ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Или она делала вид, что глядит в окно. Потому что шторы были опущены с намерением не пропустить в комнату ни единого луча утреннего солнца.
Словом, Ранд понял, что, предприми он что угодно, вряд ли получится хуже. Настолько худо уже было.
— Привет, жена. — В полумраке он увидел, Как она поворачивает к нему голову. Он подошел к окну и поднял шторы. Яркое солнце хлынуло в комнату, и Силван закрыла глаза руками. Ранд с деланной веселостью сказал:
— Я на прогулку собираюсь. Пойдем со мной.
— В другой раз, — Она отняла руку от глаз, но на него по-прежнему не глядела, — Ты не заболела?
— Да нездоровится что-то.
— Может, у тебя твои дни настали? Она покачала головой.
— Нет.
— Гм. — Он взял ее за подбородок и поверил к себе. Какое-то мгновение она беззащитно смотрела на него, потом опустила голову, как будто боялась взглянуть правде в глаза. Ясно было одно: в этой ее опечаленности есть что-то болезненное.
— Пойдем со мною, — уговаривающе произнес он. Голос прозвучал хрипловато. — С тех пор, как мы приехали, ты так редко выходишь из дому.
— Знаешь, эта буря, ну, которая застала нас, когда мы подъезжали к Малкинхампстеду, она меня напугала.
Все это звучало почти по-детски, она оправдывалась, не надеясь при этом, что кто-то поверит ее оправданиям. Он разумеется, не поверил, зато еще раз убедился, как права была его мать.
— Ты испугалась? Да что может устрашить женщину, которая меня не боялась, когда я был вне себя от ярости? Я уж не говорю о том, что эта женщина не отступила даже при виде привидения со здоровенной дубиной.
— И ты, и тот призрак — всего лишь люди. Мужчины. Но если опять разразится ураган, я окажусь в его власти. Это совсем не одно и то же.
Ранд поглядел на силуэт своей жены и подивился: неужто она не понимает, что на свету все становится прозрачнее, в том числе и то, что у нее на душе. Во всяком случае, то, что написано на ее лице, читается куда легче. Напугана она, это да, но не бури она боится. На женщину, которая с таким удовольствием блуждала по всему Клэрмонт-курту, забираясь в самые неизведанные уголки, это было как-то не похоже.
— Силван, послушай, со времени той бури еще ни одного дождя не случилось. А скоро октябрь. Ты потом локти будешь кусать от досады — что просидела взаперти такие славные деньки. Пошли, а? Навестили бы наше любимое место. Вспомнили бы там вместе кое-что.
Губы ее приоткрылись, и она взглянула на него с такой обнаженной тоской, что у Ранда заныло сердце. Ее задело воспоминание о Буковой ложбине и его предложение сходить туда.
И тогда он ответил за нее так, как хотел бы, чтобы ответила она:
— Идем. Я скажу Бетти, чтобы она собрала для нас корзину.
— На самом деле.., я не хочу…
Но Ранд уже был у двери.
— Одевайся. Переодеться в прогулочное платье ты сможешь минут за двадцать. Значит, через полчаса я жду тебя.
— Не знаю уж…
— Я тебя жду у парадного входа. Если тебя там не будет, приду сюда и все равно заберу тебя на прогулку. — Он не стал дожидаться ее возражений, а просто закрыл за собой дверь и двинулся на кухню. Лицо его нахмурилось. Видно, и правда он что-то делал не так, если ее хрупкое Доверие к нему куда-то подевалось. Сейчас самое время взяться за ее исцеление. Неужто ему это не под силу? Смогла же она показать ему, как это делается, когда он разуверился в себе.
В то время как Ранд спускался по ступенькам вдруг шумно распахнулась парадная дверь, в прихожую ворвался резкий ветер. — Дорогу блудному сыну! — услышал Ранд смеющийся возглас.
— Джеймс! — Ранд соскочил со ступенек и больно ударился ногами о твердый пол.
— Ранд! — Джеймс прыгнул из дверного проема и, поскользнувшись на скользком парапете, еле удержался. Оба дружно захохотали.
Ранд не стал обращать внимания на раздражающее жжение в ногах после неудачного прыжка и, смеясь, обратился к брату:
— Что-то не очень ты похож на изможденного дорогой путника.
— Но я самый настоящий усталый путник. — Джеймс драматическим жестом приложил ко лбу тыльную сторону ладони. — Пять дней в пути. Прямо из Лондона.
— Я за трое суток успевал, — заметил Ранд.
— Да, но боюсь я, тебе при этом не приходилось задерживаться и тратить свое время на одинокую вдовствующую графиню, нуждающуюся в моем личном внимании. — Джеймс подмигнул и ухмыльнулся.
— Верно, этого не было. Зато я вез Силван. Явное облегчение Джеймса было искренним.
— Так ты смог настоять на своем и привез ее домой, так, что ли?
— А куда она денется?
— И то правда. — Джеймс выглянул на улицу и завопил:
— Эй! Вы что, поосторожней не можете? Снимайте поклажу аккуратно, а не швыряйтесь чемоданами. Слышите, вы?! — Он высунулся из открытой двери, распекая нанятых носильщиков, а потом увидал Джаспера и закричал еще громче:
— Эй! Джаспер, сюда! Надо приглядеть за этими пустоголовыми. Ясно? — И добавил раздраженно:
— Тупицы чертовы. Ничего нельзя им доверить.
Помолчав, Ранд осторожно поинтересовался:
— Может быть, они опасаются, что труды их пропадут зря?
— Ты что, про карманы мои говоришь? Хочешь, чтобы я вывернул их наизнанку? — взвился Джеймс.
— А что еще их, по-твоему, должно волновать? — отвечал Ранд. — Тебя-то почему домой потянуло?
— Пошлое любопытство. — Джеймс ткнул пальцем в направлении ожидавшего распоряжении дворецкого, и тот поспешил помочь гостю освободиться от пальто и шляпы. — Слушай, я так и не понял, по какой причине ты ко мне не заехал, когда был в Лондоне. Я что, чем-то тебя обидел?
— Да ты что, — тепло сказал Ранд. — Просто надо было побыстрее вернуть Силван в Клэрмонт-курт. Больше ни до чего мне дела не было.
— Понимаю, — хитро подмигнул Джеймс. — Спасибо, Джаспер. — Джеймс довольно заулыбался, глядя, как Джаспер и трое других слуг побили чемоданы по лестнице. — Джаспер, поосторожнее с этими баулами, ладно?
— А с возчиками что? — спросил Джаспер. Джеймс напустил на себя непонимающий вид.
— А что с ними сделается?
— Ох, ради Бога. — Ранд полез в карман и вытащил оттуда несколько монет, вручив их Джасперу. — Отдай этим людям деньги и скажи, что они могут отправляться восвояси.
— Ты такой молодец, — признательно сказал Джеймс.
— А ты вернулся потому, что уже успел промотать все, что получил от меня?
— Ты не веришь в мои родственные чувства? — Джеймс прикинулся обиженным.
— Это весь твой ответ? — Ранд хлопнул Джеймса по спине и подтолкнул его в направлении гостиной. — Как бы то ни было, мать обрадуется.
— Только мама и может любить, — шутливо отозвался на это Джеймс, но смеялся он, похоже, над собой.
— Пойдем, выпьем, расскажешь, как тебе везло.
— Минуточку. — Ткнув пальцем в дворецкого, Джеймс скомандовал:
— Вы! Проследите, чтобы эти сумки занесли ко мне в комнату, понятно? А Бетти скажите, что я вернулся, так что пусть она позаботится насчет ужина. Чтобы был сливовый пудинг и бланманже на десерт.
— Ты просто очарователен в своем обхождении с теми, кто ниже тебя по положению в обществе, — ядовито заметил Ранд.
— А что? Я вежливо разговаривал, — заспорил Джеймс. Повернувшись к дворецкому, он спросил:
— Я достаточно вежлив с вами? Дворецкий поклонился.
— Разумеется, лорд Джеймс.
— Вот видишь. — Джеймс победоносно помахал рукой в воздухе. — Я — сама учтивость.
— Ты даже не знаешь, как его зовут.
— А зачем мне это?
— Он тут уже двадцать лет.
— Ну и что? — Джеймс налил себе виски и залпом выпил свою порцию. — Значит, хорошо работает. — Ранд только крякнул, а Джеймс засмеялся. — Зануда же ты, кузен. До меня слух дошел, что тут на вас буря налетела и все переломала.
Ранд высоко вскинул брови и удивленно поглядел на двоюродного брата.
— А где это ты мог слышать такие разговоры?
— В Лондоне много чего известно. Но это, понял я, никакие не слухи. Я же проезжал через поля. Всех этих муравьишек поприжало, а?
— И здорово.
— Фабрику откроешь? Чтобы они не подохли с голоду, да?
Ранд изумленно глядел на Джеймса.
— Я так и знал, я так и знал! — Джеймс взорвался и отчаянно замахал руками. — Я по лицу твоему все вижу. То-то оно такое виноватое.
Ранд попытался перейти в оборону.
— Работницы все время меня об этом спрашивают, и я подумываю об этом.
— Он думает. — Джеймс швырнул свой бокал в камин, и хрусталь разлетелся в мелкие брызги. — Да чтоб оно все тут провалилось! Ранд! Ты что совсем с ума сошел? Собираешься все начать с начала?
Ранд был озадачен. В самом деле, почему Джеймс так горячится?
— Ты про что?
— Да про то, что есть какой-то мерзавец, по которому виселица плачет, а может, и не один. Ему очень не по душе затея с фабрикой, и ты это знаешь.
— Тебе тоже не по душе затея с фабрикой.
— Калечить людей из-за нее я не стану.
— Калечить людей…
— Это фабрика, только фабрика, всегда эта фабрика. — Джеймс поднялся и схватил Ранда за грудки. — Ты что, не понимаешь? Пострадавшие — они на фабрике работали, сама фабрика, мисс Силван.
Ранд оторвал руки кузена и отстранялся от своего горячего родственника.
— Силван тут ни при чем.
— Она помощь оказывала раненым женщинам. И если какому-то рехнувшемуся захотелось прикрыть фабрику, то для него опаснее мисс Силван никого не было. Только один человек был еще хуже. Это сам Гарт. — Весьма поразившись здравомыслию Джеймса, Ранд потер подбородок.
— Любопытная теория, Джеймс.
Джеймс все еще не сел, он напряженно глядел на Ранда, грудь его ходила ходуном.
— Так ты этого делать не будешь?
— Если открыть фабрику, — мягко сказал Ранд, — то негодяй, который убил моего брата, даст о себе знать, правда?
Громко проклиная все на свете, Джеймс рухнул в кресло.
— Тебе-то какая разница? Сиди себе в Лондоне. Ведь это тебя не касается, не будет мое дело пачкать твое доброе имя.
Джеймс уставился на Ранда.
— Не поеду я в Лондон.
— Да ты не бойся, Джеймс. — Ранд похлопал его по плечу. — Подкину я тебе на карманные расходы.
— Ни за что я туда не вернусь.
Ранд удивленно разглядывал двоюродного брата. Тот словно бы тропическую лихорадку подхватил.
— Ты что, в какие-то хлопотные дела впутался?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики