ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Иван Тропов
Клан быка
Часть первая
«ЛЕГКОЙ СМЕРТИ!»
Сначала была козлиная морда.
Но не обычная, а какая-то странная: большая и приплюснутая, словно карнавальная маска. Один рог наполовину отбит, в ухе болтается золотое кольцо.
– Ну что, браток? – с сочувствием покивала морда. – Попал, да?
Леха помотал головой, прогоняя наваждение. В самом деле, попал… Это чем же вчера день закончился, если утром до говорящих козлов дошел!
Особенно противна была жиденькая седая бородка, свалявшаяся от грязи. И воняет от этого козла…
– Слышь, ты, бычара! – нахмурился козел. – Фильтруй базар, да?
Морда оскалилась, показав зубы. Крупные, но сточенные и гнилые. Из пасти дохнуло таким смрадом…
Леха дернулся назад, подальше. Вот ведь кошмарчик! И не пропадает никак. Леха поднял руки, чтобы потереть лицо и окончательно проснуться, прогнать это странное наваждение. Но руки…
Не то чтобы руки не слушались. Нет, очень даже слушались. Вот только… Леха поморгал, разглядывая то, что ощущал как руки.
– Привыкай, – снова вполне миролюбиво сказал козел. – Ниче, жизнь еще и не так раскорячит.
Руки…
Честно говоря, это были не совсем руки. Передние ноги то ли коня, то ли быка. Сгибались они совсем не так, как человеческие руки. Не вперед, а куда-то под живот. Глаза ими не протереть.
А с непротертыми глазами паршиво. Само по себе наваждение развеиваться не собиралось. По-прежнему в теле какого-то скота, а настырный козел все так же дышит прямо в лицо чем-то помоечным.
– Ну ты, парнокопытное! – зашипел козел сквозь зубы. – Достал, да?! Я – сатир! Усек? И следи за грызлом! А то по рогам огребешь.
Сатир угрожающе всхрапнул, но взял себя в руки.
– Ладно, – смилостивился он. – Показываю один раз. Вот тут надавливаешь, чтобы управлять речевой чувствительностью.
Он ткнул в сгиб Лехиной ноги.
– Чем управлять? – нахмурился Леха.
Офигеть. Галлюцинация, да еще такая буйная…
– Ах ты, тормоз, – вздохнул сатир. – Ну вот подумай теперь что-нибудь!
Леха нервно сглотнул. Что-то слишком долго это все для бреда. Слишком связно, слишком логично. И сознание – вполне чистое…
А вдруг это – не пройдет?
Вдруг это – насовсем?!
– Ну, что? – нетерпеливо спросил сатир. – Уже подумал?
– Да…
Кажется, что-то прояснялось. Не только про речевой контроль. Всплывало мелкими кусочками из памяти, все быстрее. Но… это что-то было настолько дурацким, настолько невозможным… Мысли путались и разбегались.
– За что попал-то?
– Попал?… – на автопилоте повторил Леха, изо всех сил пытаясь понять, что же происходит. – За что?…
И тут вспомнил. Все. Сразу.
Леха застонал и повалился на землю.
…Москву заносило с самого утра. Небо затянуло сплошным пологом облаков, где взглядом не за что зацепиться, и из этого моря небесной простокваши валились хлопья мокрого снега. Засыпали крыши домов облепляли пешеходов, таяли на тротуарах и на дороге, превращаясь в кашу изо льда и грязи.
В воздухе мешались сырость и тоска, радио несло какую-то муть… Леха протянул руку и отключил автомагнитолу, но легче не стало. Со всех сторон тарахтели двигатели выхлопные трубы выбрасывали клубы сизого пара. Где-то впереди случилась авария, и эта сторона шоссе встала. Длинная цепь машин, конец которой терялся где-то за пеленой снега.
От всего этого странное чувство нереальности, отчужденности от всего этого мира стало еще сильнее.
Прошло уже два месяца, как сменил казенный камуфляж на джинсы и старую добрую косуху. Вот только тот парень что три года назад весело гулял в этих джинсах и косухе по городу – своему городу! – этот парень почему-то никак не хотел возвращаться…
Все вокруг вроде бы знакомое – и все-таки непривычное Странное. Чужое.
Все эти люди вокруг, странно расслабленные, рассеянные… мягкотелые. Равнодушно ползущие куда-то по своей маленькой жизни… зачем? для чего?
Не понять.
Леха вздохнул. Два месяца уже просто так шлялся по этому городу, ничем не занимаясь. Катался на своей старенькой «девятке» куда глаза глядят. Смотрел на этих людей пытался влиться в эту жизнь – и не мог.
Иногда подвозил кого-то – не из-за денег, нет, просто хотелось, чтобы кто-то сидел рядом. Послушать, что они говорят. Чем живут. Проникнуться этой жизнью…
И никак не мог. И еще это чертово простоквашное небо сегодня. И вставшая намертво череда машин… Эх, убраться бы отсюда прочь… От всего этого… Далеко-далеко… Надолго… А лучше – навсегда. В совершенно другой мир… Наконец-то машины впереди сдвинулись с места. Стало свободнее, и Леха тут же выбился в крайний ряд – не ровен час, опять встанут! – и на первом же перекрестке свернул к центру. Справа пошло длинное новое здание: дорогая гранитная отделка, огромные затемненные стеклопакеты, монументальная дверь в два человеческих роста…
И человек, за которого взгляд невольно зацепился.
Мужчина. Вроде бы такой же, как все они, эти люди вокруг – и все же иной, выпадающий из всей этой толпы. Будто бы посреди негатива, где все цвета вывернуты наизнанку, так что сразу и не узнаешь, – вдруг нормальное человеческое лицо, с белой кожей и черными глазами.
Может быть, из-за выражения? Какое-то едва заметное удивление – не чем-то конкретным, а всем, что вокруг, всем этим потоком жизни, где не находишь себе места…
Мужчина замер на самом краю тротуара, но не пытался перебежать дорогу. Ловит такси?
Лет тридцати, среднего роста. Мягкие черты лица, такие же мягкие серые глаза. В длинном кашемировом пальто, на шее шелковое кашне. Да, такие катаются на такси… вот только шапка не соответствует. Обтягивающая голову черная вязанка, самого дешевого пошиба. Да еще с какой-то дурацкой эмблемой прямо на лбу.
Наверно, эта вязанка и решила все. Так по-дурацки контрастировала с остальной его одеждой, и из-за этого мужчина казался еще растеряннее, еще неприкаяннее…
Подчиняясь какому-то внезапному импульсу – словно увидел старого приятеля, – Леха вывернул руль, вырываясь из потока, нырнул к самому бордюру, резко сбрасывая скорость. Иначе никак. Уже почти поравнялся с мужчиной, рядом с ним не затормозить. Даже так на несколько метров дальше получится…
Мужчина, словно только того и ждал, шагнул вперед. Прямо под колеса!
Леха утопил педаль тормоза, где-то под днищем взвизгнули шины. Дернуло, на глаза рванулось лобовое стекло, руль врезался в грудь – но машина остановилась вовремя. Мужчину едва ударило. Он даже не упал, лишь потерял равновесие и шлепнул ладонями по капоту.
Леха зашипел сквозь зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не выматериться. Обалдел он, что ли?!
А мужчина задумчиво глядел сквозь лобовое стекло. Кажется, даже не испугался. Псих! Нашел когда дорогу перебегать!
Леха подождал, но мужчина не двигался дальше. Так и замер перед машиной. И дорогу не перебегал, и обратно на тротуар не возвращался.
Неужели он все-таки ловил машину – таким странным способом, чуть не стоившим ему двух сломанных бедер?…
Леха вздохнул, перегнулся через правое сиденье и приспустил стекло.
– Подвезти?
Мужчина наконец-то ожил. Медленно обошел машину, подошел к правой дверце. Пригнулся, заглядывая в приспущенное стекло, но ничего не сказал. Просто глядел в машину.
Вблизи лицо у него оказалось бледное-бледное, почти серое. Можно подумать, целый год просидел в подвале ни разу не вылезая под солнечные лучи.
Леха выдавил ободряющую улыбку:
– Вам куда?
– Куда… – медленно повторил мужчина, нахмурившись. Спиртным от него не воняло, но его губы еле двигались.
Словно разговаривал в последний раз он тоже пару лет назад.
– Куда… – снова повторил он.
Кажется, этот простейший вопрос всерьез его озадачил. Ну, точно псих…
– В кафе, – наконец решил человек, распахнул дверцу и неловко забрался в машину.
Повеяло запахом, от которого сразу же стало неуютно, – больницей, что ли? Этот странный запах медикаментов, хлорки и диетического питания.
Ладно, всякое в жизни бывает! Леха тронул машину, выворачивая от обочины.
– Вам как, просто кафе или с живописным видом?
Мужчина медленно оглянулся. Задумчиво поморгал, словно никак не мог оторваться от каких-то своих мыслей, и так же медленно кивнул:
– С живописным.
Он еще немного подумал и стянул с головы черную вязанку. Под шапочкой оказался совершенно лысый череп. И свежие, едва-едва схватившиеся швы, с еще не рассосавшимися стяжками нити, – длинные, через всю голову.
О господи… чем же его так?!
Какая-нибудь опухоль мозга? Да, тут станешь психом. Леха ободряюще улыбнулся – и мужчина наконец-то ответил вежливой улыбкой.
– С живописным видом и… и лучше всего рядом с какой-нибудь многоэтажкой, – робко попросил он. – Если можно…
Руки на руле дрогнули, «девятка» вильнула, но Леха тут же выровнял ее. Покосился на парня уже без всякой улыбки: шутки у него такие черные?
Но нет, мужчина уже не улыбался. Если и шутил, то играл безупречно…
Леха стиснул зубы, играя желваками. Да, повезло с попутчиком. Хотел приятное человеку сделать… Самоубийца хренов! И так погода хоть вешайся, так еще и этот остряк-самоучка…
Сошлись на Штукадюймовочке.
Ну, официально-то это безобразие числилось как памятник Новой России. Но почему-то официальное название не прижилось.
Может быть, потому, что из-под рук горского ваятеля Новая Россия вышла стометровым бронзовым мужиком: нескладным, с близко сдвинутыми свинячьими глазками и утиным носом, в непонятного кроя деловом костюмчике и с компьютером под мышкой.
Причем не ноутбук, а планшетка. И нес ее человек очень странно – экраном не внутрь, а наружу. На узкой рамке вокруг экрана даже клавиши со стрелками есть. Бронзовый истукан придерживал планшетку снизу, и расслабленный большой палец завис как раз над той клавишей, что со стрелкой назад. Жаль, изображения на экране не было. Поленился горский ваятель…
Хотя говорят, не для того планшетка была взята вместо ноутбука. И экраном не просто так вывернута наружу. И кнопочки не просто так. На рамке еще планировали и название фирмы дать – да в цене не сошлись… Слишком много захотели. Экран-то получился самый крупный в мире, дюймов под тысячу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики