ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Только на малой? - быстро спросил Калантаров.
- Да. На стартовой тяге все было в норме и никаких спорадических...
- Ну хорошо, - вздохнул Калантаров. - Вернемся к обсуждению эффекта.
Продолжайте, слушаю вас.
- Я не совсем понимаю, - Туманов развел руками. - Если вас интересуют
причины перерасхода энергии...
- Нет, дорогой мой Кирилл Всеволодович, - мягко остановил его
Калантаров. - Идеи ваши меня интересуют. Мысли, гипотезы, предположения...
все, что угодно, вплоть до фантастики. А?
- Ну... - Туманов пожал плечами. - Я запросил бы "Дипстар". На малой
тяге, дескать, подозрительный эффект...
- Сделано. Дипстаровцы в недоумении. Передают Неделину восторженные
поздравления. Дальше?
- Шеф, это очень важно?
- Да.
- Но почему?
Калантаров помедлил с ответом.
- Потому что геноссе Топаллер прав, - тихо сказал он. - К
сожалению... Но ближе к делу. Первый наивный вопрос: можно ли объяснить
перерасход энергии на целый порядок - на целый порядок! - за счет
неточности фокусировки эр-поля?
Туманов слегка растерялся, но быстро взял себя в руки.
- Нет, - сказал он. - При переходе на стартовую тягу такая ошибка
привела бы к печальным последствиям. Впрочем, вы это знаете лучше меня.
- Второй наивный вопрос: каков характер возникновения эффекта?
- Спорадический.
- Ситуация занятная, не правда ли? - В глазах Калантарова появилась
гипнотизирующая задумчивость. - После многих лет работы с ТР-установкой
вдруг ни с того ни с сего открываем новый эффект. И платим за это
рекордным перерасходом энергии. Но с облегчением узнаем, что этот эффект
проявляет себя только на малой тяге. Да и то не всегда. Так сказать,
спорадически. То он есть, то его нет. И ни техника, ни операторы в этом не
виноваты. Эффектом пренебрегают, потому что он не мешает стартовой тяге. И
еще главным образом потому, что никто не может найти причину его
появления. Но разве можно что-нибудь найти не думая?
- Одна из особенностей гиперпространства, - высказал предположение
Туманов.
- К примеру?
- Ну... назовем эту особенность вязкостью.
- Не было ни гроша, да вдруг алтын. Сколько лет работаем с
гиперпространством, а вот его вязкость только сейчас пришлось помянуть...
Вы верите, в чудеса? Нет? Я тоже. Думайте, коллега, думайте...
Туманов молчал. Калантаров зорко оглядел присутствующих и направился
к Гоге.
Гога словно бы нехотя привстал и вяло ответил на приветствие.
- Ты нездоров? - спросил Калантаров.
- Взгляните сами, - Гога показал язык.
- Я не специалист, меня вполне устроила бы более популярная форма
ответа.
- Минуту назад мсье Дюринг осмотрел эту деталь моего ротового
отверстия и весьма остроумно заметил, что молодцы, подобные мне, в прошлом
предпочитали службу в лейб-гвардии. Что такое лейб-гвардия, шеф?
- Кажется, род опереточных войск. Ты не в духе сегодня?
- Нет, у меня все нормально... - Гога показал глазами на Глеба. - А
вот ему плохо. Очень плохо, шеф...
Глеб уловил, что разговор о нем, бросил ветку акации в кресло и,
упрятав кулаки в карманы, побрел к выходу. На лице Калантарова проступило
выражение озабоченности.
Астра внезапно утратила к беседе всякий интерес. Чернобородый Казура
подобную перемену не мог не заметить и, как это иногда случается с
застенчивыми людьми, обиделся и перестал смущаться. Квета слушала его с
возрастающим удивлением и симпатией. Федот Казура был действительно
великолепен и поражал воображение. Гога чувствовал себя несчастным.
Калантаров подошел к Туманову и тихо сказал:
- Давайте сверим часы... Совпадает? Отлично. Ровно через час проведем
эр-позитацию на малой тяге. Я, вероятно, буду отсутствовать.

ГЛАВА 6
Кольцевой туннель вокруг диспетчерской был довольно просторен и
хорошо освещен, а там, где он соприкасался с куполом диспетчерской, по
бесконечному кольцу тянулась черная стена из литого альфа-стекла. Это
черное зеркало придавало туннелю странное своеобразие, которым даже
пользовались, но каждый по-своему. Гога, бывало, надолго останавливался у
стены, глубокомысленно разглядывая собственное отражение, слегка
растянутое по горизонтали. Ваал любил, раскинув руки, прижаться затылком к
скользкой поверхности и шлепать ладонями. Калантаров, когда проходил вдоль
туннеля, то и дело касался пальцем стены, будто смахивал несуществующую
пыль, а потом этот палец долго разглядывал. Похоже вела себя Квета, с той
только разницей, что пальцем она выводила узоры. Туманов, казалось, этой
стены совершенно не замечал. Однако, забывшись, иногда выстукивал стену
костяшками кулака, как заправский кладоискатель. Но лучше всех знал эту
стену Глеб. Стена обладала многими любопытными свойствами: она загадочно
опалесцировала радужными овалами, если вприпрыжку бежать вдоль туннеля;
тихонько звенела, если прижаться к ее поверхности ухом; возвращала
дрожащее эхо, если как следует стукнуть в нее кулаком. А главное - она
помогала думать... Когда у них что-то не ладилось, то, прежде чем
разбрестись по каютам, по залам счетных машин, кинотек и салонов, они,
бывало, часами ходили, стояли, сидели вдоль черной стены и думали. И
обычно всегда у кого-нибудь возникала идея!.. Идеям, казалось, не будет
конца, как нет конца у кольцевого туннеля.
И вот все кончилось. Круг завершен...
Глеб, как слепой, едва не налетел на Дюринга, обошел его и, не
оглядываясь, побрел вдоль туннеля.
- Одну минуту, молодой человек, - мягко окликнул Дюринг. - Можно?
Глеб задержался, с неудовольствием окинул толстяка вопросительным
взглядом.
- Вы мне нужны буквально на одну минуту, - сказал Дюринг. - Если это
вас не затруднит. - Его румяное лицо излучало доброжелательность.
- А подите вы... - прошипел Глеб.
- Не надо, - приятно улыбаясь, сказал Дюринг.
Он поднял руку и чуть пошевелил короткими пальцами. Глеб невольно
смотрел, привлеченный странной жестикуляцией.
- Забавно, не правда ли? - спросил Дюринг. - Кажется, будто пальцев
больше пяти.
- Да... - Глеб замер. --Как вы это делаете?
- Очень просто. Вот смотрите еще... И еще... Это очень полезно, мозг
отдыхает. Чем больше вы смотрите, тем глубже мозг отдыхает... Ну вот, а
теперь нужно немного расслабиться... та-ак... Мышцы тоже должны отдыхать.
Мышцы горла и рук можно расслабить совсем... Хорошо. Дышится свободнее,
правда? Глубже, глубже дышите... та-ак... а живот можно слегка подтянуть.
Полный вдох, свободный выдох... Раз и два, раз и два, в таком вот ритме...
Великолепно! Теперь я буду очень медленно и осторожно касаться вас
пальцами, а вы представьте себе, что там, где я касаюсь, ощущается слабый
укол... Ничего, сначала это немного трудно, потом появится опыт... Вот
видите, это даже приятно. Здесь... Здесь... И здесь... Ну и, пожалуй,
достаточно.
Глеб открыл глаза.
- Я спал? - спросил он.
- Не думаю. - У Дюринга было измученное, мокрое от пота лицо. - Как
самочувствие?
- Не знаю... - Глеб подвигал плечами. - Наверное, все в порядке.
- Плохо ощущаете пластику мышц? Это ненадолго, пройдет. - Врач
выхватил из кармана салфетку, промокнул лицо. - Сделайте несколько легких
гимнастических движений. Любых, какие вам больше нравятся. Та-ак... Теперь
хорошо?
- Хорошо, - ответил Глеб. - Легко и приятно... Будто гора с плеч. Как
вам это удается?
- Я ведь не спрашиваю, как вы за десять секунд ухитряетесь...
фюйть... на орбиту Сатурна!
Глеб рассмеялся:
- Понятно!.. Гипностатический психомассаж?
- Я рад, что ваше самочувствие улучшилось. - Дюринг вежливо улыбался.
- Но все равно мне нужен отпуск, - сказал Глеб.
- Море?
- Да, в частности, море. Земля.
- Понимаю. Запахи леса, ветры, шорох листвы...
- Нет. Берег тихой лагуны и много песка. Безлюдье и дюны. И чтобы
теплая звездная ночь...
- И жалобный вой за этими дюнами...
Глеб вздрогнул.
- Да... Или звуки фортепиано.
- В миноре, - добавил Дюринг, засовывая салфетку в карман. - Между
прочим, меня наградили прозвищем Фортепиано только за это... - Он поднял
руку и шевельнул пальцами. Глебу снова показалось, будто пальцев больше
пяти.
- Вы обиделись?
- Ну что вы, как можно! И потом, в отношении прозвищ я убежденный
фаталист. - Дюринг заторопился: - Приятно было побеседовать... К
сожалению, мне пора.
- Спасибо... - пробормотал Глеб. Он посмотрел Дюрингу вслед. И увидел
шефа.
Калантаров посторонился, пропуская Дюринга в дверь, внимательно
взглянул на Глеба и тихо спросил:
- Как дела, оператор?
- Дела, как у бабушки, шеф, которая села в экспресс-вертолет, да не
тот.
Шеф растерянно поморгал. Нервически дернул щекой и медленно пошел
навстречу.
- Притчами заговорил, мальчишка...
Глеб устало сказал:
- Шеф, давайте в открытую?
- Давно пора! То, что ты разобрался в теоретических выкладках
Топаллера, весьма похвально. А вот то, что ты раскис по этому поводу...
- Нет, шеф, не по этому... Дело в другом. Я теряю веру в вашу
гениальность.
- Гм... Ты отстал от жизни на тридцать веков. Ибо чуть позже мир
изобрел для себя отличную заповедь: не создавать кумира.
Глеб покачал головой.
- Моим кумиром были не вы, простите.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики