тебя этого больше не слышал, понял? И никто другой от тебя тоже этого не услышит. Я полагаю, тебе не очень хочется в родную деревню, верно? Так вот, если ты не думаешь вернуться туда завтра же, ты забываешь и навсегда! — все, что тут видел, и выказываешь мисс Силван подобающее почтение. Ясно? ! Глаза у Джаспера чуть не вылезли на лоб, и он, задыхаясь, кивнул. Напоследок тряхнув его еще разок, Ранд отшвырнул от себя незадачливого слугу, и тот рухнул на пол, больно ударившись спиной.
Но Ранду уже было не до него. Нахмурив, брови, он о чем-то напряженно думал и, наконец, обращаясь сам к себе, произнес:
— Значит, то, что говорили про Хибберта, Правда.
* * *
Покойник не умолкал:
— Силван, помоги. Прошу тебя, Силван.
Запах подгнившей плоти ударял в ноздри, как будто сначала в нее вцепился один труп, а потом еще, еще. Пальцы мертвецов, влажные и бледные, но цепкие, лезли под ее сорочку, ощупывали плечи, шею. Она содрогалась от их царапавших ногтей, сухих, как мерзлая трава, как дрок зимой.
— Помоги мне. Я слишком молод.
Они куда-то тащили ее, требуя помощи. Край могилы оседал под ее ногами, а она отчаянно не хотела туда, сопротивляясь изо всех сил. Рыхлая сырая земля налипала на кожу. Грязь осыпалась дождем вниз.
— Не сейчас. Я еще не умираю.
Духи высасывали воздух из ее легких. Нечем было дышать.
— Помоги!
Она отбивалась, а ужас волнами накатывал на нее.
— Спой мне.
Она пыталась закричать, но не могла — прах лез ей в горло.
— Возьми меня за руку.
Она хотела отдернуть свою ладонь, но ничего не выходило.
— Помоги.
— Не могу! — Резко дернувшись, Силван упала на колени и ощутила под ногами пушистый ковер. Она озиралась, как, испуганная дикарка, и ничего вокруг себя не узнавала, а потом медленно склонилась вниз, пока щека ее не почувствовала прикосновение мягкой шерсти.
— Как же я помогу тебе? Ты мертв.
Пляска мертвецов продолжала неистовствовать, призраки не успокаивались, но вот они понемногу начали исчезать, волоча за собой свои развевающиеся балахоны. Они отступили, но надолго ли?
Силван потерла глаза — они были сухими, потом медленно оторвала тело от ковра на полу и оперлась о кровать. Спина ощутила гладкую поверхность полированного дерева, и это вернуло ее к действительности, освободило от страшного кошмара, и она поняла, что находилась сейчас на грани безумия. Теперь она все вспомнила. Ранд Малкин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики