ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Моим кумиром были идеи, которые
вы умели выращивать в наших преданных вам головах. А после трех-четырех
уравнений Топаллера вы растерялись.
- Очень заметно?
- Не надо, шеф. Ведь мы договорились в открытую.
Калантаров задумался.
- Ладно, - сказал он. - Какие у тебя ко мне претензии?
- Претензии?.. Да никаких. Просто я хотел вам напомнить, что с
некоторых пор вы, мягко выражаясь, отдаете предпочтение Меркурию.
- Чушь. Меркурианские базы располагают более мощной вычислительной
техникой, только и всего.
- Топаллер неуязвим. И никакая техника здесь не поможет.
- Ну хорошо, - Калантаров вздохнул. - Давай закончим этот разговор на
языке тебе и мне любезной ТР-физики... Что такое гиперпространство?
- Я не знаю, что такое гиперпространство. И вы не знаете.
- И Топаллер не знает. Вся его теория построена на результатах наших
экспериментов.
- Да? А я до сих пор полагал, что это надежный фундамент.
- В пределах Солнечной системы - конечно.
- Гиперпространственные свойства Вселенной представлялись мне
одинаковыми во всех ее точках. Впрочем, это второй постулат теории
Калантарова. Вашей теории, шеф. Скажите откровенно, что вы собираетесь
делать?
- Работать. Разве не ясно?
- Ясно. Но как?
- Головой, разумеется.
"Ему зачем-то очень нужно вывести меня из равновесия", - подумал
Глеб. Спросил:
- Что имеете вы предложить нам в качестве выхода из теперешней
ситуации?
- Есть предложение закругляться.
- То есть... как закругляться?
- Согласно Топаллеру, - Калантаров пожал плечами. - Других
возможностей его теорема просто не предусматривает. Сегодня мы проведем
последний ТР-запуск по программе "Сатурн". Впрочем, этот запуск правильнее
будет понимать как демонстрирование наших достижений - ведь ничего
принципиально нового мы от него не ожидаем. Один человек или два - какая
разница?
- Понятно... - Глеб похолодел. - Так этот, с бородкой...
- Да. Представитель техбюро. Уполномочен дать официальный отзыв об
эксплуатационных качествах нашей установки. И, надо ожидать, недельки
через две сюда нагрянет армия экспертов и проектантов. Первую установку
типа "Зенит" - правда, повышенной мощности - предполагают строить на Луне.
А затем... Я точно не помню измененной очередности строительства, но,
кажется, в таком порядке: Марс, Нереида, Титания, Феба, Плутон, Диона и
Ганимед. Тем самым, видимо, будет подписан смертный приговор ракетным
кораблям. Не всем, наверное, но дальнорейсовым трампам и лайнерам
непременно...
- Простите, шеф! - перебил Глеб. - Миллион извинений, но я не
спрашивал вас о перспективах транспортного перевооружения системы. Я,
грешным делом, спрашивал вас о перспективах нашей с вами дальнейшей
работы.
- Сначала нам предстоит поработать в качестве консультантов, -
деловито стал объяснять Калантаров. - Ну и затем, с пуском новых
ТР-установок, естественно, возникнет острая нужда в специалистах нашего
профиля. Транспозитация грузов и...
Калантаров умолк. Продолжать не было смысла. То, чего он намеренно
добивался, свершилось: зеленоватые глаза лучшего оператора
экспериментальной станции "Зенит" помутнели от бешенства.
- Вот что, - задыхаясь, произнес Глеб. - Я пришел сюда работать ради
звезд. И мне, в конце концов, наплевать, кто там будет у вас
транспозитировать грузы!.. Кстати, кто сейчас командир "Миража"? Мсье
Антуан-Рене Бессон? Я полагаю, мой бывший шеф не забудет дать Антуану-Рене
соответствующие распоряжения. В связи с моим намерением покинуть "Зенит".
Орэвуар!
Отчаянно взмахнув рукой, Глеб зашагал вдоль туннеля.
- Что ж, дело твое, - сказал ему вслед Калантаров. И вдруг, словно
вспомнив о чем-то, воскликнул: - Да, кстати!..
Глеб повернулся к шефу вполоборота. Спросил:
- Ну?
- Понимаешь ли... - Калантаров взглянул на часы. - Твой знаменитый
эр-эффект кажется мне весьма любопытным. И пока не поздно, хотелось бы
выяснить, что по этому поводу думает сам открыватель эффекта - Глеб
Неделин. Если, конечно, он думал.
- Думал, - глухо ответил Глеб.
- И каков результат?
- Потрясающий. Но вряд ли покажется вам интересным.
- К примеру?
- Стала сниться всякая белиберда. К примеру: безлюдный "Зенит",
монополярные выверты. Часы такие... с гирями, стрелками и кукушками.
- Гм, действительно...
Помолчали, Калантаров еще раз взглянул на часы и сказал:
- На Меркурии я в основном занимался твоим эр-эффектом. Точнее,
эр-феноменом - впредь так и будем его называть.
Глеб понимающе кивнул:
- Странное явление, верно? Три очень заметные полосы размыва
пульсации поля... А затем, будто бы эхо, девять более узких полос. Трижды
аукнется, трижды откликнется. Пока аукается и откликается, куда-то
лавинообразно уходит энергия, словно в бездонную пропасть. В результате я
получаю пинок от начальства и репутацию скверного оператора. Знать бы за
что?
- Страдалец, - посочувствовал Калантаров. - Ты искал причину
перерасхода энергии только поэтому?
- Нет, скорее из спортивного интереса. Таким уж, простите, мама меня
родила. До неприличия любопытным.
Калантаров приблизился к Глебу и взял его под руку.
- Нетерпелив ты до неприличия, вот что... - Он оглядел потолок. -
Где-то здесь должны быть вентиляционные отверстия.
- Это немного дальше. Но там сквозняк.
- Ничего, - возразил Калантаров, увлекая Глеба за собой. - Нам вовсе
не мешает проветриться.
Идти куда-то принимать воздушные ванны - такой потребности Глеб вовсе
не ощущал, но сопротивляться было бы еще глупее. Тем более что Калантаров
явно спешил и вид имел весьма озабоченный.

ГЛАВА 7
Они шли по кольцу вдоль туннеля, и Калантаров на ходу внимательно
разглядывал стены, пол, потолок, будто впервые все это видел.
- Вот, - сказал Глеб, - здесь находится одна из вентиляционных дыр.
Две другие...
- Нет, нет, - перебил Калантаров. - Именно эта. Лифтовый люк мы
миновали, а впереди - вход в информаторий... Все правильно.
- И что же дальше? - осведомился Глеб.
- Проведем вертикаль от вентиляционной решетки до подножия стены. -
Калантаров присел, ткнул пальцем туда, где кончилась воображаемая
вертикаль. - Отсюда нужно отмерить ровно три метра влево.
Глеб, не вынимая рук из карманов, отмерил три шага в указанном
направлении.
- Готово, - сказал он. - Мой шаг точно равен метру, это проверено.
Где заступ?
- Какой еще заступ? - не понял шеф.
- Которым копать. Во всех приключенческих книжках клады копают именно
заступом. Вот, к примеру, клад знаменитого Кидда...
- Любопытно, - сказал Калантаров. - Но Кидд подождет. Место, на
котором ты стоишь, отметь чем-нибудь.
Глеб вынул из кармана носовой платок и бросил под ноги. Калантаров
поднялся и отряхнул ладони.
- Шеф, - сказал Глеб. - Я понимаю, у вас сегодня игривое настроение.
Однако при чем здесь я?
- Да, при чем здесь ты? Вернее, при чем здесь твой эр-феномен, вот в
чем вопрос...
Глеб насторожился:
- А несколько популярнее можно?
Калантаров, казалось, не слышал. Он завороженно смотрел на черную
альфа-защитную стену. Потом провел по ней пальцем и стал изучать этот
палец с большим интересом.
Глеб тоже посмотрел на стену. Стена как стена. Впрочем... Здесь она
выглядела менее блестящей, чем по соседству - в обе стороны своего
продолжения. Словно бы глянцевая поверхность слегка запотела. "Ток
увлажненного воздуха от вентиляции? - подумал Глеб. - Но тогда почему
стена запотела не против решетки, почему далеко в стороне?.." По примеру
шефа Глеб провел по стене пальцем. На пальце остался тонкий налет черного
порошка.
- Понял? - спросил Калантаров.
- Понял. Процесс шелушения... Но самое удивительное...
- М-да... - Шеф помолчал. - Но самое удивительное... Ну ладно, время
у нас еще есть, и теперь ты можешь мне рассказать о кладах злополучного
Кидда.
- Нет, не ладно! - Глеб побледнел. - Вы забыли мне объяснить, зачем
вам то и дело нужно было поминать мой эр-феномен?
- Ах да!.. Сущая безделица. Я не был уверен, что это мое объяснение
разбудит в тебе любопытство.
Глеб сжал зубы до боли в скулах и тяжело задышал через нос.
- Вот так-то лучше, - сурово сказал Калантаров, - когда без этих
штучек типа "орэвуар!" и прочих аксессуаров воинствующего малодушия.
Говорят, дурной пример заразителен, но это смотря чей пример и смотря для
кого. Да, Халифман ушел. Он ушел потому, что почувствовал слабость в
коленках, и я его не обвиняю. Он понял, что сделал для ТР-физики все, что
мог, и честно ушел, потому что знал, что больше ничего сделать не сможет.
Это было еще до Топаллера. Я не буду слишком удивлен, если по той же
причине, но после Топаллера, уйдет Туманов. Он перестал волноваться и
думать, а это значит - перестал понимать. Ушел Захаров - его тоже не
обвиняю. Во-первых, он стар, во-вторых, он свою миссию выполнил - добился
реализации ТР-перелетов в пределах Солнечной системы. А на звезды ему было
всегда наплевать... Да, после Топаллера поредели наши ряды на "Аркаде",
"Зените", "Дипстаре", в институте Пространства. Ушли в основном те, кто не
был подготовлен для ТР-физики по-настоящему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики