ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

-
Однообразное существование - однообразные вопросы.
- Ну что вы! - робко улыбнулась Квета. - Здесь интересно. Совсем
недавно какой-то мальчишка пытался узнать, не прячу ли я у себя сбежавшую
гориллу!
Она мимолетным движением руки поправила над бровями колечки
огненно-рыжих волос, покосилась на эмблему "Зенита" на рукаве и вдруг
покраснела.
Девочка, подумал Глеб. Восторженный птенец. Глеб с лязгом и грохотом
убрал переднюю стенку пульта и заглянул внутрь.
Но скоро она поймет, как у нас "интересно". Привыкнет смотреть в эту
квадратную яму без особых эмоций и считать с достаточной точностью
напряженность эр-поля. И сутки, которых всегда слишком много до отпуска...
Глеб настроил клайперный щуп, присел на корточки перед распахнутым
пультом. Клайпер тонко завыл.
...А на Земле ей будет казаться, что отпуск тянется подозрительно
долго. Сначала она будет как-то сопротивляться этому своему ощущению. Но в
один из безоблачных полдней, устав разглядывать солнечный диск через
очки-светофильтры, она заявится в бюро меркурианской связи в курточке с
эмблемой "Зенита" на рукаве и потребует тридцать служебных секунд
межпланетки. И ей дадут эти тридцать секунд. Не потому, что обязаны, а
потому, что привыкли оказывать знаки внимания тем, кто с "Зенита". "Мне
нужно, - скажет она в микрофон очень взволнованно, - просто необходимо
вернуться досрочно. Я вас прошу!.." Через шесть с половиной минут поступит
ответ. Шеф, как всегда, будет краток: "Да, разрешаю, - и безразлично
добавит для буквоедов из службы Контроля: - В связи с необходимостью".
Невероятно скучный перелет Земля - Меркурий, Меркурий - "Зенит", и вот она
является на астероид с большим букетом сирени, счастливая, что наконец
вернулась. Вернулась на круги своя... Четыре пульта вокруг квадратной ямы,
однообразие экспериментов, тоска по далекой Земле, слезы в подушку,
огромный шар пылающего Солнца...
Внезапно клайпер изменил тональность звучания. Глеб быстро сунул руку
в недра пульта, нашарил нужный ряд тромб-головок. Квета, следившая за
развитием ремонтных операций, вдруг спросила:
- Вы знаете, кто будет третий?
- Третий будет лишний, - рассеянно ответил Глеб. Он выдернул
испорченную тромб-головку из гнезда, зачем-то потер о рукав и посмотрел
прозрачную колбу на свет. - Хотите, я почитаю вам старых поэтов?
- Нет, я серьезно... - Девушка зарделась от смущения.
- Третий будет Ваал. Четвертый, как всегда, Туманов. Если, конечно,
"Мираж" прибудет сюда без Калантарова, что вполне вероятно.
- Давно хотела спросить... Почему Ваал?
- Валерий Алексеенко, - терпеливо пояснил Глеб. - Сокращенно Ваал.
Верно, это он царапается в дверь.
В дверную щель плечом вперед протиснулся Валерий.
- Салют! - весело рявкнул он. В шахтном колодце откликнулось эхо.
- Доброе утро, - поздоровалась Квета.
- Утро!.. - Глеб обхватил колени и поднял глаза к потолку. - Пещера,
туманное утро, следы на песке, в руках большая дубина из натурального
дерева... Когда я слышу земное "доброе утро", во мне просыпается
питекантроп.
- Не надо паники, - сказал Валерий. - Быть может, это у тебя пройдет.
И без особых последствий.
- Последствия будут. - Глеб выключил клайпер. - Если шеф задержит мне
отпуск еще на неделю.
Валерий сочувственно покивал:
- Задержит. Мне предписано покинуть "Зенит" и удалиться в сторону
Сатурна. И не делай большие глаза. Через час подойдет "Мираж", шеф не
спеша направится к этому пульту и самолично запустит меня в
гиперпространство... Я пришел вам сказать "до свидания".
- Я не буду делать большие глаза, - возразил Глеб. - Я буду делать
большой и по возможности громкий скандал. Ты же умный человек, Ваал, ну
пойми наконец: в океане научных идей есть идеи бесперспективные. Настолько
бесперспективные, что даже молодые дерзкие энтузиасты науки вроде меня
после энного количества лет бесперспективной научной работы становятся
психами. Мне нужен отпуск.
- Всем нужен отпуск. Квета, вам нужен отпуск? Нет? Ничего, скоро
понадобится. А что касается нашей идеи...
- Наша идея - это труба. Один конец трубы находится здесь, на
"Зените", другой - на орбите Сатурна, где плавает станция с пышным и
глупым названием "Дипстар" [- "Звезда глубины" (англ.)]. Вот, кажется, и
все, с чем нас можно поздравить. - Носком ботинка Глеб отшвырнул
тромб-головку к стене.
- Насчет трубы я уже слышал, - напомнил Валерий.
- Слышал звон...
Валерий сел в кресло и повращался на винтовом сиденье. Похлопал
большими ладонями по подлокотникам. Сказал:
- Эн лет назад нам удалось передать на "Дипстар" через
гиперпространство белую мышь... Я помню тумак, которым ты меня наградил в
припадке восторга. Эн плюс два года назад мы передали собаку, макаку и
трех шимпанзе. Потом человека.
- И ты воспользовался этим, чтобы вернуть мне удар. Удар пришелся по
шее.
- Прости, немного не рассчитал...
- Я не злопамятный.
- Но больше всех тогда, по-моему, досталось шефу, его закачали.
Качали меня и тебя. Качали всех, кто был на "Зените". Было больно - здесь
очень низкие потолки. Н-да... Одного за другим передали еще пятерых.
- На "Зените" уже никого не качали.
- Помнили про потолки.
- Нет, - сказал Глеб. - Просто из наших буйных голов улетучились
флюиды восторга. Наступила пора двоевластия. С одной стороны, успехи
ТР-передачи и комплекс идей Калантарова - наших идей! С другой - теорема
Топаллера. Великолепная и жуткая в ореоле своей беспристрастности.
- Н-да... Топаллер нанес нам крепкий удар. Прямой и точный...
- Прямо в солнечное сплетение нашим замыслам... А Земля ликует вовсю.
Ей пока нет никакого дела до Топаллера и его теоремы. "На пыльных
тропинках сверхдальних планет... Новая эра! Земля гордится вами,
покорители Пространства и Времени!"
- "Ты и я - сто двадцать парсеков, ты и я - времени даль..."
- Вот-вот. А покорители скромно помалкивают. Потому что "сто двадцать
парсеков" целиком умещаются в пределах орбиты Сатурна. Можно было,
конечно, забросить "Дипстар" за орбиту Плутона еще на эн миллионов
километров. А дальше что? Тупик, теорема Топаллера... Те, кто бредил о
транспозитации к звездам, успешно и быстро прошли курс лечения, выверяя
правильность неуязвимой теоремы. Лишь на Меркурии, на "Зените" и там, на
"Дипстаре", осталась кучка маньяков, которым до смерти хочется пробить
головой неприступную стену. Она неприступна, эта стена, понимаешь? И мне
почему-то становится жаль свою голову.
- Понятно, - произнес Валерий и медленно поднялся. - Согласно
Топаллеру... Внимательно слушайте, Квета. Это очень серьезно. Мы
присутствуем на творческом отчете дезертира.
Опустив голову, Квета что-то выводила пальчиком между клавишами на
блестящей поверхности пульта.
- Ваал, - сказал Глеб. - Я нехороший, я дезертир. Но все равно мы
бессильны, Ваал, - и ты, и я, и Туманов, и сам Калантаров... Оскорбляя
меня, нельзя опровергнуть Топаллера. А иметь возле Солнца ТР-передатчик и
не иметь его там, на далекой звезде, значит... Каждый осел понимает, что
это значит. Ну, еще год-другой погоняем ТР-перелетчиков из центра Системы
на периферию. В конце концов эта однообразная цирковая программа нам
надоест. Мне, например, надоела вот так!.. - Глеб провел ребром ладони под
подбородком.
- Здравствуйте, дни, голубые, осенние... - задумчиво продекламировал
Валерий. - Ну, мне пора. Вместо Меня будет Гога.
Валерий столкнулся с Гогой в дверях. Гога взвыл и запрыгал на одной
ноге к ближайшему креслу.
- Ваал, - сказал он, снимая ботинок, - при ноль восьми земного
тяготения ты ничего не потерял. В смысле живого веса... Кто мне подскажет,
как называется этот расплющенный палец?
- Указательный, - подсказал Глеб.
- Ваал, ты отдавил мне указательный палец на левой ноге.
Валерий выглянул из коридора:
- Ладно, старик, будешь иметь компенсацию.
- Банку салаки. Пряный посол. Знает, шельмец, мою постыдную слабость.
- Идет. А вам что достать, задумчивая Квета? Не стесняйтесь, у меня в
снабженческой среде широкие связи.
- Спасибо, ничего... - сказала Квета. И, вспыхнув, тихо добавила: -
Подскажите, пожалуйста, шефу, что один человек на "Зените" очень нуждается
в отпуске.
- Гм... - произнес Валерий. Убрал голову, и створки дверей с шипением
захлопнулись.
Гога не произнес ничего. Он пристально взглянул на Глеба - гораздо
пристальнее, чем обычно, - сунул ногу в ботинок. Глеб чувствовал
потребность срочно провалиться сквозь астероид.
"Плохи мои дела, - подумал он. - Очень плохи, если даже это хрупкое
существо с ботаническим именем начинает проявлять опасную инициативу..."
- Говорят, одна из горилл сбежала в вакуумствор, - сказал Гога, чтобы
чем-то заполнить неловкую паузу. - Говорят, есть человеческие жертвы...
Туманов не заглядывал?
- Туманов не будет, - угрюмо ответил Глеб.
- Ты что... серьезно?
- Вполне. В нашем секторе эклиптики сохранится сухая, жаркая погода.
Протонный ветер, слабый до умеренного. Глубокий вакуум. Гога, Ваал обозвал
меня дезертиром...
- Ваал напрасно не скажет.
- Ты уверен?
- И ты, мой друг, тоже. Ваал в какой-то мере прав.
Глеб на минуту задумался.
- В какой?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики