ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

КОНЕЦ
В бар «Красный свет» военные обычно приходили в гражданском, поэтому сержант в парадной форме, со множеством медалей, сразу привлек внимание и бармена, и подвыпивших клиентов. На левом рукаве сержанта имелась нашивка с эмблемой части: маленькая черная голова на белом поле, окруженная надписью «Сто Двадцать Первая рота быстрого реагирования». Через плечо была перекинута гирлянда из десятка трофейных хвостов хорьков.
«Красный свет» являлся частью огромного транзитного войскового комплекса, и здесь не очень-то уважали штатских, не имеющих отношения к Флоту. В тот вечер все в баре, включая даже самого бармена, несмотря на гражданскую одежду, явно принадлежали военному сословию. Парочка, уединившаяся в кабине, со всей очевидностью имела отношение к офицерскому составу; компания, попивавшая пивко за столиком в центре бара, судя по всему, состояла из зеленых новобранцев; здоровяк в дальнем углу бара мог быть кем угодно, но только не гражданским нытиком.
Но отсутствие формы означало и отсутствие вопросов, кто есть кто, у кого какие права и так далее… Никто никому не отдавал честь. И не было проблем, которые возникают, когда кто-то воображает, что участие в паре десантных операций позволяет не отдавать честь тыловому офицеру.
Но этикет потерял всякое значение, когда в баре появился сержант «Охотников за Головами», подразделения, которое поставило точку в войне Альянса и Халианской империи, войне между Цивилизацией и Дикостью.
— А я думал, — несколько неуверенно заметил один из офицеров, — что Сто Двадцать Первая погрузилась на «Дальриаду» сегодня ровно в восемнадцать часов.
Часы за спиной бармена показывали 18:37.
— …Для отправки на Землю, — закончил офицер.
— Чтобы поучаствовать в параде, ясное дело, — добавил его товарищ.
Сержант оперся о стойку бара. Его левая рука коснулась пластиковой, под дерево, поверхности стойки, что-то негромко звякнуло в рукаве.
— Что-то я не пойму, — сказал он, — ну, и что из этого?
— Еще пива, — произнес здоровяк в дальнем углу бара. Голос его был невнятным. Бармен проигнорировал требование.
— Да нет, ничего, — ответил офицер. — Даже будь я сейчас на службе, ничего такого бы в этом не нашел.
— Бармен, — вмешался его товарищ, — за виски сержанта плачу я. В самом деле, сержант, почему бы не…
Первый офицер уже выбрался из отдельной кабины, в руке он держал стакан.
— Вы позволите присоединиться к вам? — вежливо спросил он у сержанта, направляясь к стойке.
— Ну, чего уж там, я рад компании. Никак не могу с этим смириться — с этим миром с хорьками. Мы ведь взяли их за жопу. Надо было кончать это дело, пока, — он потрогал свою связку хвостов, — от проклятых тварей не осталось бы только это!
— Я счастлив познакомиться с «Охотником за Головами», — сказал первый офицер, протягивая сержанту руку. — Меня зовут Хои. А это — мой друг, Льюис.
Несомненно, они были командирами, возможно, даже капитанами.
«Охотник за Головами» пожал руки офицерам:
— Сержант Оклин Брэдли. Извините, может, я что не так сказал, но настоящего солдата просто выворачивает от всего этого дерьма. Надо же придумать — мир с хорьками!
Бармен поставил виски на стойку, но так как Брэдли стоял к нему спиной, бармен продолжал держать стакан, чтобы сержант нечаянно не опрокинул его.
— А вы, должно быть, присутствовали при их капитуляции? — спросил Хои, передавая стакан Брэдли.
Женщина, основательная блондинка, в блузке с бретельками, поднялась из-за стола и направилась к стойке. Она была мертвецки пьяна, но передвигалась довольно уверенно.
— Эй, Бэбс! — окликнул ее один из спутников.
Незадолго до этого компания оглушительным шепотом обсуждала какие-то свои проблемы.
Но если ее собутыльники и были недовольны тем, что их компания распалась, то ничем не показали этого и последовали за Бэбс, присоединившись к офицерам. Теперь сержанта-Охотника обступили со всех сторон.
— Ну, еще бы, я там был, — продолжал рассказывать Брэдли. Он подождал, когда все подойдут поближе, и заговорил снова. — Мы приземлились прямо в их Президентском дворце, или как он так называется…
— Резиденция Высшего Совета, — вставил Льюис.
— Да-да, я слышал об этом, — подтвердил Хои. Он с завистью разглядывал коллекцию хвостов. — Халиане преклоняются перед силой, и завоевать их столицу — значит овладеть всей пирамидой власти хорьков.
Человек в дальнем конце бара глазел в кружку, словно изучая свое отражение в поверхности пива.
— Мы столько их перебили, что целый корабль можно было бы утопить в их крови, — продолжал Брэдли. — Никогда в жизни не знал большего удовольствия. Мы с боем прорвались в Центр, повязали всех главных хорьков целенькими… Но кэп Ковач сказал, что мы должны позволить им сдаться, вместо того, чтобы всех их сжечь, как и следовало.
Брэдли залпом выпил виски и стукнул пустым стаканом о стойку. Бэбс придвинулась поближе к сержанту, почти касаясь своей тяжелой грудью его мускулистого плеча.
— Ну, все же это позволило закончить войну, — заметил Льюис, немного смущенный тем, что не может согласиться с героем.
— Не войну, а этот этап войны, — резко возразил его товарищ. — За халианами ведь кто-то стоит.
Бармен снова наполнил стаканы.
И Охотник начал вспоминать…
Внутри десантного корабля Л435 капитан Миклош Ковач щурился, стараясь получше разглядеть то, что являлось мишенью на голографическом дисплее. Дисплей, разумеется, был абсолютно неподвижен, но капитан никак не мог сосредоточиться.
Высокая скорость в атмосфере всегда означает турбулентность, а высокая скорость была жизненно необходима, дабы расстроить идентификационную систему хорьков под нелепым названием «Друг или враг».
У каждого второго десантника имелись портативные пусковые ракетные установки. Они назывались «портативными» потому, что люди таскали их с собой, а вовсе не потому, что и в самом деле были легки и удобны. Остальные десантники тащили по три комплекта зарядов.
Ракеты предназначались для уничтожения таких же ракетных пусковых установок халиан. Но даже когда с этим будет покончено, «Охотники за Головами» не полезут в подземелье охотиться на хорьков. Еще трое десантников волокли на спинах тридцатикилограммовые баллоны с газом ДПД.
Предполагалось пустить газ в норы халиан.
На военном транспорте «Дальриада» места, конечно, хватало, но у «Охотников за Головами» было слишком много снаряжения, чтобы они могли расположиться с удобствами на своем скутере. Десантники сидели в тесноте, постоянно толкая друг друга и нещадно переругиваясь. Кроме всего прочего, они знали, что из-за тяжести и громоздкости ракет им придется отказаться от бронекомплектов, которые полагались при подобных штурмах.
Подразделения на остальных семи десантных кораблях на «Дальриаде» получили нормальные задания: высадиться на границах укрепленного района и атаковать. Со Сто Двадцать Первой все обстояло немного иначе. Во время прошлой вылазки «Охотники за Головами» захватили курьерское судно хорьков. Теперь же они сами были замаскированы под корабль халиан. И главная задача Охотников состояла в том, чтобы незаметно, не привлекая ничьего внимания, приземлиться на планете.
Хорьки могли самыми разными способами вычислить Охотников. Перед скутером Охотников выпустили два беспилотных судна, которые были подбиты. Третье беспилотное судно достигло поверхности благополучно. Поэтому на командном пункте были уверены, что скутер Охотников опустится на поверхность целым и невредимым, если будет испускать те же радиосигналы, что и третье судно. Для командного пункта речь шла об очередной роте. Для «Охотников за Головами» речь шла о жизни или смерти.
— …секунд до посадки, — услышали они. Из-за плохой связи Охотники так и не узнали, сколько же именно осталось секунд. Но если речь шла о секундах, значит, дела обстояли неплохо.
— Подождите там! — заорал в микрофон сержант Брэдли, увидев, что кое-кто из новобранцев собирается выпрыгнуть прежде, чем корабль приземлится.
Не было ни взрывов ракет, ни выстрелов из автоматических плазменных орудий. Все шло пока хорошо…
Пока гостей не обнаружила наземная охрана хорьков. Но они-то и были нужны Охотникам.
Но среди Охотников на этот раз было слишком много новичков. И слишком много случайностей во время предыдущей операции на Бычьем Глазе…
Ковач почувствовал толчок — скутер коснулся поверхности планеты, и через минуту на полную мощность заработали тормозные двигатели.
— Вперед! — хором рявкнули Ковач, Брэдли и командиры взводов, как только сработало взрывное устройство, выбивая крышку люка.
Сто Двадцать Первая десантная рота, «Охотники за Головами», приступила к операции.
Оказавшись на плоской крыше крепости, десантники тут же были оглушены ревом выпущенной противником ракеты орбитальной защиты. Один из десантников, остававшийся на борту скутера, выпустил ракету из своей портативной пусковой установки.
Из-за взрывной волны это было довольно опасно. Реакция десантника была объяснима и понятна. Особенно, если в тебя начинают палить, как только ты приземлился.
Ракетная шахта хорьков находилась в крепости. Небольшой реактивный снаряд десантников, направленный в центр шахты, выпустил вниз еще один снаряд. Даже если противник готовил к запуску новую ракету, то скорее всего снаряд десантников успел уничтожить верхушку установки, тем самым предотвратив новый ракетный удар со стороны хорьков.
Крепость халиан представляла собой нагромождение бетонных коробок, причем плазменные орудия были установлены в каждом углу, а глубоко внизу находились ракетные шахты. Предполагалось, что скутер сядет на самое высокое из бетонных укреплений, но этого не произошло: западное укрепление было выше того, на котором оказались десантники, так что плазменные орудия противника могли уничтожить всю роту.
— Дельта, проверьте двести двадцать градусов, — приказал Ковач. Шлем выводил на внутренние дисплеи разные участки крепости. — Освободите верхнее…
Раздался грохот плазменного орудия. Капрал Синкевич стояла рядом с Ковачем, она была самым надежным телохранителем во Флоте.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики