ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это важно.
- В той мере, которая определяет дезертирство если не в кинетическом
смысле...
- То уж, во всяком случае, в потенциальном! - заключил Глеб. - Ясно,
можешь не продолжать.
- А я особого энтузиазма и не испытывал.
- Ну и напрасно. Ведь разговор не только обо мне. Я давно пытаюсь
понять: чего мы ждем? Чуда? Его не будет. Ведь все элементарно просто.
Эр-поле функционально связано с массой ТР-передатчика. Пока мы ведем
ТР-передачу на "Дипстар", нас вполне устраивает масса нашего астероида. Но
замахнись мы хотя бы на Альфу Центавра, нам понадобится иметь в своем
распоряжении приятную общую массу'шестидесяти таких планет, как Юпитер!
Или иметь возле Альфы Центавра ТР-приемник типа "Дипстар". Мы не имеем ни
того, ни другого. Понимание этого называется дезертирством.
- Чего ты хочешь от меня? - Гога заерзал в кресле.
- Ничего особенного... Через несколько минут мы проведем еще один
эксперимент. Мы будем сидеть за пультами - по одному с каждой из четырех
сторон квадратной ямы: ты против Кветы или Туманова, я против Калантарова.
Как за столом дипломатических переговоров. Мы будем смотреть на приборы и
подавать команды, нажимая кнопки и клавиши... Так вот, мне хотелось бы
знать, крепка ли вера участников этого таинства в то, что наша работа
приблизит звездный час человечества... - Глеб показал половину мизинца, -
хоть на полстолько?
Гога тяжело и шумно вздохнул.
- Квета, - сказал он, - объясните этому субъекту, что наука имеет
свои негативные стороны. Что науку нельзя принимать за карнавальное
шествие по случаю праздника урожая.
- Какие мы все у-умные! - покачав головой, сказала Квета. Ее голос
звучал в незнакомой тональности. - Слушаю вас и удивляюсь, как успешно вы
стараетесь не понимать друг друга! Ведь разговор, по существу, идет о
переоценке результатов многолетней работы. Самоанализ - это хорошо, это
психологически оправдано. А самобичевание - плохо, потому что больно и
унизительно, стыдно... Простите, если я сказала что-нибудь не так.
- Так, Квета, так. Здравствуйте! Прошу простить за опоздание, меня
задержала связь с "Миражем". - Изящный Туманов, пощелкивая пальцами (за
ним водилась эта странная привычка), приблизился к пульту.
Он всегда был изящным, от самой макушки до пят. От тщательно
прилизанных светлых волос до мягких ботинок из кожи полинезийских
коралловых змей - очень красивых ботинок и очень редких в космической
практике.
- Турнир идей? - спросил он Глеба и Гогу, глядевших в разные стороны.
- Или контрольная дуэль эмоций?
- Кир, - сказал Глеб, - пожалуйста, не делай вид, будто тебе
интересно.
Туманов пропустил пожелание Глеба мимо ушей. Он стоял, опираясь
руками о пульт, в позе пловца, который раздумывал, стоит ли прыгать в
холодную воду. Эта его озабоченность насторожила остальных. Глеб и Гога
переглянулись. Квета подумала про карандаш. Карандаш, конечно, не собьет
настройку эритронов, однако... В чем заключается это "однако", она не
успела сообразить, потому что Туманов неожиданно спросил:
- Какое сегодня число?
Гога скороговоркой назвал день недели, число, месяц, год. Немного
поколебавшись, добавил название эры.
- Коллеги, - Туманов солидно откашлялся, - этот день войдет в анналы
истории!
- Слышу торжественный шелест знамен, - доверительно сообщил Гога.
Глеб тяжело смотрел Туманову в затылок. Молчал. Туманов щелкнул
пальцами и резко повернулся на каблуках:
- В общем, так: будем готовить ТР-передатчик к работе. Шеф решился
отправить в гиперпространство двух ТР-летчиков методом параллельно
сдвоенной транспозиции. Первый в истории групповой ТР-перелет...
- Шутишь!.. - выдохнул Гога.
- Сегодня нам не до шуток, коллеги.
"Сон в руку, - подумал Глеб. - Туманов прав, сегодня будет не до
шуток. Бедные гравитроны, бедный Ильмар, несчастная Квета, разнесчастный
тромб-стиггерный блок. Великий Космос, до чего же все надоело!.."
Из коридора послышалось дребезжание зуммера. Это сигнал службы
вакуум-створа: к астероиду причалил "Мираж".
- Калантаров... - подняв брови, сказал Гога.
- И сопровождающие его лица, - добавил Глеб.
- Угум... А известно, кто второй ТР-летчик?
- Известно, - ответил Туманов. - Второй ТР-летчик - Астра Ротанова.
Глеб наклонился, чтобы взять за плечо клайпер. По так и не взял.
Медленно выпрямился.

ГЛАВА 5
Работали сосредоточенно, молча. Готовить станцию к ТР-передаче
молчаливо, без суеты почиталось правилом хорошего тона.
Переключая клавиши с бесстрастием автомата, Глеб незаметно поглядывал
на внимательные лица товарищей. Ему было уже безразлично то, что он делал,
но работал он, как и прежде, точнее и быстрее других.
У Кветы и Гоги сначала что-то не ладилось, однако вмешался Туманов, и
все вдруг наладилось. В глубине шахты по-шмелиному густо и нудно зажужжали
эритроны. Глеб машинально отстучал на клавишах программу стабилизации, не
поворачивая головы, покосился на экраны экспресс-информаторов, откинулся в
кресле. Восемь минут, пока прогреваются эритроны, он со спокойной совестью
мог разглядывать потолок. Или дверь. В эту дверь скоро войдет Астра.
Вместе с Астрой появится и надолго останется здесь сладковатый запах
белой акации. Астра войдет и уйдет, а сладковатый незабываемый запах
останется. И непонятная боль...
Если уж честно во всем разобраться, никаких таких сложностей между
ними и не было. Не было пылких признаний и сентиментально космических
клятв. Только однажды был берег лагуны теплого моря, широкой темной
лагуны, полной отраженных звезд. Вниз и вверх - звездная бесконечность.
- О, далеко как до них!..
Он ответил, что далеко. Что трудно даже представить, как далеко. Но
сделаем ближе. Сделаем - рукой подать. Ну вот как здесь, зачерпнул
пригоршней - и готово. Миры на ладонях.
- Верю, Глебушка, верю. Слышишь, кто это жалобно воет там, за дюнами?
Слышишь?
- Это какой-нибудь зверь. Потерял след на охоте.
- Красиво здесь... Будто бы на краю звездной пропасти. Темно, красиво
и жутко.
- Я рядом. А то, что жутко, где-то в песках, далеко...
Да, верно, тогда он был рядом. И казалось, так будет всегда, но это
только казалось... Дважды она появлялась на станции и дарила ему (как,
впрочем, и всем остальным) шершавую колкую ветку акации - мелкие листья и
пышные гроздья белых пахучих цветов. И говорила много о звездах. Миры на
ладонях... А он молчал. Потому что до звезд по-прежнему было еще далеко.
Когда она улетала с "Зенита" на "Дипстар", он чувствовал странное
облегчение. А потом опять начинал ее ждать. Работал до полного изнеможения
и отчаянно ждал. Ожидание тянулось месяцами, потому что ТР-перелет на
"Дипстар" - девять секунд, а на обратный рейс фотонно-ракетной тягой
уходили недели и месяцы (создавать обратный ТР-передатчик на "Дипстаре" не
было особой необходимости). Потом для нее - а значит, и для него - все
начиналось сначала: "Зенит" - "Дипстар" - Диона - Земля - Меркурий -
"Зенит" - ветка белой акации. Карусель! И он ничего не мог с этим
поделать. Остается одно: жалобно взвыть. Это финал потерявшего след на
звездной охоте...
- Глеб Константинович Неделин, - негромко позвал Туманов. - Я прошу
вас очнуться, коллега, и посмотреть, что происходит на вверенном вам
участке эрпозитации.
Глеб улыбнулся - так сначала всем показалось. Но вот он поднял
голову, и сразу стала понятной разница между улыбкой и судорогой лица.
Рванувшись из кресла, он вскинул кулак над хрупкой клавиатурой...
Зашипел дверной механизм - дверные створки уехали в стены.
Глеб медленно разжал кулак и, пошатываясь, будто с тяжелого сна,
повернулся к пульту спиной. Встретил глаза цвета раннего зимнего утра,
покорно принял ветку белой акации, поцелуй и упрек, смысла которого не
уловил. Подошел незнакомец с аккуратненькой черной бородкой, сказал:
"Казура. Можете называть меня просто Федотом", - и протянул руку. У
незнакомца молодое белое лицо. Одет он был в черный парадный костюм,
словно минуту назад покинул зал заседаний парламента. Вошли Калантаров и
Дюринг - глава медицинского сектора базы "Аркад", известный среди
ТР-физиков под негласным прозвищем Фортепиано, вернулся Валерий. В
диспетчерской стало шумно и тесно. Кто-то с кем-то знакомился, Дюринг
острил. Валерий помалкивал, Калантаров рассеянно слушал рапорт Туманова,
Астра и Квета оживленно о чем-то беседовали с чернобородым. Чернобородый
сиял и смущался. Глеб медленно приходил в себя.
- Вот, собственно, и все... - закончил Туманов, раздумывая, не
пропустил ли он чего-нибудь существенного. Пощелкал пальцами. -
Результаты, кроме сегодняшних, разумеется, задокументированы, приведены в
порядок по халифмановской системе. Вы сможете ознакомиться с ними в зале
большой кинотеки.
- Спасибо, я посмотрю, - сказал Калантаров. - Сами-то вы смотрели?
- Мы провели сравнительный анализ двенадцати последних
эр-позитаций...
- Превосходно! Каков результат?
- Я говорю об эффекте Неделина, - осторожно пояснил Туманов.
- Я понял.
- За последний месяц работы эр-эффект стал проявлять себя... э-э...
несколько чаще. Однако найти причину перерасхода энергии на малой тяге мы
пока не смогли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики