ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Эй там, на мостике! Покажите нам место, где шлепнулась обезьяна.
- Примерно тут же, - пробасил Горелов.
- Нет! - спохватился Карлсон. - Я видел! Гораздо левее! - Он быстро
спустился с мостика и показал где.
Глеб измерил расстояние шагами. Разница была солидная: между точками
первого ТР-финиша и второго он насчитал пять с половиной шагов.
- Ну вот, - сказал он Калантарову. - Неплохо было бы выпить лимонного
сока, но в продовольственный склад нас теперь, конечно, не пустят. Из
соображений предосторожности. Скверно... Я и не знал, что
гиперпространство так неприятно сушит во рту.
Со стороны могло показаться, будто бы Калантаров внимательно слушает
собеседника.
- Нас ждут в диспетчерской, - тихо напомнил Глеб.
- М-да, - пробормотал Калантаров. Взглянув на часы, поднял брови,
повертел головой. - М-м... всегда забываю, где тут выход на лифт.
Путь наверх проделали молча. Глеб усталости не чувствовал, но
разговаривать не хотелось. Сама по себе транспозитация не произвела на
него особого впечатления, и он не совсем понимал наивную взволнованность
Калантарова: на физиономии сего ученого мужа, ранее являвшего собой
образец солидности и хладнокровия, легко можно было прочесть плохо скрытую
ошеломленность. В другое время это позабавило бы Глеба, но сейчас он
подумал об Астре, и сразу же возникло тягостное ощущение неуверенности,
если не сказать - досады. Обстоятельства требуют как можно быстрее
разделаться с ТР-запуском, который нужен только для "просто Федота", и вот
- поди ж ты! - среди ТР-летчиков оказалась именно Астра... Ни встретиться,
ни поговорить нормально не сумели. Все вышло как-то глупо и бестолково.
У входа в кольцевой туннель шеф обрел наконец свою обычную
самоуверенность.
- Как настроение, оператор? - спросил он, останавливая Глеба за
рукав. - Конечно, сегодняшний ТР-запуск - это своего рода формальность,
однако нужно, чтоб все без сучка и задоринки, с минимальным расходом
энергии. Для представителя техбюро расход энергии - особая статья, и с
этим надо считаться. Многое зависит от тебя.
- Я бы сказал, что многое еще зависит от эр-эффекта.
- На стартовой тяге эффект не наблюдался ни разу.
Глеб усмехнулся. Аргумент шефа был явно слабоват, хотя какие-нибудь
полчаса назад показался бы Глебу решающим.
- Мы имеем дело со спорадической эр-позитацией, - напомнил Глеб. -
Нужно ли...
- Нет, - перебил Калантаров. - Просто нужна рабочая гипотеза
абсолютно нового направления. Направления, которого не коснулся Топаллер.
"Странно, - с удивлением подумал Глеб. - Либо шеф считает меня
скудоумным, либо не доверяет самому себе. Или то и другое вместе. Нет,
решительно мы перестали понимать друг друга с полуслова!.."
- Согласен. Что за гипотезу предлагаете вы?
- Выбор невелик, - уклончиво ответил Калантаров. - Ну, скажем, все
чудеса можно было бы объяснить "вязкостью" гиперпространства - правда, с
великой натяжкой. Или, скажем, математическим опусом...
- ...Или тем, что где-то в глубинах галактики работает чужая
ТР-установка.
Калантаров медленно поднял на собеседника изучающий взгляд.
- Я сказал это, чтобы доставить вам удовольствие, - устало пояснил
Глеб. - Могу добавить, что о ТР-установке внеземного происхождения я
догадался несколько раньше. Но это была неимоверно фантастическая мысль, и
к ней надо было привыкнуть. Однако кувырок в вакуум-створ убедил меня
окончательно. Я понял, что это - попытка межзвездного ТР-перехвата. Я даже
понял, почему перехват не удался.
- Почему? - спросил Калантаров.
- Недостаток энергетической мощности и очень размытая фокусировка
чужого эр-поля.
- Видимо, так... - Калантаров вздохнул, озабоченно пошевелил губами.
- Кстати, тебя по-прежнему одолевает искушение слетать на Землю? Я имею в
виду отпуск, который давно тебе обещал.
- Который давно мне положен. - Глеб тоже вздохнул. - Ну какой теперь
отпуск? Меня одолевает искушение заняться наконец стоящим делом. Я имею в
виду межзвездную транспозитацию.
- Тс-с-с!.. - Калантаров предупреждающе поднял палец. - Пока это
только наша гипотеза.
- Вот как? - удивился Глеб. - Снимите брюки и взгляните на синяки,
которые оставила эта гипотеза на ваших начальственных бедрах.
В кольцевом туннеле было по-прежнему светло, пустынно и тихо. Глеб
поймал себя на том, что невольно вслушивается в эту тишину и что теперь
она ему кажется тягостной и тревожной... Калантаров молчал и тоже будто
прислушивался. После сегодняшних событий даже легкий шорох шагов
воспринимался как нечто кощунственное. Горячка первых минут удивления
миновала, и теперь значительность этих событий предстала перед Глебом и
Калантаровым, что называется, во весь свой головокружительный рост...
Не сговариваясь, они прошли мимо двери диспетчерской, чтобы снова
увидеть тот самый участок туннеля, откуда так неожиданно провалились
сквозь гиперпространство в вакуум-створ. Хотя понимали, что ничего нового
там не увидят наверняка.
Но странное дело: как только выяснилось, что ничего нового на этом
месте действительно нет, каждый из них какое-то время старательно прятал
глаза. Чтобы не выдавать своего разочарования. Постояли, разглядывая стены
и потолок.
- По-моему, здесь чувствуется запах озона, - не совсем уверенно
произнес Калантаров. - Ты не находишь?
Глеб несколько раз втянул воздух носом.
- Не нахожу. Вам, наверное, показалось. И потом здесь был бы гораздо
уместнее запах серы.
- С какой это стати? - рассеянно осведомился шеф.
- По свидетельству средневековых очевидцев, все известные в те
времена случаи транспозитации непременно сопровождались запахом серы.
Со стороны центрального входа послышались шаги. Шагали несколько
человек, и Глеб уже знал, кто именно, хотя людей еще не было видно за
выпуклым поворотом черной стены.
Первым вышел Валерий. В вакуумном скафандре. Потом показалась Астра,
тоже в скафандре. Шествие замыкали Дюринг и Ференц Ирчик, старт-инженер
группы запуска.
Валерий молча обменялся с Калантаровым и Глебом прощальным
рукопожатием. Остановился перед люком и, салютуя, четким движением вскинул
руку над шлемом ладонью вверх. Медленно опустил прозрачное забрало. Рыцарь
космоса к поединку с гиперпространством готов.
Калантаров обнял Астру за твердые плечи скафандра: "Счастливой
транспозитации!" Встретив просительный взгляд Глеба, согласно кивнул.
- Только недолго, - сказал он. И, не оглядываясь, зашагал вдоль
туннеля в диспетчерскую.
Глеб взял Астру за плечи, заглянул в шлем. Торопливо вспорхнули
ресницы, и большие глаза цвета раннего зимнего утра стали
доверчиво-робкими. Безмолвный и мягкий упрек: "Ты показался мне странным
сегодня".
Быстрый, но тоже безмолвный ответ: "Я виноват, прости. И не будем
больше об этом".
"Не будем... Я понимаю".
"Я благодарен тебе. Ты всегда меня понимала. Жаль, что ты
улетаешь..."
"Я тебя очень люблю!"
"...Ты так далеко от меня улетаешь!"
- Может быть, скоро все переменится, - сказал он. - Мы нащупали новое
направление, которого не предвидел Топаллер. И может быть, скоро я буду
ждать твоего возвращения со звезд.
- Миры на ладонях? - тихо спросила она. - Я и не думала, что это
будет так... по-человечески обыкновенно.
- Пока это еще никак. Это всего лишь надежда. Хрупкая,
многообещающая, как и твое имя, Астра. Звезда... Я очень хочу, чтобы эта
звезда была для меня счастливой.
- Будет, - просто сказала она. - До свидания, Глебушка!.. Ждут меня,
понимаешь?
У открытого люка молчаливым изваянием застыл ТР-летчик в скафандре.
Старт-инженер многозначительно поглядывал на часы. Дюринг кивал головой,
улыбался, всем своим видом давая понять, что все идет отлично, все так,
как надо, и даже лучше, чем можно было предполагать.
- Понимаю, - сказал Глеб. - До свидания. Счастливой транспозитации.

ГЛАВА 8
Участники предстоящего эксперимента были в сборе, внешне все
выглядело благополучно. Каре приборных панелей вокруг квадратного колодца
шахты, привычное жужжание эритронов, огни на пультах. Калантаров стоял,
склонившись над пультом управления, остальные сидели. Квета - рядом с
Тумановым, Гога - напротив, чернобородый Казура как-то очень ненужно и
одиноко сидел в стороне, тщетно пытаясь изобразить на лице вежливое
равнодушие. Глеб занял свое место за пультом, бегло окинул товарищей
взглядом и сразу понял: что-то произошло. Калантаров был слегка
раздосадован, Туманов выглядел пристыженным и разозленным, Квета -
смущенной, Гога - задумчиво-настороженным. Федот Казура ерзал в кресле,
изнемогая от любопытства.
- Внимание! - тихо сказал Калантаров. - На случай гравифлаттера всем
пристегнуть привязные ремни.
Зашевелились, пристегивая ремни. "Начальство раздражено", - подумал
Глеб, перебрал в уме возможные неприятности, пожал плечами.
- Туманов и Брайнова открыли на малой тяге новый эффект, - не
поднимая головы, проворчал Калантаров. - Занятный эффект. В начале цикла
они наблюдали три четырехлучевые звезды, под конец - несколько больше.
Сколько именно, никто из них не удосужился полюбопытствовать.
Глеб молчал. Было ясно, что сообщение шефа адресовано ему, однако он
молчал, не спуская с Калантарова глаз, потому что не имел ни малейшего
понятия, о чем идет речь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики