ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Видишь, там в центре.
— Ясно, — бросил командир «Охотников за Головами». Он оглушительно свистнул и махнул рукой в сторону свалки.
— Разберемся по-семейному.
Как бы быстро ни двигались Инглиш и Ковач, парни — «Охотники» были быстрее.
К тому времени, когда Инглиш оказался в районе потасовки, все было кончено. Дюжина «Охотников» разводила драчунов, еще трое поднимали столы и стулья.
«Охотница», похожая на заправского боксера, проводила воспитательную беседу с двумя громилами.
Ковач сказал Инглишу:
— Будь я на твоем месте, Тоби, я бы предложил заплатить за ущерб. Когда все успокоятся… — Светлые глаза Ковача пристально смотрели на него.
— Хорошо. Спасибо, Ник… Теперь я сам справлюсь.
— Нет. Я хочу перекинуться с тобой парой слов. — Ковач повернул голову. — Си, — окликнул он женщину-боксера, на рукаве которой чуть ниже эмблемы «Охотника» виднелись нашивки капрала. — Разберись с этим и попроси счет. — Потом Ковач взял Инглиша под руку и отвел его в сторону.
Они прошли в дальний угол бара, где никого не было. Командир Сто Двадцать Первой сказал:
— Присядь-ка на минутку.
Инглиш сел. Перед ним стоял полупустой стакан пива, в нем еще поднимались пузырьки.
— Я уже сказал спасибо, капитан.
— Это не имеет значения. Послушай. — Ковач пододвинул стул и уселся верхом. — Ты был на автодопросе, так?
Инглиш решил, что знает, чего хочет от него Ковач.
— Да. Это не так плохо, как кажется. Мы просто проиграли все снова, чтобы сделать запись.
— А то, что не попало на ленту? — вкрадчиво спросил Ковач.
— Что не попало, то не попало. — Может, он все же не правильно понял, чего хочет от него Ковач. Сто Двадцать Первая потеряла на Бычьем Глазе тридцать процентов личного состава и корабль «Бонни Паркер». Ковачу досталось больше, чем Инглишу.
— Запись подтверждает, что Бычий Глаз не оказался, как считалось, базой халиан? — поинтересовался Ковач.
Какого дьявола?! У Инглиша снова вспотели ладони. Он обхватил холодный стакан.
— Мы выполняли приказ, как-то связанный с Разведкой, и я не могу об этом говорить.
Его голос прозвучал очень неуверенно. Чувствовал он себя не лучше. Неужели все, кто был на Бычьем Глазе, знали, что Грант сжег пленников-людей, точно так же, как все знали о провале «Охотника за Головами»?
— Да, я тоже не могу обсуждать эти отчеты ни с кем, кроме автомата. Но ты знаешь, что мы захватили живьем одного человека? Конечно, он уже не у нас, и никто не знает, что с ним стало, но теперь ясно, что Разведка просчиталась, и по-крупному, так что пора нам всем подумать о том, что это значит.
— Значит? — Тоби Инглиш начал дрожать, теперь пот выступил не только на ладонях, он бежал вдоль позвоночника, по ребрам, пропитывая рубашку. Если бы на капитане было его боевое снаряжение, система контроля скафандра позаботилась бы об этом…
— Это. Бычий Глаз не был Целью, не был миром хорьков. Он вообще не имел ничего общего с хорьками, так ведь? Просто куча оборудования… и люди, управляющие оборудованием. А теперь, приятель, подумай о том, что это значит, если рассматривать операцию как провал. У тебя есть время, пока ты будешь дожидаться, когда отремонтируют корабль и пополнят запасы. Подумай хорошенько.
— Кажется, я что-то упустил, капитан.
— Не ты один, Тоби. Я, например, упустил своего пленного. Конечно, никто не сказал мне, что его не надо брать, и все же…
— Может, мне надо бы… — Инглиш замолчал и тут же продолжил, — может, нам надо бы пойти и вытрясти из моего офицера разведки, с чего все началось.
Инглиш поднялся. Ковач остался сидеть.
— Идешь? — Инглишу не терпелось все выяснить.
— К Мэннинг? С «Хэйга»? Присматривай за ней. Она — малиновая.
— Она что?
— Где ты был, вояка? Малиновая: Разведка Флота, так значится в документах, а еще — двойной агент. Здесь пахнет Командованием Восьмого Шара.
Ковач не пойдет с ним к Мэннинг, понял Инглиш.
— Я… спасибо за помощь, капитан…
— По-прежнему Ник, Тоби. Держитесь, ребята.
— Постараемся.
Так значит Джоанна Мэннинг получает приказы от Командования Восьмого Шара. Неудивительно после всего того, что случилось на Бычьем Глазе. Если бы у Инглиша было время подумать, он и сам вычислил бы это. Но все, о чем он был способен думать в последние дни, — допрос автомата, АПОТ-скафандр, погибшая группа Бета и покушение на Гранта.
Ковач, не разжимая губ, прошептал:
— И, Инглиш… берегись охоты на ведьм, друг мой. Хорьки это одно, а севшие в лужу парни из Восьмого Шара — это совсем другое.
Люди вроде Ковача не станут болтать попусту. Ковач сказал Инглишу то, что, как он считал, Инглишу следовало знать. Ковач считал «Зебру» зоной военных действий. А еще Ковач видел, что Инглиш не понимает, что происходит.
И это правда. Капралша Ковача появилась как раз в тот момент, когда Инглиш собирался уходить, и вручила своему командиру счет за ущерб, причиненный ребятами из Девяносто Второй.
Ковач передал его Инглишу. Тот глянул на общую сумму и моргнул, Инглиш не представлял, где взять эти деньги. Разве что из собственного кармана. Он пробормотал благодарность Ковачу, и тут капралша вдруг спросила своего командира:
— Сэр, а вы не попросили капитана «Красной Лошади» засвидетельствовать наше здоровье?
— Нет проблем, Си. Хотя я и не верю в эти слухи.
— Какого черта? Что еще происходит, капитан? — Голос Инглиша прозвучал слишком громко. Он опустил голову и упрямо переждал вопросительные взгляды. Он не сдвинется ни на дюйм, пока до конца все не выяснит. Капитан бросил взгляд на мужеподобную капралшу. Она была похожа на добермана, который улыбается тебе сквозь проволочную сетку.
— Когда нас спросят, — спокойно проговорил Ковач, — не считаем ли мы, что на «Красной Лошади», на «Хэйге» или где-нибудь еще сидят парни, симпатизирующие, служащие или преданные халианам, мы скажем… — Ковач поднял голову и заглянул прямо в душу Инглишу. — Черта с два! Думаю, Си надеялась, что ты будешь рад сделать то же самое.
— Матерь Божья, — проговорил Инглиш. — Не думаю… Да, конечно. Проклятие! Да я всему миру заявлю, что вы парни что надо, пусть меня только спросят.
— Вот и хорошо. — Ковач кивнул и потянулся к стакану пива, который кто-то оставил на столе.
Капралша Ковача хлопнула Инглиша по спине, да так, что тот едва устоял на ногах.
— Это чертовски здорово, сэр! — заявила она, подняла руку, сжала ладонь в кулак и выставила средний палец. — Мир, дружба и прочее, джентльмены. — И отошла в сторону.
— Ага, мир и дружба, капрал, — проговорил Инглиш и неуверенно зашагал прочь, стараясь не смотреть на Ковача.
Мэннинг придется объясниться.
Он швырнул ей счет за погром.
— Что здесь произошло, Мэннинг? Я не против того, чтобы заплатить, но если ты начала эту заваруху, то могла бы по крайней мере…
Траск, сидевший рядом с Мэннинг, отодвинулся от стола. У него была рассечена губа, подбит глаз, и к тому же его слегка пошатывало. Он неуверенно поднялся.
— Не трогайте ее, ладно, сэр?
— Сядь-ка, Тоби, — сказала Мэннинг и дернула капитана за рукав.
Это уже безобразие. Никакой дисциплины. Вот тебе и «Зебра». Все не так, как надо. Инглиш предпочел сесть.
— Что подумает Сойер, если придет сюда и обнаружит вас с Траком в таком виде? И вообще, с чего все началось? Почему? У меня есть право знать…
— Почему? — Мэннинг посмотрела на него затуманенными глазами. Она сидела, сгорбившись и потирая ребра. — Вы ничего не замечаете, Инглиш. Капитан Инглиш. Даже когда это происходит прямо у вас под носом. Теперь вы спрашиваете, почему. Из-за Бычьего Глаза. Бычий Глаз, приятель, друг, простачок, это проблема, да такая большая, что Флоту с ней не справиться.
— Отнеси-ка ее в кровать, Траск. Это приказ.
Траск послушно поднялся.
— Вам следует выслушать ее, сэр. Они собираются поручить нам одно грязное дело, и, может, вам следует подумать, наша ли это работа… должны ли мы ее выполнять?
— Просто отнеси ее в постель, да и сам ложись спать. Ты следующий на допрос к автомату. — Он не хотел ничего слушать. И все-таки услышал. — Эй, Траск. Кто это «они»?
Траск бережно поднимал Мэннинг со стула.
— Бьюсь об заклад, у нее переломаны ребра. Ее команда, сэр. Сами понимаете, МАП.
— Нет не понимаю. Никто мне ничего не говорил. — Инглиш начинал злиться.
— Ха, мы побывали в заварухе, — пробормотала Мэннинг. У нее была мужская стрижка, колючие манеры и ослиное упрямство. В комнате для допросов она доставила Тоби Инглишу больше неприятностей, чем любой другой офицер разведки. Но если он правильно понял, то она только что пыталась изменить приказ в его пользу. Пусть даже до того, как он получил этот приказ.
— Если кто-нибудь захочет со мной поговорить, Мэннинг, то я еще какое-то время пробуду здесь. Придется прикинуть, как заплатить за все то стекло, что вы перебили.
Она слегка оттолкнула державшего ее Траска и вытащила что-то из-под блузки. Пока Инглиш думал о том, как поступил бы Сойер, если б ему довелось увидеть эту маленькую сценку, она швырнула на стол какую-то карточку.
— За наш счет, капитан. Вы в наших списках, мы вам заплатим… как только начнется операция. — И Мэннинг поморщилась, ее едва не стошнило, и она позволила Траску унести себя.
Инглиш дождался, когда они выйдут из бара, и только потом подобрал пластиковый прямоугольник. Это была кредитная карта на предъявителя, и черт его возьми, если на ней не было малиновой полосы.
Он расплатился кредитной картой за учиненный погром и решил отправиться в постель. Кажется, на «Зебре» последний механик знает о том, что происходит, больше, чем он. Капитан Сто Двадцать Первой и офицер Разведки «Хэйга» Мэннинг, похоже, говорили об одном и том же. Но пока к нему не явится человек с приказом, он, Инглиш, и его «Красная Лошадь» будут мирно отсиживаться на базе, зализывать раны и водить за нос компьютерных болванов. Только так.
Капитан убеждал себя еще минут двадцать после того, как добрался до своей комнаты. Потом раздался звонок. Кто-то пожаловал. Инглиш включил экран. Сойер, да к тому же небритый. Разумеется, капитан просил Сойера заглянуть к нему… Рядом с Сойером стояла Джоанна Мэннинг, она успела привести себя в порядок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики