ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Испугалась?
— Ну, того негодяя, что призраком притворялся, который Гарта убил и тебе угрожал.
— Я? Испугалась? — оскорбленно вскинулась Силван, но вдруг замолкла. — Да! Я боюсь призрака.
Ей пришлось противоречить самой себе. Он в этом был уверен. Не очень-то она боится мужчины, изображавшего из себя привидение, но чего-то она все-таки боится. Точно.
— Силван, в чем дело?
— Не хочу пострадать от этого безумца. Лучше я в Лондоне останусь.
— До конца дней наших?
Она потерла уголком простыни свой лоб. Чтобы вытереть пот? Или голова у нее болит? Или хочет спрятать свое лицо?
— Это, конечно, невозможно, я понимаю. Но хоть еще на несколько месяцев или по крайней мере до конца следующего сезона.
— Следующий сезон начнется только в мае будущего года, а закончится так и вообще только следующим летом. А я надеюсь отпраздновать Рождество в кругу семьи.
Силван молчала. Но Ранд не отступался.
— Мы с тобою муж и жена, и теперь, когда все наши затруднения разрешились, нам надо быть вместе. — И, сделав вид, что она его убедила, Ранд добавил:
— Я останусь с тобой в Лондоне. Если хочешь, мы можем пожить в доме твоего отца. Мы с ним еще как следует не познакомились.
— Это было бы…
— И, по-моему, ты захочешь помочь своей матери.
Силван резко поднялась и печально, но решительно сказала:
— Ей не поможешь. Мать не переменится. Я это осознала много лет назад. Но ты прав. — Она поглядела прямо ему в глаза. — Чего мы добьемся, если будем сторониться Клэрмонт-курта?
— Ну так поехали домой. Чего ждать?
— Ладно. — Она сбросила простыни и одеяла, позволив ему на миг увидеть все то, чем он овладел в предшествующую ночь, и нырнула в ночной халат. Лишь тогда, когда она укуталась вся, Ранд подошел к ней.
Силван сказала:
— Все думаю, как я буду встречена твоей родней.
Слова ее прозвучали так буднично, что Ранд чуть не поверил, будто она и впрямь соскучилась по его родственникам. Но когда он обнял ее и повернул лицом к себе, то почувствовал, как она замкнулась и насторожилась. И опять словно стена выросла на его пути к Силван, и он тщетно бился в эту стену, пытаясь разрушить ее.
Но одну победу он все же одержал — они едут домой!
— Стоп! — крикнула Силван. — Остановите коляску вот здесь.
Джаспер как будто ждал этой команды, потому что потянул поводья и остановил лошадей, а сам развернулся на своем высоком сиденье.
— Выпусти меня, — скомандовала она Ранду, и он выскочил из кареты, чтобы подать ей руку.
Снова дома.
Она и не думала, что у нее будет такое чувство, когда она вновь ступит ногой на землю Клэрмонтов, а вот, поди ж ты. Ранд как-то устроил, что Джаспер повез их в стэнхоуповской двуколке, и, точно так, как это было а первый раз, Джаспер очень критически оглядел ее, отыскивая какие-то изъяны. И точно так, как это было в первый раз, у нее перехватило дыхание, стоило им подняться на вершину первого холма и она окинула взором бескрайние просторы, раскинувшиеся перед ее глазами.
Как всегда, с океана дул ветер. Воздух был уже по-осеннему сладок, и Силван глубоко, всей грудью вдохнула эту целительную свежесть. Ей не хотелось возвращаться сюда. В памяти до сих пор жива была сцена их последней ссоры, когда Ранд так грубо оскорбил ее. И она боялась опять оказаться лицом к лицу с работниками с фабрики — и, может быть, выслушивать их упреки. Ведь кто знает, что с ними сталось после ее лечения? Еще она боялась косых взглядов своих новых родственников, которым, конечно, не так-то легко смириться с ее далеко не безупречной родословной. А самое главное — она боялась своих страхов. Но сейчас и здесь ничто не имело никакого значения, потому что она возвращалась в дом родной.
И когда Ранд обвил своей рукой ее талию, она благодарно склонилась к нему на грудь.
Море по-прежнему тянулось в вечность голубой дымки и мрачно-величественных туч высоко вверху. Холмы по-прежнему громоздились и налезали друг на друга, но вот листва понемногу начинала менять усталую зеленоватость на яркие красные и золотые цвета. Трава оставалась высокой, по крайней мере там, где не паслись овцы, И лишь на самых верхушках стеблей замечалась Пробивающаяся желтизна. Далеко-далеко она видела квадраты спелых злаков — пшеницы и ячменя — и сначала их освещало солнце, а потом, когда тучи сгустились и набрякли дождем, на хлебные поля пала густая тень.
— Похоже, что к приезду нашему нагнало непогоду, — заметил Джаспер. — Давайте-ка лучше в коляску, леди Силван, не то, неровен час, на вас сухой нитки не останется, так вот, мокрой, и явитесь в поместье.
Крепкие руки Ранда заботливо подсадили ее в коляску.
— А что, хлеба еще не жали? — спросил он у Джаспера.
— На тех склонах, на которых солнца было побольше, уже все убрали, и еще кое-где приступили к жатве, там, где у арендатора постоянный участок. Но по большей части крестьяне говорили, что еще недельку подождать надо. Пусть зерно силой нальется, пусть, как мой отец говаривал, колос потяжелее станет. — Джаспер мотнул головой в сторону тучи, волновавшейся и разбухавшей над морем. Ветер уже гнал ее к берегу. — Вот и дождались.
— В этом деле всегда риск есть, — заметил Ранд.
— Ага, а мой отец еще дивился, что это я служить пошел, а в земле копаться не захотел. — Джаспер подстегнул лошадей. — Говорил, я свободным не буду, коль у меня своего клочка земли нет, а я говорю, что любой солдат посвободнее будет мужика, который всю дорогу на погоду оглядывается.
Внезапно ветер пахнул холодом и сорвал шляпу с головы Силван, но она даже не успела крикнуть Джасперу, чтобы тот попридержал коней. Джаспер выругался, а Ранд приказал:
— Давай живей.
— Что стряслось? — поинтересовалась Силван. Ветер так же внезапно стих, и все вокруг казалось мирным и спокойным.
— Град, — бросил, объясняя свою тревогу, Джаспер. — Тучка-то с градом.
Она опять поглядела на серое чудовище, стремительно заполнявшее горизонт.
— А вы откуда знаете?
Но Джаспер не пожелал вдаваться в объяснения. Буркнув что-то себе под нос, он только еще крепче взялся за вожжи. Карету подбрасывало на ухабах извилистой дороги.
Ее любопытство удовлетворил Ранд.
— Почувствовала, какой ветер вдруг ледяной подул? Сейчас уже осень, а в это время у нас случаются сильные бури. — Из тучи змеей выползла молния, Ранд подождал, считая не громко, а когда послышался гром, сказал:
— Шесть миль отсюда, Джаспер.
— Недалеко, — вздохнул возница. — И очень быстро идет сюда.
Силван Ранд сказал:
— Они, эти шальные бури, и налетают быстро, и улетают быстро, но случается, что такая вот непогода губит урожай. — Когда он взглянул на быстро двигавшуюся тучу, губы его искривила скорбная гримаса. — А где они деньги возьмут, если урожай пропадет? Обитатели Малкинхампстеда живут тем, что выручат за свой хлеб.
— Так из-за этого они будут бедствовать? — Силван с ужасом глядела на тучу, из которой вырвалась еще одна молния. Потом блеснула еще одна, а потом еще и еще, внезапно потемневшее небо прочерчивали огненные зигзаги.
— Как бы нам самим не угодить под ливень. Да еще с градом. — Голос Ранда был мрачен. Видно, его всерьез беспокоило положение дел.
Гром на этот раз прогрохотал куда громче, а молнии уже и не исчезали: сверкнула одна, и сразу же за нею — следующая. Ветер дул все сильнее, и его порывы обрушивали на коляску все новые и новые порции студеного воздуха. Ранд снял с себя шерстяное пальто и закутал в него Силван, так что она превратилась с бесформенный куль. Когда она вздрагивала, потому что молния сверкала особенно ярко или гром грохотал совсем близко, он всякий раз прижимал ее голову к своей груди и пробовал успокоить.
— Может, мы еще сумеем добраться до Малкинхампстеда прежде, чем на нас обрушится буря.
Джаспер наклонился вперед и что-то сказал лошадям, и двуколка понеслась, подпрыгивая на всех кочках. Лошади перешли в галоп.
Силван уставилась на тучу. Не успеть им! Ничто не обгонит эту тучу. Темень, сродни той, что бывает в самые черные ночи, окутала все вокруг, а уж потом забарабанил холодный, леденящий дождь.
Она съежилась, а Ранд накинул пальто еще и ей на голову. И тут обрушился град. Карета неожиданно встала: Силван выглянула из-под пальто и увидела, что Джаспера нет, что он куда-то пропал. Маленький шарик — градинка — ударила ее в лоб, и она накинула пальто и на голову Ранда. — А где же Джаспер? — прокричала он, пересиливая визгливый ветер и барабанную дробь сыплющегося с небес града.
— Лошадей держит, чтобы они не понесли. Она и Ранда-то толком не видела, но его голос звучал совсем рядом, и это ее утешало. К тому же его губы прикасались к ее виску.
— А его не убьет?
— Да у него голова крепкая.
Не будь ее тут, он бы вместе с Джаспером коней держал, это Силван точно знала. А так ему пришлось ограничиться заботой о своей перепуганной женушке. На всем их пути из Лондона Ранд был подчеркнуто ласков с ней, но Силван мучила тревога. Кажется, Ранд твердо решил доискаться причин ее беспокойства. А если он узнает о тех мрачных призраках, что тянут к ней руки из прошлого — не наполнится ли его душа ужасом и отвращением?
Молнии сверкали до того ярко, что Силван замечала их через несколько слоев укрывавшего ее пальто, да еще через свои плотно сомкнутые веки, а гром заглушил бы ее вопль, вздумай она кричать от страха. Как хорошо, что Ранд сейчас с ней! Она вцепилась пальцами в его сорочку. Удивительно — никакой другой человек не давал ей такого чувства безопасности, как Ранд. Рядом с ним она готова выдержать любую бурю.
— На Ватерлоо похоже.
Это сравнение заставило ее всю сжаться.
— Гремит, шумит, страшно! Помнишь? Меньше всего Силван хотелось говорить на эту тему, и она резко ответила:
— Я в бою не была.
— Но в Брюсселе-то ты бывала. И канонаду слыхала. Может, даже за боем наблюдала с расстояния.
Как-то неуютно стало под пальто. Холодно. Зябко.
— Да и на поле боя ты потом побывала. После сражения. Разве не страшно было глядеть на все эти трупы, на искалеченные тела, слышать стоны раненых, предсмертные хрипы?
Как жарко стало. Не продохнуть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики